C места событий

3 марта 2008 в 13:19, просмотров: 425

Специальный корреспондент «МК» Сергей Тополь 2 марта принял участие в работе избирательной комиссии в должности члена избиркома, заработал 2 тыс. рублей и бесплатное питание. В итоге победили все.   

С ночи в Москве шел мокрый снег. Во дворе школы № 1271 в 5-ом Котельническом переулке негр в новеньком оранжевом комбинезоне с надписью на спине «Гончарная слобода» скребком сгонял липкую снежную кашу с дорожки ведущей к дверям избирательного участка. При ближайшем рассмотрении негр оказался таджиком.  Табличка, висевшая над парадными дверями школы, гласила, что в ней расположен избирательный участок №154 Таганского района.  С усилием, открыв железную дверь, я прошел через рамку металлоискателя, в школьный вестибюль, а затем по коридору, мимо расставленных вдоль стен трех столов в учительскую, члены избирательной участковой комиссии ставили свои подписи на избирательных бюллетенях. Один для выбора президента РФ, другой был предназначен для выборов «депутатов муниципального собрания  внутригородского муниципального образования Таганское в городе Москве».  На три вакантных мандата претендовало по три единоросса и эсера, два коммуниста и два самовыдвиженца. Председатель избирательной комиссии Эдуард Никитин вручил мне печать, с которой и я включился в работу, скрепляя этой печатью подписи членов избиркома. Потенциальных избирателей оказалось 2743 человека. В выборах, как оказалось позже, приняли участие меньше на 40%

    В 7.55 члены избиркома женского пола сели за столы и разложили перед собой прошнурованные альбомы со списками избирателей.  Ровно чрез пять минут пришел первый избиратель - пенсионерка Ирина Андреевна.  На получение бюллетеней у нее ушло три минуты. Еще столько же времени у нее ушло, чтобы подойти к открытой кабинке, где она сделала свой выбор и опустить  бюллетени в урну. Выборы можно было считать состоявшимися.

До 10 утра  проголосовавших можно было сосчитать по пальцам, а затем пенсионеров стало прибывать. Одни молча притягивали свой паспорт и, получив бюллетени, также молча опускали их в урну. Другие, а таких было большинство, заявляли, что они голосовали всегда, и намерены поступать также в дальнейшем, если доживут до очередных выборов.

В 10. 15 отдать свой голос явились два парня, чем очень удивили членов избиркома.  Молодежь так рано не ждали.  Парни объяснили свой гражданский поступок тем, что всю ночь гуляли, и вот теперь расходясь по домам, перед тем как завалится спать, решили проголосовать. Вслед за ними появился старлей с тремя курсантами.  Они направлялись из госпиталя в свое училище во Владимир и по дороге решили проголосовать.  Одному из них, Александру Быкову, накануне исполнилось 18 лет.  Он голосовал первый раз в жизни, за что ему была вручена коробка конфет.  Всего же имеющих право участвовать в выборах впервые в списках значилось 40 человек.  Для них были приготовлены конфеты и блокноты с ручками. Правда к концу голосования половина подарков осталась невостребованной.

    За выборами, расположившись чуть в стороне от урн, молча сидели наблюдатели от кандидатов в муниципальное образование.  Другой работы, кроме как наблюдать, в этот день у них не было.  Что они и констатировали сразу же после подсчета голосов.

    Народ косяком пошел голосовать сразу после полудня. До двух часов дня школьный коридор стал похож на Садовое кольцо в часы пик: избиратели, среди которых молодые лица были редкостью, по какой то неведомой причине становились в очередь к одному из столов,  члены же избиркома у других столов откровенно скучали. Затем людской круговорот переходил к другим столам. После голосования кто-то шел в школьный буфет выпить чая с выпечкой и послушать старые шлягеры, кто-то задерживался у книжного лотка или у прилавка с платками. На улицу под дождь, который сменил снегопад, особенно не торопились.

    За целый день был всего один скандал. Дама не нашла в списках избирателей свою дочь и пошла в атаку на Никитина. Слова, что если дочь придет она сможет проголосовать, дама не слушала, грозясь всеми доступными ей карами.  В итоге она решила испортить свой бюллетень в знак протеста, на что получила ответ, что это ее право.

