Восставшие из джихада

Откуда приехал “Хамас” с террористами?

15 января 2009 в 16:59, просмотров: 717

Вчера стало известно, что Иран согласился на перемирие Израиля и “Хамаса” — об этом сообщила со ссылкой на влиятельные источники газета “Аш-Шарк аль-Аусат”, выходящая в Лондоне. А в среду “Хамас” объявил о том, что принял египетский план мирного урегулирования конфликта с Иерусалимом. Похоже, в радикальных исламских кругах наконец поняли, что и на этот раз “сбросить Израиль в море” им не удастся.


“Хамас” — название этой организации вот уже не один десяток лет на слуху у всего мира. И в свете последних событий на Ближнем Востоке все чаще возникает вопрос: кто стоит за этой силой и чего она добивается, спровоцировав Израиль на кровавую бойню в секторе Газа?

Основной пропагандистский посыл Израиля в нынешней войне: “Мы ведем борьбу против “Хамаса”, а не против палестинцев”. Может, так оно и есть. Правда, наряду с боевиками жертвами “Литого свинца” становятся как раз мирные жители Газы. Попытаемся разобраться, что же представляет из себя этот “Хамас”? И почему именно против него обратила свое оружие израильская армия?

Почему именно Газа?

Если посмотреть на карту, видно, что Палестинская автономия разделена на две части. Та, что поменьше, — сектор Газа. Побольше — Западный берег реки Иордан. Между ними широкой полосой пролегает израильская территория. Но летом 2007 года к этому географическому разделению добавился и раскол политический. Газа перешла под контроль “Хамаса”, а Западный берег остался за “Фатхом”. Обе группировки претендуют на право возглавлять палестинцев.

Махмуду Аббасу, лидеру Палестинской автономии, такой раскол сыграл, как ни странно, на руку. До этого возглавляемая им администрация из-за широкого участия членов “Хамаса” в палестинском правительстве оказалась перед лицом международной изоляции. Разрыв же между “Фатхом” и “Хамасом” позволил Аббасу заручиться международной поддержкой (прежде всего со стороны США и Евросоюза), а также возобновить контакты с Израилем.

А сектор Газа остался под контролем исламистов, а соответственно, и под действием санкций и разных эмбарго. Что только усугубило и без того нерадостную картину жизни местного населения. Сектор Газа, ставший очагом возникновения “Хамаса”, гораздо меньше по территории, чем Западный берег. При этом на небольшой территории сконцентрирована масса народа — 3823 чел. на 1 кв. км, причем население сектора растет с большой быстротой. Так что неудивительно, что уровень экономического развития сектора очень низок, в том числе и в сравнении с более развитым Западным берегом. Что еще отличает Газу — здесь Израиль не имеет ни военных баз, ни еврейских поселений (в отличие от Западного берега, где 2/3 территории полностью или частично контролируется Израилем). Вывод Израилем в 2005 г. еврейских поселений из сектора Газа сыграл в пользу имиджа “Хамаса”, приписавшего это успехам насильственных антиизраильских действий, в глазах палестинцев.

Как возник “Хамас”?

Именно сектор Газа стал колыбелью “Исламского движения сопротивления”. По-арабски — “Харакат аль-мукавама аль-исламийя”. Отсюда и сокращение ХАМАС, означающее в переводе также и “рвение, усердие”.

В начале первой интифады, в 1987 году, слепой полупарализованный шейх Ахмед Ясин из палестинского крыла “Братьев-мусульман” создает в Газе “Исламский центр” — благотворительную сеть организаций, спонсировавшихся донорами из стран Персидского залива. Израильские власти зарегистрировали созданную будущим лидером “Хамаса” структуру как некоммерческую религиозную организацию.

Есть мнение, не подтвержденное, но и не опровергнутое: свою роль в становлении “Хамаса” сыграли спецслужбы Израиля. Поначалу группировки радикальных мусульман в среде палестинцев пользовались поддержкой израильских секретных служб, стремившихся ослабить влияние лидера ООП Арафата. С этой целью израильские секретные службы оказывали особую поддержку шейху Ясину. Во всяком случае, на первых порах по отношению к молодому исламистскому движению в Израиле не возникло особого противодействия. Трудно судить, насколько справедливы эти выводы, но определенное благоволение Израиля (на каком-то отрезке времени) по отношению к “Хамасу” вполне укладывается в старый принцип “разделяй и властвуй”.

