Русалочка, дочь ехидны

Мать попыталась утопить дочь в луже, а потом заработать на девочке денег

14 сентября 2010 в 15:14, просмотров: 7425

На исторической родине Украине ее называли Русалочкой. В доме родителей величают Принцессой. И не в шутку: отец — граф, представитель старинного итальянского рода. Мать в девочке души не чает. Но история эта — совсем не сказочная. Потому что есть еще женщина, которая сначала пыталась убить свою новорожденную дочь-русалочку, а потом намеревалась вытрясти с людей, удочеривших ее выжившего ребенка, немалую сумму…

Русалочка, дочь ехидны
Крестный отец Марины — милиционер Иван Калинич.

Если бы не коза…


Необыкновенные похождения Русалочки из украинского города Сумы начались 29 октября 1999 года… В тот день неподалеку от реки Псёл мальчишки гоняли мяч. Старушка, кое-как доковыляв до юных футболистов, попросила их на минуту отвлечься: коза, которую она пасла, только что нашла в луже непонятный сверток — и ни за что не хотела от него отойти. Попросила помочь — посмотреть, что там.


В свертке из тоненького вафельного полотенца шумная ватага с ужасом обнаружила младенца, не подававшего признаков жизни. Побежали к ближайшему СМУ и с проходной вызвали милицию. К месту находки дежурный по РОВД послал первого попавшегося на глаза — замкомвзвода милиции по охране судей и прокуроров Ивана Калинича. Поскольку сверток явно пролежал в воде не один час, милиционер передал по рации: “Ребенок мертв…”. И услышал новую вводную: “Быстро вези в областную больницу. Приказ замначальника УМВД…”.


Дежурный врач в областной детской больнице впоследствии диву давался: “Работаю 32 года, но такого еще не видывал. Пролежала лицом в ледяной воде — не захлебнулась и не померла. Пуповина не завязана — кровью не истекла!..”


Генерал Валерий Петухов, служивший в должности начальника управления министерства внутренних дел Украины в Сумской области, скомандовал: чудом спасенного от голодной и холодной смерти младенца считать, так сказать, “дочерью полка”. До той поры, пока ребенок не будет передан в надежные руки.


Удочерить малышку был готов прежде всего доставший ее из холодной лужи милиционер Калинич. Увы, квартира, где он проживал с супругой и тремя детьми, была мала, а жилплощадь для четвертого ребенка обещать никто не мог…


Параллельно милиция разыскивала женщину, пытавшуюся столь жестоким способом избавиться от родной кровиночки. Две последующие недели замначальника управления угрозыска Леонид Мокренко провел в “бессонном режиме”. Поиски увенчались успехом. Гражданка Романова (здесь и дальше некоторые фамилии изменены. — Авт.), забеременевшая от заезжего киевлянина и брошенная оным тотчас же после того, как необдуманно “порадовала” любимого известием о “подлете аиста”, была вычислена довольно быстро.


— Когда я вошла в кабинет к коллеге и увидела эту даму, сомнения в том, что именно она — мама ребеночка, моментально улетучились, — вспоминает тогдашний руководитель центра общественных связей УМВД Светлана Павловская. — Уж очень похожа на нее наша Русалочка…


Выяснилось: жительница поселка Низы, до последнего дня надеявшаяся на возвращение “блудного” возлюбленного, приехала вместе с пятилетним сыном к тетке в Сумы якобы с намерением родить в нормальных условиях. Сама же пошагала в сторону… кладбища, спустилась от него к реке, в густом кустарнике родила ребенка на глазах у сына (!), завернула в полотенце, бросила в лужу и оставила умирать в одиночку.


Во время допросов женщина вела себя неадекватно. Узнав о том, что ребенок все-таки остался в живых, демонстративно отказалась от предложения съездить в детскую больницу, чтобы на него взглянуть…


Местный суд приговорил даму к полутора годам лишения свободы с годовой отсрочкой исполнения наказания. Иными словами, условно. От сидения в тюрьме продавщицу ночного магазина спасло наличие двоих несовершеннолетних детей (кстати, нормально ухоженных, одетых и обутых).


Из речки — в графини


А у Русалочки началась новая жизнь. Три с половиной месяца малышка находилась в отделении патологии новорожденных на Веретеновке. Каждую неделю в больницу приезжала очередная группа сотрудников милиции с подарками — то из госавтоинспекции, то из госслужбы охраны, то из отдела борьбы с экономической преступностью. “Дочь полка” навещали также сотрудники из отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и отдела по борьбе с оргпреступностью.


