Посвящение Женщине

Григорий ОКЛЕНДСКИЙ

8 марта 2016 в 13:19, просмотров: 1661

Родился и вырос в Белоруссии . Студенческие годы – в Ижевске, лучшие – в Новосибирском Академгородке: стажировка в НГУ, аспирантура и защита диссертации в Сибирском отделении АН. Многие годы занимался научной работой в области автоматизацией научных исследований, а также разработкой информационных систем здравоохранения. Более 20 лет живет на краю земли - в Окленде, Новая Зеландия, где работа в области информационных технологий сочетается с любовью к поэзии и путешествиям. Автор 2-х поэтических книг, публикаций в «Поэтограде», в журнале "Гостиная" и других изданиях. Член Союза писателей XXI века. Финалист 7-го Всемирного поэтического фестиваля «Эмигрантская Лира» в Бельгии, 2015г.

Посвящение Женщине

Вдвоём

 

Как хорошо! И мы с тобой вдвоём,
И в унисон – не думаем, но дышим.
Такая химия! Понять её умом
Не суждено. Она дана нам свыше.

Как хорошо молчать с тобой вдвоём,
Вдыхая запах нежности и тела.
Не совпадаем в малом. Но в большом
Мы неразлучны: половинки - в целом!

Как хорошо! Любовью полон дом.
Луна глядит – бесстыжая, живая.
Соперница! Нам трепетно втроём.
Ты только не ревнуй к ней, дорогая!
...
Кто скажет мне: «Иллюзии, мой друг...
Наивно! Так по жизни не бывает!»
Я соглашусь. И размыкая круг –

Наивное желанье загадаю.

Посвящение Женщине

Женщина моя роскошна и умна,

Взглядом одарит изысканным, вельможным.
Жаль, по пустякам волнуется она.
Жаль, что я порой натягиваю вожжи...
Женщина моя – хрустальное стекло.
Бьется так нелепо и осколков много.
Соберу их в горсть - знаю волшебство!

Сотворю опять царевну-недотрогу.
Женщина моя, как стая голубей,
Рвущихся из клетки на свободу – в небо!
Отворю окошко – улетай скорей!
К вечеру вернись! Накорми обедом!

Женщина моя – наивная страна,
Ранена душа зазубринками детства.
Нет, не остановит на скаку коня!..
Сердцем отогреет, очарует сердцем.
И зажжёт подсвечник в тысячу свечей –
Таинство огня очищает душу.
Пламя замирает, и в игре теней
Тают все слова – только губы слушай.
Женщину мою на танец приглашу.
В музыке кружа падают одежды.
Голосом своим её приворожу,
Сладкою волной накрывает нежность.

Время бесконечность подарило нам.
Лунный свет прилег на краешек подушки.
Женщина летит навстречу облакам,
Бездыханным криком обнажая душу.

 

 

 

Моим одноклассницам

 

Жизнь конечна... А память всесильна.
И хранит, всё что прожито мной...
Я иду меж изломанных линий
По тенистой аллее домой...

Птице юности ночью раздольно!
Мне пора возвращаться к корням.
Мысли стайкой летают привольно,
Предрассветным вторя голосам.

Как внезапно волнуется память,
Выкликая из прошлого нас!
И владеют тобою упрямо
Её руки, и голос, и страсть...

Первый танец с девчонкой из класса,
Первый робкий впотьмах поцелуй,
Первый трепет касания ласковый,
Тихий шёпот – «Не трожь, обалдуй...»

Мы ещё неумело целуемся,
Мы невинны... но жаждем вины.
И стыдливо краснея, волнуемся
Неизбежностью новизны.
 
Мы не знаем ещё, что получится.
Ну, чуть-чуть, только в общих чертах...
И мне юная женщина чудится
Нежно спящей на сильных руках...
 

И зачем только птицы вспорхнули?

 

И зачем только птицы вспорхнули? -
Растревожив меня наяву...
И прощальные сделав фигуры,
Растянули свой клин в тетиву.
Где та женщина, что вспоминает
Постаревшие наши сады?
Как девчонкой стыдилась, нагая,
Сумасшедшей своей наготы...
Может видит меня сквозь дремоту,
Как губами касаясь груди,
Я вхожу, обезумевший, в воду?
А второй раз уже не войти...
И зачем только вечер спустился,
Лёг усталою тенью на снег?
И зачем существуют границы
В наш сумбурный неласковый век?

Чтоб ударившись оземь, как птица,
Возвратившись к началу начал,
Дописать этой быль-небылицы
Финал...
Чтоб летали по сцене страницы,
И безмолвный, всевидящий зал
Эту пьесу, которой не сбыться,
Доиграл...

 

Нежность

 

Я тебя провожаю взглядом
И встречаю - глаза в глаза...
Губы - пахнущие помадой,

Не целованные... Нельзя!

Прядь волос непослушных вьётся
И упрямо стремится ввысь!