Так или иначе, “Хамас” возник и проявил себя именно как сила, призванная стать противовесом арафатовскому “Фатху”. Но и Израиль очень скоро осознал, что приобрел вместе с “Хамасом” новую головную боль.

“Хамас” сумел выделиться в массе палестинских группировок и привлек к себе симпатии многих палестинцев, разочарованных в политике коррумпированной, по их мнению, ООП, к тому же неспособной решить палестинский вопрос.

Чтобы понять причины успеха “Хамаса”, надо осознать, что это не только одиозная террористическая группировка. “Хамас” не только подрывал бомбы и запускал ракеты, но создавал для палестинцев больницы, школы, библиотеки. Помножим это на имидж борцов за освобождение Палестины — и получим объяснение популярности “Исламского движения сопротивления” среди населения.

Но за пределами палестинских территорий “Хамас” с начала 1990-х гг. получил известность прежде всего из-за своих антиизраильских атак. По количеству терактов, осуществленных смертниками, “Хамас” входит в тройку мировых лидеров среди террористических групп.

В ответ на теракты израильтяне нанесли серию ударов по верхушке исламистов. Но гибель лидеров “Хамаса” — шейхов Ахмеда Ясина и Ахмеда Рантиси — не привела к ослаблению движения. Более того, “Хамас” сумел пробиться в лидеры палестинской политической арены. После смерти Арафата политическое крыло “Хамаса” приняло участие и выиграло в ряде местных выборов, а в январе 2006 г. “Хамас” одержал неожиданную победу на палестинских парламентских выборах, получив 76 из 132 мест (правящий “Фатх” получил 43 места).

Успех “Хамаса” на выборах оказался для Запада неприятным сюрпризом. До того как были оглашены результаты, Кондолиза Райс разливалась соловьем: “Проведение 25 января свободных и справедливых выборов в Палестинский законодательный совет станет важнейшим шагом в процессе создания мирного и демократического палестинского государства”. Однако после неожиданного успеха “Хамаса” тональность американской администрации сменилась. Успех “Хамаса” на выборах 2006 г. стал сильнейшим ударом по усилиям Вашингтона на приход к власти демократическим путем сил, ориентированных на диалог с Израилем и пользующихся расположением и поддержкой Запада.

Чего хочет “Хамас”?

Центральная идея “Хамас” — ликвидация Государства Израиль и создание исламской республики. “Хамас” не признаёт Израиль — в отличие от ООП — и именует его “сионистским образованием”. Хотя во время избирательной кампании в преддверии парламентских выборов 2006 г. “Хамас” не прибегал к прямым призывам уничтожить Израиль в своих манифестах, в речах ряда кандидатов от “Хамаса” звучало, что хартия организации остается в силе, и звучали призывы “стереть” Израиль с карты. Но некоторые лидеры “Хамаса” из тактических соображений порой выступают с менее категоричными формулировками.

В целом же “Хамас” настроен резко против любого частичного решения “палестинской проблемы” и самого факта существования в Палестине еврейского государства. Отвергается и переговорный процесс в деле продвижения к палестинской независимости: “Нет иного решения палестинского вопроса иначе как путем джихада”.

Трудно сказать, чего больше в “Хамасе” — исламизма или национализма. Скорее, идеология “Хамаса” — это синтез исламских религиозных идеалов и палестинского национализма. Но в любом случае с учетом значения Палестины (в частности Иерусалима) для ислама палестинскому вопросу придается религиозное звучание. Ведь речь идет не просто о возвращении каких-то оккупированных Израилем территорий, а о территориях, имеющих сакральное значение для многомиллионных последователей ислама (не говоря уж о сакральности Святой земли для христиан и иудеев).

К слову, деятели “Хамаса” любят декларировать свою религиозную терпимость. В хартии “Хамаса” сказано: “Под крылом ислама возможно мирное и спокойное сосуществование друг с другом последователей трех религий — ислама, христианства и иудаизма”. А один из политических лидеров движения — Халед Машаль, заявил, что в едином избирательном блоке с “Хамасом” на парламентских выборах участвовали православные христиане. И действительно, на выборах 2006 года “Хамас” поддержал в округе Газа кандидата-христианина.