— Представьте, никого из офицеров не надо было заставлять, — говорит Светлана Павловская. — Все навещали больницу сугубо по доброй воле. Привозили для девочки и еще для пятерых деток-отказничков из ее бокса игрушки, соски, пинетки, марлю, памперсы. Отремонтировали за счет управления МВД отделение патологии, организовали питание… На Новый год в лечебное учреждение доставили елку, украсили ее игрушками. А когда малышку переводили в дом малютки, ОБЭП купил коляску.


Перед наступлением 2000 года ребенка решили окрестить. Прямо в детской больнице. Обратились к тогдашнему владыке Владимиру, и тот благословил на проведение таинства отца Георгия.

Предложение назвать милое дитя Козеттой (не столько по аналогии с “Отверженными”, сколько памятуя о животном, которое сыграло в ее спасении едва ли не решающую роль) не прошло. Милиционеры народ суровый, занятой. Даже до “профильных” Донцовой с Марининой руки не доходят, не то что до Виктора Гюго. При крещении, впрочем, девочку таки нарекли Мариной. Не из-за псевдонима “звезды детективной литературы”, а учитывая ее в некотором роде “морское” происхождение. Фамилию намеревались дать — Прокофьева, потому как нашли невдалеке от Прокофьевского моста через Псёл. Однако в итоге остановились на варианте Найдененко.


И вот настал момент, когда крестные родители — Светлана Павловская и Иван Калинич — познакомились с людьми, которым государство Украина доверило дальнейшее воспитание Мариночки. Семья Русалочке досталась хорошая: приемная мама — уроженка города Сумы. Приемный отец — представитель старинного дворянского рода, босс одной крупной итальянской строительной компании. Девочке он передал свой графский титул. Мариночка вряд ли пока понимает смысл своего посвящения в новое сословие. Тем не менее ведет себя словно урожденная аристократка. Разговаривает не только по-итальянски, а еще и по-немецки, по-английски и по-испански. Гувернантки, сызмальства прикрепленные к ней, научили ребенка благородным манерам.


 — Дай Бог моей крестнице доброго здоровья и долгой-долгой жизни. Она это заслужила… — вздыхает крестная мама Светлана Павловская.


Заплатите за то, что не убила


Казалось бы, чего вздыхать. Судьба оказалась благосклонна к Русалочке. И вот тут “на сцене” появляется мать-злодейка. Каким-то образом информация о счастливой жизни дочери стала известна биологической матери Марины.


— Мы в общем-то и не прятали девочку от местных журналистов, — поясняет Светлана Владимировна. — Если уж делали полезное дело — почему бы не совместить его с приятным?


К тому же Марина почти каждый год приезжала в Сумы, где жили родители ее приемной матери. Благополучие новой семьи, видно, было кукушке поперек горла.


Елена Романова, выждав некоторое время после окончания условного срока, попыталась… получить компенсацию в размере $150 тыс. С милицией женщина судиться не решилась. Основной удар, по наущению адвокатов, адресовался семье итальянского строительного магната. Дескать, толстосум и его супруга, имея представительства компании не только в Сумской, но и в других областях, банально “купили” руководство дома малютки, а еще докторов, оформлявших документацию перед удочерением Марины Найдененко. “Нехорошие люди”-де воспользовались беспомощным состоянием матери-одиночки, не подсказали бедняжке, что требуется согласие гражданки Романовой на удочерение ее ребенка посторонними людьми.


Женщина, по-видимому, рассчитывала на то, что об истории 10-летней давности в Сумах подзабыли. А люди, поддержавшие Марину в 1999 и 2000 годах, давно не служат в местной милиции. Документальные же доказательства вроде видеокассет сторона ответчика представлять не захочет, по крайней мере до совершеннолетия девочки.


Личный состав аппарата управления МВД в Сумской области за эти годы в самом деле серьезно трансформировался. Генерал Петухов уже давно служит в Крыму, до недавнего времени возглавлял главное управление МВД Украины в городе-герое Севастополе. Светлана Павловская тоже ушла на повышение: руководит пресс-службой внутренних войск Украины. Иван Калинич и вовсе уволился из органов. Батюшка, совершавший таинство крещения Мариночки, — столичный житель тоже не первый год…


Суд тем не менее несостоявшейся убийце собственной дочери отказал. Более того, представлявшая украинскую Фемиду судья Валентина Павлова пообещала в случае повторной попытки Романовой извлечь материальную выгоду из собственного же преступления изыскать возможность для помещения ее за решетку. Не условного. Настоящего. И на длительный срок.


Такая вот сказка наоборот: о злой матери и доброй мачехе.



    Партнеры