Из-за "крымских" санкций российские физики намекают правительству на эмиграцию

В Сибири набирает обороты грандиозный конфликт между российской властью и учеными

25 апреля 2014 в 20:32, просмотров: 7999

Новосибирские физики начали зарабатывать миллиарды на престижных заказах от американцев и немцев — и теперь грозят правительству эмиграцией.

Из-за
Установка NSLS-II. Фото: ngs.ru

Новосибирский Институт ядерной физики им. Будкера (ИЯФ) объявил о том, что сумел успешно закрыть важнейший зарубежный контракт в своей истории: поставить и запустить ускоритель для знаменитой Брукхейвенской лаборатории в США, пишет сибирское издание НГС.НОВОСТИ.

По мнению знатоков, ИЯФ остался единственным в России производителем научной техники мирового класса. До сих пор самым престижным контрактом института была поставка оборудования для Большого адронного коллайдера, позволившего в итоге доказать существование знаменитого бозона Хиггса. Соавторами открытия бозона в 2013 году официально стали пятеро новосибирских физиков. Однако работу на американцев по строительству источника синхротронного излучения NSLS-II (National Synchrotron Light Source II) в институте объявили едва ли не более престижной.

Конкурс на строительство ускорителя для синхротрона в Брукхейвенской национальной лаборатории под Нью-Йорком американское Министерство энергетики объявило в 2010 году. Новосибирский институт — единственный в России способный выполнять такие заказы. NSLS-II обошелся американскому налогоплательщику в 902 млн долларов, из них новосибирский контракт составил 14 млн. Однако свой вклад в ИЯФ называют принципиальным: ученые привезли, установили и настроили «под ключ» основу коллайдера — ускоритель-накопитель электронов. Частицы, выпущенные новосибирским ускорителем с гигантской энергией (3 млрд электрон-вольт), запускают в кольцо коллайдера, фокусируют магнитами и обстреливают материал, который нужно исследовать.

Сам коллайдер станет чем-то вроде гигантского 800-метрового микроскопа: с его помощью будут исследовать структуру сложных белков, что позволит многократно ускорить создание новых лекарств, и высокотемпературную сверхпроводимость на уровне отдельных атомов, что должно изменить весь транспорт и электроэнергетику на планете. Он же позволит создать наноматериалы, копирующие самоорганизацию живых тканей, и использовать солнечный свет как элемент чистой водородной энергетики, обещают в Брукхейвене.

Но все было хорошо, пока из-за украинского кризиса в дела Брукхейвена и Новосибирска вмешались Москва и Вашингтон. «В начале апреля в лабораторию пришло письмо из Министерства энергетики США о том, что въезд российских ученых на территорию запрещен», — рассказал научный сотрудник ИЯФ Павел Чеблаков.

Софт для защиты американской установки ценой почти в миллиард долларов на месте отлаживали двое российских ученых, успевших прибыть раньше письма. Впрочем, уже в середине месяца американское правительство передумало и подняло железный занавес обратно. Работы к тому времени были завершены. 

Теперь ИЯФ работает еще на два крупнейших международных проекта. Первый — это сразу несколько коллайдеров, объединенных проектом FAIR в немецком Дармштадте. Смысл установки (стоимостью 2 млрд долларов и размером около 5 км в диаметре) можно описать как создание звезды в лаборатории — т.е. изучение вещества в условиях чудовищной плотности и температуры. Строят установку сразу 10 стран. «От нас хотят ускоритель с периметром под двести метров «под ключ». Россия выделила на этот международный проект 180 млн евро, и с нашей помощью эти деньги возвращаются сюда же», — заметил замдиректора ИЯФ.

Второй проект известен как XFEL (European x-ray free electron laser) — лазерная рентгеновская установка длиной 3,4 км и ценой 850 млн евро, которую строят на деньги 12 государств под Гамбургом. Рентгеновский лазер, способный издавать самые яркие вспышки на Земле (с частотой 30 тыс. вспышек в секунду) позволит, к примеру, снимать трехмерное «документальное кино» о химических реакциях с разрешением на уровне отдельных атомов.

На этом контракте институт заработает больше 20 млн евро. «Мы поставляем туда криогенное и вакуумное оборудование и источники питания. Завершение контрактов планируется на 2017 год», — рассказал начальник научно-конструкторского отдела ИЯФ Сергей Шиянков.

Параллельно институт уже больше десяти лет активно продает за рубеж «простые» промышленные ускорители электронов (по цене от 300 тыс. до 1 млн долларов), которые используют для дезинфекции, в химической промышленности и тому подобном.

Однако активная продажа ускорителей в Китай закончилась тем, что китайцы их полностью скопировали и теперь продают сами, вздыхает Левичев: «Они буквально списали наш ускоритель, и теперь заявляют, что это и есть знаменитый ускоритель знаменитого ИЯФ, но дешевле».

Единственное, что так и не удалось институту, — это получить деньги от собственного правительства на собственную мега-установку: 800-метровый коллайдер под институтом, который будет называться «Супер Чарм-тау фабрика», и станет заниматься, например, природой антивещества.

Дать на него денег президент России Владимир Путин обещал еще в 2011 году. В 2012 году деньги обещало выделить уже российское правительство — но только на условиях софинансирования с иностранцами. Потом в 2013 году к теме снова вернулся Владимир Путин, напомнив, что именно такие установки «позволяют добиваться качественных прорывов» в науке. «Подвижек, к сожалению, нет. Решение о реализации проектов мегаустановок так и не принято, от нас продолжают запрашивать документы», — сетует в 2014 году ученый секретарь института.

Замдиректора ИЯФ зачитал журналистам обращение к правительству. «У нас есть все, чтобы сделать большой ускорительный проект в России. И если наши ребята, которые натренировались на зарубежных проектах, увидят, что здесь ничего нет, они непроизвольно диффундируют в том направлении, где проекты такие делаются», — констатировал ученый.



Партнеры