Что нужно от “Хамаса” Тегерану?

В отличие от ливанского шиитского движения “Хезболла”, созданного при активном участии иранских мулл, с “Хамасом” вопрос зависимости от внешних спонсоров не столь прост. Да, “Хамас” часто обвиняют в том, что он марионетка в руках Ирана и Сирии. На днях в издании The Jerusalem Post появилась информация о том, что Иран пригрозил “Хамасу” свернуть помощь, если тот пойдет на прекращение огня. Но каков реально уровень зависимости “Хамаса” от Тегерана и Дамаска? Безусловно, нельзя отрицать того, что “Хамас” получает поддержку со стороны стран, позиционирующих себя как главные противники Израиля в регионе. Впрочем, поддержка идет не только от них. По данным госдепа США, “Хамас” финансируется Ираном, а также палестинскими эмигрантами, частными фондами Саудовской Аравии и других арабских стран.

После поездки делегации “Хамаса” в Тегеран в октябре 1992 г. Иран начал предоставлять организации финансовые субсидии (ежегодно $30 млн.) и обучать его боевиков в лагерях корпуса стражей исламской революции. Иранская помощь продолжилась и после победы “Хамаса” на выборах. Один из первых визитов главы “хамасовского” кабинета министров Исмаила Хании был нанесен именно в Иран. В 2006 г. возглавляемое “Хамасом” палестинское правительство получило от Ирана финансовую помощь в размере $120 млн.

Но надо иметь в виду, что иранская внешняя политика имеет “шиитское измерение”. Поэтому логична активная поддержка Тегераном “Хезболлы”, представляющей интересы ливанских шиитов. Поддержка же, оказываемая Ираном суннитскому “Хамасу”, вытекает из принципа “враг моего врага (читай Израиля) — мой друг”. Тем более что антиизраильские принципы “Хамаса” и позиции и президента Ахмадинежада совпадают.

Из того же принципа (“враг моего врага...”) проистекает и поддержка “Хамаса” со стороны Сирии. Но “Хамас” — фундаменталистское движение, и это вызывает настороженность у светского режима в Дамаске. А жесткие репрессии сирийского правительства против “Братьев-мусульман” вызвали в начале 80-х крайне резкую реакцию у палестинских исламистов. Вот яркая картинка: в 1983 г. председатель высшего исламского совета Саад ад-Дин аль-Алами, выступая в иерусалимской мечети аль-Акса, провозгласил убийство сирийского президента Хафеза Асада долгом всех мусульман. И еще: вряд ли правоверные сунниты из “Хамаса” испытывают искреннюю симпатию к алавитам, составляющим верхушку сирийской власти и считающимся среди других мусульман едва ли не еретической сектой.

Довольно темен вопрос о связи между “Хамасом” и действующими на глобальном уровне группировками типа “Аль-Каиды”. На первый взгляд где-то совпадают их программные установки, а также террористические методы борьбы. И это позволяет многим ставить “Хамас” и “Аль-Каиду” в один ряд. Масла в огонь подливают выражения поддержки “Хамаса” со стороны лидеров “Аль-Каиды” (в частности, соратник Усамы бен Ладена, Айман аз-Завахири, в разгар войны между “Фатхом” и “Хамасом” летом 2007 г. заявил: “Мы должны поддержать моджахедов “Хамаса”, несмотря на все ошибки его руководства”). Но тот же аз-Завахири незадолго до того критиковал “Хамас” за “капитулянтское” соглашение о формировании палестинского правительства национального единства.

С другой стороны, “Хамас” больше зациклен на палестинских проблемах, не замахиваясь на глобальный джихад, проповедуемый идеологами “Аль-Каиды”. Более того, “Хамас” (может, чисто из прагматических соображений сохранения имиджа) старается всячески дистанцироваться от сети бен Ладена.

Зачем Москва заигрывала с “Хамасом”?