А какое высокое солнце!
Ты зажмурилась... Улыбнись!
Я тебя угощаю вишней –
Ты губами берёшь с руки.
Мы в обнимку сидим на крыше
И воркуем, как голубки.
 

Утро лета. Рассвет. Палатка...
Гладь озёрная. Тишина.
На груди моей дремлешь сладко

И бормочешь слова… слова…
Удивлённую, взяв на руки,

Похищаю тебя у сна...
Что там шепчут твои уста?
В этот час замирают звуки.
Обнажённую, взяв на руки,
В даль лесную тебя несу.
Мы ныряем с тобой в росу.
Нам ещё далеко до разлуки...

 

Не грешите без меня!..

 

Не грешите без меня!
Не грешите. Я приеду!
Да! По завтрашнему снегу!
Если выпадет вчера...
Прямо из небытия,
Я возникну – Ваш избранник –
Белоснежным утром ранним...
И дыханье затая,
Я открою Вашу дверь
Без ключа, без стука – взглядом.
На колени встану рядом.
Отведу злой рок потерь.

Я открою Вам – себя...
Сердца искреннюю нежность,
Где ещё живёт надежда
Не обманываться зря.
Я открою Вам себя...
За упрямостью строптивой
Вы по-прежнему ранимы
И боитесь, как огня,
Боли – Вам не причиню
Легкомысленным признаньем...
Но мой дух, мятежный, тайный,
Покорит Вас... Де-жа-вю!?

 

 

 

 

Я люблю молодую Луну...

 

Я люблю молодую Луну,

что висит за окном полумесяцем.

На свидание к ней я приду

по непрочной веревочной лестнице...
Притягательна и нага,
недоступна, желанна, бесстыжа!
Не могу устоять на ногах,
трезвый голос рассудка не слышу.
Убежать с молодою Луной!
И прожить по-другому остаток,
и оставить долги за спиной,
и нарушить вселенский порядок!
Окунуться в искрящийся снег,
взявшись за руки, громко смеяться,
пополам делить радость и хлеб,
восхитительный утренний свет –
и уже никогда не расстаться
ни с мечтою, ни с прошлым, ни с чем...
Всё носить в той котомке заплечной.
Ты ни разу не спросишь - «Зачем?»,
Ангел мой в этом мире не вечном...
Я любви не истратил запас,
и, как в юности, сильный и нежный...
Так позволь мне единственный раз
стать твоею судьбой неизбежной?
 

Этот сон не нарушил никто –
он иссяк, прохудился, растаял.
Лунный свет в параллельном кино,

где когда-то тебя я оставил.
Ну, а завтра, опять как вчера -
просыпаться с будильником в восемь.
Рядом спит дорогая жена.
На дворе - не последняя осень...
А на небе - неясный овал
той Луны, что была полумесяцем.
Та, кого я так долго искал,

растворилась ... и шторки завесила.

 

Такая знакомая притча

 

Вот малыш и синица...

                        Как дети, беспечно милы.
И воркуют вдвоём,

                        и не чувствуют утренней стужи.
Плавно время течёт,

                        разбиваясь о гребень волны.
Повзрослеют они,

                        но не станут женою и мужем...

Что случилось потом,

                        не расскажешь в коротких словах...
Он уехал, её –

                        соблазнил легкомысленный ветер.
Говорят, не одна,

                        не витает давно в облаках.
А гнездо не свила.

                        И уже не мечтает.

Не верьте!

***

 

Грустная, тонкая, с лёгким изломом,
Словно сошла ты с картин Модильяни.
Кто-то чужой, но до боли знакомый,
Грубым резцом твою душу изранил.

Скоро рассвет. Ты ещё не старуха.
Осенью краски нежней у природы.
Годы идут... И по-прежнему глухо
Сердце стучит. Ждёт у моря погоды.

 

Эротический этюд

 

Уменье посмеяться над собой,
Приправив «блюдо» юмором и смаком,
Сравнил бы я с гусарскою отвагой –
Когда ты и повеса, и герой.

В года седые, зрелые года
Живём лукаво, пишем иронично...
Висит на каждой строчке эротично
По яблочку – от Евы из ребра...
Но коль бесёнка запустил в ребро,
Стремись к победам – пойман ты с поличным!
Торчит за каждой строчкой эротичной
Желание – не спрячешь под сукно!..
И тут же вспоминаешь, что поэт,
И похотью нисколько не смущённый,
Ваяешь соблазнительный сонет
И в ушки даришь даме посвящённой!
А взгляд её пленителен и смел,
Она сдаётся... Впрочем, неприступна...
Но вся дрожит истомою преступной,
И открывает вечный свой предел...
Танцуют тени смелые балет...
Нагая плоть, лишённая притворства,
Вздымается, роняя лунный свет
На бархат страсти, искренней и ложной...

И снова – приглашенье на банкет...
Роскошных женщин согреваешь славой,
Их лепестков дурманящий букет
Вдыхаешь... и срываешь покрывало!
 



Партнеры