Дениса Хохрякова обманули, чтобы вернуть в Россию

Сирота заявил “МК”, что детский омбудсмен Павел Астахов предлагал ему лишь на время покинуть Доминиканскую Республику, а теперь про него забыл

16 ноября 2010 в 14:44, просмотров: 34258

В начале осени под фанфары и фотовспышки из Доминиканской Республики “спасли” очередного нашего ребенка, 12-летнего Дениса Хохрякова. “МК” решил навестить мальчика и выяснить, как он себя чувствует на исторической родине.

Дениса Хохрякова обманули, чтобы вернуть в Россию
Павел Астахов и Денис Хохряков (слева)

— Плохо... — Денис с трудом подбирает русские слова. — Павел (Астахов. — “МК”) обещал, что я только съезжу, посмотрю, понравится мне в России или нет. Мне здесь не нравится, а он теперь про меня и забыл...

Напомним, “МК” первым написал о том, что шесть лет назад Дениса Хохрякова из Волгоградской области усыновила и вывезла за границу семья наркодилеров. Вскоре мальчик оказался им не нужен, и его... продали. Более десяти раз ребенок оказывался в разных семьях и приютах. Его приемных родителей еще в 2005 году осудили на родине, а про мальчика забыли. После нашей публикации о Денисе узнала российская общественность, и детский омбудсмен Павел Астахов лично слетал за мальчиком в Доминиканскую Республику.

Справка МК Между тем

Другой печально известный ребенок-путешественник, Артем Савельев, которого весной этого года приемная американская мать отправила “авиапочтой” обратно в Россию, 1 сентября пошел в первый класс.

Мальчик живет сейчас в детском доме, и в семью пока сам не торопится. Ему нравится, что он заводила в своем классе, и вообще местная знаменитость. Кстати, специалисты не наблюдают тех сложностей характера, о которых сообщала Торри Хансен, когда возвращала ребенка в Россию. Педагоги отмечают, что у него нет никакого отставания в развитии, Артем очень шустрый, активный и сообразительный. То есть нормальный здоровый мальчишка.

В США дело, возбужденное против приемной матери, пока как-то спускается на тормозах, — ее до сих пор даже не лишили родительских прав в отношении Артема. Также затягивается и подписание двустороннего договора между США и Россией.

— Американцы совсем выхолостили его содержание, — говорит Павел Астахов. — И предлагают к тому же подписать его не в форме договора, а в форме соглашения. Но тогда он перестанет быть обязательным к исполнению в каждом штате Америки.

В России ребенка поместили в один из лучших приютов, где есть все, что детской душе угодно: бассейн, живой уголок с птичками и черепахами, спортзал и пр. Вроде все замечательно, но Денису, кажется, ничто не в радость.

— Люди здесь, конечно, хорошие, — застенчиво говорит худенький невысокий подросток в бело-красной олимпийской куртке. — Но погода, природа — ужас! А фрукты? Разве ваши фрукты можно есть? К этому я не привыкну никогда. И эта учеба...

С собой в Россию Денис привез доминиканский аттестат за второй класс, но наши педагоги говорят, что он не знает даже программы первого. Поэтому сейчас мальчик занимается с учителями индивидуально и с самых азов. Но учиться ему не по душе, потому сперва уроки шли всего по 5 минут. Теперь, правда, они длятся уже 25 минут.

— Тебе не нравится учиться? — спрашиваю медленно, едва ли не по слогам, чтобы мальчик меня понял.

— Я плохо по-русски понимаю, — Денис смущенно отворачивается, прячется чуть ли не за дверью. Он с тоской смотрит в низко нависшее пасмурное небо, на чахлые березки вдали и говорит:

— И моего нового друга отсюда забрали, который один говорил со мной по-испански... Ну почему Павел не звонит, не говорит, когда мы обратно поедем?

Сам Павел Астахов утверждает, что про Дениса не забыл — вот в октябре с днем рождения поздравлял. И вообще в курсе всех событий: с мальчиком все в порядке, два дня назад он хоть как-то начал заниматься.

— Мы на первое время специально поселили испаноговорящего мальчика в семью Дениса (дети в этом приюте живут в семьях по 5—6 человек с одной “мамой”-воспитательницей. — “МК”), — рассказывает Астахов. — А как только Денис немного адаптировался, мальчика убрали, чтобы он лучше привыкал к русской речи.

...Девочки из “семьи” торопят Дениса: мол, в бассейн опоздаем. Денис вздыхает: “Разве это вода?!” — но спешит вслед за ними.

— Мы стараемся сделать все, чтобы Денису было здесь хорошо, — говорит руководитель приюта Сергей Альбертов. — Но мы даже не имеем права держать его долго у себя. По закону, когда он подрастет, то должен будет вернуться в свою деревню, откуда его когда-то изъяли, — у него там жилплощадь.

Смотрите фоторепортаж по теме: Денису Хохрякову в России не нравится
11 фото

Конечно, мальчика могли бы усыновить, но пока в приют не поступало никаких заявок от желающих усыновить Дениса.

— 12 лет — это очень сложный возраст, когда уже сами дети не хотят в семью, — продолжает Сергей Георгиевич. — Да и берут детей в основном до 6 лет. Сейчас у нас есть одна 13-летняя девочка, которую хотят взять в семью, но нам ее приходится уговаривать, чтобы она хотя бы сходила в гости. Вот и с Денисом мы эту тему пока не поднимаем — желающих стать родителями для него пока нет. Так что впереди его ждет давно забытая деревня в российской глубинке. Мы звонили туда, а там вообще уже всё пришло в запустение, разве что пять бабушек осталось. И как Дениса туда отправить? Астахов сначала обещал, что поможет мальчику с квартирой в столице, но что-то он пока молчит...

Детский омбудсмен говорит, что не стоит торопить события. Первые полгода Денис должен проходить адаптацию в России, а потом его кандидатуру внесут в федеральный банк данных по детям, а вообще к нему лично уже обратились 3—4 семьи, которые хотели бы усыновить маленького странника.



    Партнеры