“Миры” установят рекорд мира

Для его регистрации на Байкал прибыл редактор Книги рекордов Гиннеса.

28 июля 2008 в 16:20, просмотров: 1081

Научный подводный флот России продолжает исследовать дно Байкала. Несмотря на дождь, ветер и волну высотой до 1,5 метра, ученые успешно провели технические погружения. Два глубоководных аппарата “Мир” опускались на небольшие глубины, гидронавты проводили заборы байкальской воды.

На 29 июля запланировано рекордное погружение мини–подлодок в озеро. Предполагается, что “Миры” достигнут самой глубокой точки Сибирского моря. Для регистрации нового достижения в порт Турка прибыл главный редактор Книги рекордов России.

Как аппараты и гидронавты готовятся к уникальному погружению, узнал спецкор “МК”.

На теплоходе подплываем к барже, которая на время экспедиции стала для ученых плавучей лабораторией. На гигантской платформе — 64 метра в длину и 13 в ширину — вырос целый научный городок. Вагончики, собранные из специальных модулей, приспособили под каюты, лаборатории, механические мастерские и камбуз.

Для переноски “Миров” на воду на барже установили 100–тонный гидравлический кран. Чтобы платформа была более устойчива, на нее погрузили чугунные чушки.

“Миры”, ранее работавшие только в морях и океанах, успешно прошли проверку в пресной воде. Для увеличения плавучести аппаратов на их корпусах установили панели из легкого и прочного материала — синтактика.

— Не вздумайте написать, что “Мир” — это батискаф, — говорит инженер–гидротехник Алексей Фиронов. — Наши глубоководные аппараты — это автономные миниатюрные подлодки, которые могут зависать на любой глубине, а также двигаться в любом направлении.

Забираемся в чрево субмарины. “Мир”, как космический корабль, весь напичкан приборами. Кроме двух компьютеров, на его борту установлены многочисленные датчики, которые фиксируют условия водной среды, а также устройства для отбора и хранения проб воды, каменного материала, донных осадков и живых организмов.

Для сбора образцов на глубоководном аппарате установлены “руки”-манипуляторы.

— Озерных жителей собираем специальным всасывающим устройством и помещаем в контейнер, — объясняет шеф–пилот “Мира” Анатолий Сагалевич.

* * *

Провожать экипажи в рейс будет руководитель экспедиции, член-корреспондент РАН Артур Чилингаров.

Уже известно, что “Мир-1” будет пилотировать профессор-океанолог Анатолий Сагалевич. С ним на дно Байкала в качестве наблюдателей отправятся глава попечительского совета Фонда содействия сохранению озера Михаил Слипенчук и президент Республики Бурятия Вячеслав Наговицын.

“Миром–2” будет управлять опытнейший гидронавт Евгений Черняев. В состав второго экипажа войдут парламентарий Владимир Груздев и директор Байкальского института природопользования Арнольд Тулохонов.

Руководитель проекта Артур Чилингаров в рекордном погружении участвовать не будет. Спуститься на дно Байкала он планирует 2 августа, тем самым отметив годовщину своего легендарного погружения на дно Северного Ледовитого океана в точке географического полюса.

Для шеф-пилотов “Миров” эта экспедиция на Байкал не первая по счету. В 1977 и 1991 годах они уже рулили в здешних водах на глубоководных аппаратах “Пайсис”. Тогда гидронавты, бывало, шли на глубину как в гигантском лифте, двигаясь вдоль абсолютно вертикальной скалистой стены, которая уходила вниз более чем на километр.

Спрашиваем у наблюдателей — новичков в глубоководном погружении: захватят ли они с собой на дно иконки и другие обереги?

— Главное, чтобы крест был в душе, — считает кандидат географических наук Михаил Слипенчук.

А президент Бурятии говорит, смеясь, что, готовясь к погружению, начал делать по утрам зарядку.

В рейс гидронавты захватят с собой контейнеры с питанием. “Тормозок” соберет для экипажа бессменный повар научно–исследовательского судна “Академик Келдыш” Николай Трущенков, который приехал вместе с “Мирами” из Калининграда. В сухой паек войдут чай, минеральная вода, сок, бутерброды, пачка печенья и шоколад.

— Гидронавтам приходится работать в замкнутом пространстве. Главное требование к питанию: не брать на погружение продукты с резким запахом, например копченую колбасу или апельсины, — объясняет шеф-повар. — Не включаем мы в паек и острую пищу, вызывающую жажду.

— А красное вино? Оно ведь положено подводникам.

— Во время погружения действует “сухой закон”.

Захватят с собой на глубину гидронавты и теплую одежду. Капсула по соображениям экономии электроэнергии не обогревается. А температура внутри сферы может упасть на дне до 10—12 градусов.

Экипировку экипажам подготовит инженер Лидия Бирюкова, которую гидронавты называют “нашей мамкой”.

— Каждому члену экипажа собираю сумку, куда кладу утепленный комбинезон, шерстяные носки, два полотенца и бумажные салфетки.

Во время погружения внутри сферы скапливается конденсат, пол бывает сырой. Чтобы носки не промокали, гидронавтам требуется захватить с собой на борт тапочки. Но в “Мирах” учитывается каждый грамм. И чаще всего члены экипажа одевают на ноги полиэтиленовые пакеты.

Прежде чем подняться по приставной лесенке в глубоководный аппарат, гидронавты снимают обувь. “Мир” они считают своим домом.

Как только экипаж окажется внутри сферы, матрос палубной команды тщательно задраит люк. Пилот в свою очередь откроет вентиль кислородного баллона, включит вентиляторы системы очистки воздуха. Судовой кран подхватит 18–тонный аппарат и плавно опустит его за борт. К плавающей на воде красно–белой “рыбке” подплывет резиновая лодка. Матрос в гидрокостюме отцепит трос.

— Экипаж включит насосы высокого давления, будет слышен шум воды, поступающей в танки — балластные цистерны.

Лица гидронавтов в иллюминаторы мы вряд ли увидим, самое большое из окошек “Мира” всего–то 20 см в диаметре.

Совсем скоро экипаж окажется на глубине, куда не проникает свет, и включит прожекторы. На экране бортового компьютера будут показаны: температура воды, глубина, электропроводность, содержание кислорода, скорость и направление течений…

Инженеры с большой неохотой говорят о максимальном сроке, который экипаж может провести под водой. Выясняется, что формально срок автономности составляет четверо суток. Полностью заряженные аккумуляторы могут обеспечить аппарату 24 часа интенсивной работы. Бортовых запасов кислорода и гидроокиси лития, поглощающей углекислоту, хватит на 30 часов. Плюс в каждом из “Миров” есть трехсуточный аварийный запас, но его использовать, к счастью, еще не приходилось.

Если “Миру” потребуется экстренное всплытие, гидронавты могут сбросить аварийный балласт, который состоит из никелевой дроби. Пилот Евгений Черняев припоминает: такое было однажды из–за резкого ухудшения погоды.

Точка глубоководного погружения “Миров” определена эхолотом. Учитывая, что средняя скорость каждого из аппаратов около 30 метров в минуту, рекордное погружение продлится около 3—4 часов.

В дальнейшем в рамках научной программы экспедиции намечено исследовать грязевые вулканы “Маленький”, “Большой”, “К-2”, “Санкт-Петербург”, Баргузинский и Чивыркуйский проливы, Кукуйский каньон, дельту реки Селенга, Обручевский сброс в районе острова Ольхон.



Партнеры