    Если с выбором президента заминок не было, то с муниципалами все обстояло иначе. Избиратели их просто не знали. Они толпились пред плакатом с их биографиями и гадали, за кого отдать свои голоса.   

Затем наступило затишье, и мужская часть избиркома пошла по домам с портативными избирательными урнами, похожими на канистры.  Всего заявок на голосование дома было получ пенсионеров и больных гриппом.  Большинство пенсионеров хотели, чтобы с ними поговорили.  Не важно о чем. Просто поговорили.  Им было очень одиноко в своих пропахших кошками и мочой квартирах.  Вспоминали о том, что когда-то они были агитаторами и тоже ходили по домам, жаловались на старческие болезни, на врачей, на власть, на соседей, которые стучат, ремонтируя свои квартиры.  Но только не на детей, которые нетерпеливо ждали, когда мы покончим с формальностями и уйдем.  А старики никуда не торопились, расспрашивали о кандидатах. Особенно их интересовали люди, которые выставили свои кандидатуры в районные образования, говорили, что никого из них не знают.  Я поинтересовался у одной старушки, как она выбрала своего районного кандидата, и получил в ответ, что он был единственным кто прислал ей открытку.

    Пьяная компания  вызвал нас к жене хозяина квартиры, хотела сделать ей приятно – чего ей под дождем мокнуть. В итоге все желающие отдать свои голоса дома проголосовали.  В 18.00 прием таких заявок был прекращен.  

    Но были и бойцы.  Глухой полковник в отставке Абрам Островский, родившийся в 1910 году в городе Улан-Удэ Монгольской АССР (так в паспорте), штурманом бомбардировщика дальней авиации, ростом не более полутора метров, ловко снующий по квартире на ходунках, добился, чтобы к нему пришли за полчаса до окончания выборов. Вначале он матерно обругал врачей, которые изуродовали ему ноги, а затем решительно поставил галочку за Зюганова.

К 18.00 количество проголосовавших составило  50%. «Мало», - посетовал, не представившись, представитель префектуры. «Еще не вечер», - ответил Никитин. И как в воду глядел. Сразу за этим последовала новая волна избирателей средних лет, разбавленная молодежью. Молодые голосовали со смешками.  Из их слов было понятно кто победит - об этом еще два месяца назад было известно.

Последней проголосовавшей тоже оказалась пенсионерка.  Она пришла на избирательный участок за пять минут до его закрытия. Как только время, отпущенное на голосования истекло, участок закрыли, милиционеры охраны ушли и с нами, остались только наблюдатели и участковый милиционер.

Вначале посчитали и отрезали «уголки» с печатью у неиспользованных бюллетеней. Затем приступили к подсчету голосов. И только потом перешли к содержимому стационарных урн. Всего поучилось 1874 действительных бюллетеней, при 110 недействительных.  Большинство из них были испорчены крестообразным перечеркиванием, встречались матерные и слова.

В итоге результаты голосования на нашем участке оказались в процентном состоянии близки к результатам по всей стране: Богданов – 24 голоса,  Жириновский- 101, Зюганов – 401, Медведев -1402. При 56 испорченных бюллетенях, два из которых поданных за Зюганова были помечены свастикой.

Если с кандидатами в президенты справились достаточно быстро, то с подсчетами голосов претендующих на районный уровень власти пришлось повозиться. Но, в итоге, за две минуты до полуночи все закончилось. Наблюдатели молча ушли домой, Никитин доложил начальству о выполненной работе и стал собираться в Центризбирком, что бы отвезти туда упакованные и опечатанные бюллетени и альбомы.  Перед тем, как уйти домой, я расписался еще в одной ведомости. За 14 часов проведенных в избирательной комиссии мне заплатили 2 тыс. рублей. И еще три раза покормили: завтраком, обедом и ужином.  Чай и кофе без ограничений.

Скучные выборы окончились с ожидаемым результатом.

Выступление главы ЦИК:

Путин поздравил Медведева с победой: 






Партнеры