В 2006 году мне приходилось вживую наблюдать приехавших в Москву лидеров “Хамаса”. Особо радужных надежд на реальную пользу от этого визита никто не возлагал, но хамасовцы никоим образом не были похожи на записных злодеев. Наоборот, пришедшие помолиться в Московской соборной мечети Халед Машаль и его соратники выглядели скорее благостно и вполне респектабельно. Тот визит делегации “Хамаса” в Москву в свое время наделал много шума.

Как-никак “Хамас” включен в список террористических организаций и запрещен во многих странах. Россия, как часто случается, пошла другим путем. Пока большинство западных стран выражали недовольство победой “Хамаса” на выборах в Палестинское законодательное собрание, Россия объявила о готовности налаживать контакт с “Хамасом”, мотивируя это тем, что движение пришло к власти путем демократических выборов, а также желанием Москвы работать со всеми структурами, задействованными в налаживании мирной жизни в регионе.

Инициатива Москвы была не столь безнадежна. В конце концов, ООП тоже долго не признавала права Израиля на существование и не чуралась террористической деятельности, но худо-бедно ей все же удалось эволюционировать до участника мирного процесса. Почему было не предположить, что и “Хамас” смягчит свой радикализм?

Приглашение делегации “Хамаса” в Москву было весьма болезненно воспринято в Израиле. При всем при том диалог России с “Хамасом” не нанес серьезного, а уж тем более фатального ущерба отношениям с Израилем.

США, причисляющие “Хамас” к разряду террористических организаций, на инициативы России отреагировали довольно прохладно. Но выразили надежду, что Москва даст ясный сигнал “Хамасу” о необходимости признания Израиля и прекращения насилия. Наибольшую поддержку на Западе политика России в отношении “Хамаса” получила от Франции, высказавшей надежду, что такие контакты “приведут к эволюции позиции “Хамаса” и к прогрессу в ближневосточном регионе”. Но визит хамасовцев в Москву в 2006 г. таких надежд не оправдал. Да никто и не ожидал от него непосредственного эффекта. Хамасовцы вежливо кивали, когда речь заходила о необходимости включения в переговоры, но стояли на своем.

И все-таки контакты России с организацией, напомню, законно победившей на выборах в Палестине, не были такими уж бессмысленными. Возможно, действительно не стоило загонять в угол “Хамас”, и без того попавший в международную изоляцию (что только усиливает степень его радикализма), а хотя бы попытаться превратить его в участника мирного процесса. Что касается практической пользы от контактов Москвы с “Хамасом”, то можно смело утверждать, что они сыграли позитивную роль, например, в деле эвакуации из сектора Газа во время палестинской “гражданской войны” лета 2007 г. находившихся там наших граждан и выходцев из стран СНГ.

А дальше-то что?

“Хамас” так и не воспользовался имевшимся у него шансом перейти в политический мейнстрим из разряда маргиналов. Можно сколько угодно обвинять Израиль во всех смертных грехах. Но факт, что “Хамас” сознательно своими ракетными обстрелами провоцировал Тель-Авив на жесткие и жестокие меры. Эти малоэффективные, но раздражающие удары рано или поздно должны были вызвать ответную реакцию. И вожди “Хамаса” не могли этого не понимать.

Возникает вопрос: зачем все это делалось? Не из одного же фанатизма и ненависти к Израилю. Вполне возможно, что лидеры “Хамаса” рассчитывали, что устроенное израильтянами кровопролитие в секторе Газа станет искрой, которая разожжет огонь новой интифады на всех палестинских территориях. А может, расчет шел еще дальше: знамя этой интифады “Хамас” должен вырвать из рук “соглашателей” из “Фатха”? И тут Махмуду Аббасу не позавидуешь. Ему либо надо становиться на сторону враждебного “Хамаса” — и тогда прощай диалог с Израилем. Либо приобрести стойкую репутацию капитулянта. Но разбираться в причинах нынешнего конфликта можно очень долго — хотя куда важнее разобраться в том, что произойдет дальше. А здесь-то очередной вне зависимости от того, как будут развиваться события: будет Израиль оккупировать Газу или выведет оттуда войска, передаст его под контроль администрации Аббаса или нет, продолжат боевики обстрелы “Кассамами” или вернутся к активной тактике самоубийственных терактов.

Видеоролики уничтожения террористов в Газе, предоставленные “МК” армией обороны Израиля.



    Партнеры