«Скучная кампания, беззубые программы»

Германия готовится к парламентским выборам

21.09.2013 в 10:47, просмотров: 3390

В воскресенье, 22 сентября, в пройдут очередные выборы в немецкий парламент - бундестаг. Значимость их переоценить сложно, ведь от результатов голосования зависит, кто станет канцлером ФРГ — человеком, определяющим политический курс одной из ключевых держав мира. О том, чего ждать от грядущих выборов, «МК» побеседовал с руководителем Центра германских исследований Института Европы РАН Владиславом БЕЛОВЫМ.

«Скучная кампания, беззубые программы»
фото: Александр Астафьев

– Каков расклад политических сил в ФРГ в преддверии выборов?

– За неделю до 22 сентября прошли выборы в земельный парламент Баварии, где победила земельная партия ХСС (Христианско-социальный союз). И в качестве фаворитов мы имеем Христианско-демократический союз (ХДС), который с ХСС выступает единым фронтом. Тем не менее, по моим оценкам, исходя из результатов опросов, вместе они наберут порядка 40%, и, как следствие, будут нуждаться в партнёре по коалиции. Сегодня на эту роль претендует Свободная демократическая партия (СвДП), которая в течение последних лет находилась в состоянии глубокого кризиса, но, начиная с весны, стала показывать неплохие результаты по опросам. Эти данные, впрочем, были в некоторой степени опровергнуты последними земельными выборами в Баварии, где они получили порядка 3%. Но Бавария — особая земля, где процент, полученный СвДП не является мерилом отношения к ним на федеральном уровне.

Поэтому последние дни будут важнейшими для ХДС и ХСС с точки зрения формирования общественного мнения. В Германии специфика такова, что порядка трети из тех, кто готов идти на выборы, решают, за кого отдать голос, в последний момент. И будет решаться судьба коалиции — насколько ХДС, ХСС и СвДП смогут убедить избирателя отдать свой второй голос за конкретного кандидата. Первый голос в Германии отдаётся за партию, а второй — за конкретного человека. Очень часто люди голосуют за одну партию, а выбирают человека, который им просто импонирует — иногда безотносительно политических взглядов кандидата. И сейчас свободные демократы рассчитывают на понимание сторонников ХДС и ХСС, которые первым голосом выберут партию, а вторым — кандидата от СвДП. Если это случится, то мы получим ту же самую коалицию, что и в 2009 году — с несколько иным раскладом по министрам, несколько иным соотношением занимаемых мест в нижней палате парламента (Бундестаге). Я ожидаю, что количество депутатов от СвДП сократится, что позволит ХДС и ХСС более жёстко управлять правительственной коалицией, число протестующих голосов в спорных вопросах будет меньше. Думаю, ХДС и ХСС получат порядка 40%, ещё примерно 5% - СвДП.

Остаётся ещё оппонент правящей коалиции — Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), которая выразила намерение идти на союз с «Зелёными». Они набирают явно меньше 40%. И интрига в том, пройдут ли в Бундестаг свободные демократы. Если нет, то мы имеем второй вариант, весьма вероятный - «большая коалиция» (ХДС, ХСС и СДПГ). Есть спекуляции относительно «красно-зелёной» коалиции — якобы «Зелёные», Левые и СДПГ могли бы объединиться, набрав в целом большее количество голосов. Но я считаю, что практически это едва ли получится.

– Что касается партии «Альтернатива для Германии», для которой нынешние выборы станут первыми — каковы её шансы?

– Эта партия могла бы набрать 5% - у неё есть интересные предложения. И речь не только об идеи выхода Германии из еврозоны; это достаточно комплексная программа, касающаяся вопросов налоговой политики, семьи, образования и т.д.. За этой партией стоит научная общественность, вполне здравомыслящие люди, у неё взвешенный подход.

