Фашизм проник в сознание через вегетарианский обед

Ученые проанализировали жизнь обычных берлинских семей в период национал-социализма

9 февраля 2016 в 17:49, просмотров: 3294

Необычное исследование процесса насаждения фашистской идеологии в умы и образ жизни простых немцев провела историк, специалист кафедры новой и новейшей истории МГУ им. Ломоносова Татьяна Тимофеева: бывших безработных трудоустраивали, женщин возвращали в семью... И все эти перемены связывали с приходом нового национал-социалистического режима. В своей работе ученый опиралась на архивные материалы и воспоминания жителей Берлина 30-40-х годов.

Фашизм проник в сознание через вегетарианский обед
фото: morguefile.com

«Они жили обычной жизнью», - отмечает историк, которая при помощи документов и многочисленных интервью у очевидцев предвоенных событий, собрала статистические данные и реконструировала повседневный быт средних слоев и интеллигенции.

Буржуазная семья в Германии в те годы была патриархальна и совершенно аполитична. Отцы придерживались умеренно консервативных взглядов, мать жила в основном домашними интересами.

Все держалось на авторитете отца, которого украшали такие качества как дисциплинированность и требовательность, а в семьях интеллигенции образованность, начитанность и любовь к искусствам. Глубокая религиозность в такой семье была редкостью.

Острейшей проблемой 30-х годов ХХ века в Германии была массовая безработица. Поэтому тот факт, что отец, глава семьи смог получить работу, расценивался людьми, как перемена к лучшему. А пропаганда в умах берлинцев умело связывала это с приходом к власти НСДАП и лично Гитлера. О цене и средствах, которыми нацисты достигли этого успеха… массы людей даже не задумывались.

Работающих женщин, напротив, призывали отказаться от деловой и производственной активности и вернутся в семью При этом уход женщины в мещанский мир чисто личных, семейных интересов не поощрялся. Нацистам нужна была «сознательная жена и мать, убежденная сторонница режима». Так же национал-социалисты весьма активно пытались решить накопившиеся демографические проблемы, проводя в жизнь комплексную программу рождаемости включавшую в себя: единовременные детские пособия и помощь молодым матерям.

Но наряду с материальными мерами поощрительного характера, национал-социалисты приняли целый ряд жестких указов и распоряжений расово-биологического характера.

Многие берлинцы приспособились к национал-социализму, сделали карьеру, нашли «свое место» в жизни. В этом случае человек считал себя “нормальным”, а свою жизнь «состоявшейся».

Однако, все это сопровождалось тотальным вмешательством в частную жизнь. Спецификой Берлина было наличие самых разнообразных обществ и объединений, членства в которых было трудно избежать. Нацизм воздвиг в абсолютный приоритет расово-политическое воспитание и военизированный характер всех форм молодежной активности. Дети как можно раньше должны были быть вырваны из-под опеки семьи и воспитаны в общественных организациях.

Вторжение идеологии не обошло стороной даже семейный рацион. В одно из воскресений каждого месяца немцам полагалась на обед вместо традиционного жаркого вегетарианская похлебка, а сэкономленные деньги следовало опускать в специальную копилку как подтверждение общенациональной бережливости.

По задумке нацистов, в каждом доме должен был висеть портрет фюрера, но эта идея потерпела фиаско. В немецкую гостиную “национальная революция” пробраться не смогла, а портрет Гитлера лишь в редких случаях «украшал» кабинет главы семьи.

Семьи пытались сохранить традиционную систему ценностей, но под влиянием пропаганды, испытывая чувство страха и материальную зависимость, были интегрированы в национал-социализм. «Нацизм воспользовался их пассивностью, и ожиданиями перемен к лучшему для них самих и для Германии. Незаметно он трансформировал семейные отношения, заставил молчаливо соучаствовать в государственной политике и акциях, цели которых они разделяли не всегда», - считают историки.

В 1944 г. с открытием Второго фронта во Франции все меньше людей верили в конечную победу рейха, апатия овладевала берлинцами.

Но несмотря на недовольство и страх, уровень лояльности у населения к власти оставался высоким вплоть до самого конца войны.



Партнеры