Есть минимальный шанс на то, что «Альтернатива для Германии» пройдёт в парламент, но это будет не очень хорошо для самой страны. Уже сейчас в Бундестаге, если считать союз ХДС и ХСС как две партии, шестипартийная система. Если там появится ещё одна партия, это дестабилизирует ситуацию, потому что принятие решений по конкретным вопросам будет осложняться. Если, скажем, «Альтернатива для Германии» пройдёт, а у правящей коалиции будет меньше 45%, то оппозиция, чисто теоретически, сможет блокировать её решения. Это будет нездорово — есть вариант политической нестабильности.

Но кто бы ни пришёл к власти после 22 сентября, будут вестись новые переговоры, будут достигаться новые договорённости, о которых мы узнаем в начале ноября. Могу лишь сказать, что сами выборы довольно скучны, программы беззубые, много патернализма, политики обращают много внимания на электорат, стараются ему угодить. При этом ясно, что партии не смогли предложить избирателю некие жёсткие качественные решения, которые позволили бы вступить в диалог с гражданским обществом и показать те направления, по которым немецкая социально-экономическая модель должна быть реформирована.

- Что касается «беззубости» программ — есть ведь та же «Альтернатива для Германии» с призывом выйти из еврозоны...

– Я говорю о тех партиях, которые имеют реальные шансы на прохождение в парламент. Всего же в выборах участвует около 50 партий. И конечно, такие партии как Пиратская, или «Альтернатива для Германии» не рассматриваются в качестве тех, что проходят в парламент.

«Альтернатива для Германии» предусматривает выход ФРГ из еврозоны, модель формирования альтернативного союза, где к странам будут предъявляться жёсткие требования. Это та партия, которая может набрать протестный потенциал. В силу того, что у «Альтернативы для Германии» хороший бэкграунд в лице компетентных специалистов, их протест не огульный, как у Пиратской партии. Отмечу, что в Баварии «Альтернатива для Германии» не участвовала в выборах (в отличие от тех же «Пиратов», набравших менее двух процентов) — чтобы показать себя федеральной партией, прекрасно понимая, что баварцы консервативны и в первую очередь выбирают ХСС.

– В чём секрет успеха Меркель и сохраняющейся к ней симпатии? Ведь не секрет, что существует некоторое недовольство — в частности тем, что в условиях кризиса еврозоны канцлер, возможно, большее внимание обращает не на свою страну, а на Европу в целом.

– Что касается политики Меркель, то это спорный вопрос — где политика её или же министра финансов ФРГ Вольфганга Шойбле. Его действия вызывают нарекания, но это не абсолютное недовольство: люди сомневаются в правильности проводимой политики, указывая на то, что Германия и так несёт достаточно большую нагрузку и, если что-то случится с еврозоной, то соответствующие обязательства ФРГ превратятся в живые деньги. Есть недовольство, вызванное и ситуацией внутри страны: механизмом горизонтального и вертикального выравнивания, когда более богатые регионы — доноры — спонсируют так называемых реципиентов. И в Германии только три из 16 федеральных земель — Бавария, Баден-Вюртемберг и Гессен, - являются донорами. Естественно, эти три региона поставили вопрос перед конституционным судом о необходимости изменения механизма финансового выравнивания, когда три земли кормят «нахлебников».

– Можно ли ожидать каких-либо изменений во внешней и внутренней политике ФРГ после выборов?

– Внешнеполитический аспект, как правило, играет в выборах незначительную роль. Максимум, речь идёт о европейском векторе. В программе ХДС/ХСС отношения с Россией названы добрососедскими. Я полагаю, сохранится поступательное развитие отношений с нашей страной, и жёсткая критика лично президента и ближайшего его окружения. В целом же прорывов ожидать не стоит.

Что касается внутриполитической ситуации, все те «домашние задания», которые прошлая коалиция не выполнила, будут перенесены на новое правительство — неважно, кто в него войдёт. Это пенсионная реформа, налоговая реформа, вялотекущая реформа рынка труда, повышения доли финансирования инновационной сферы — наверное, это основные сферы, в которых новому правительству придётся работать.



Партнеры