Из Истры возгорится пламя

Сбербанк перекраивает Россию под “маленькую Германию”?

13 сентября 2011 в 19:38, просмотров: 6185

В Истринском районе Подмосковья полным ходом идет строительство корпоративного университета Сбербанка России. Все бы хорошо, но строится он на земле сельхозназначения, где можно ставить только дачи, и в водоохранной зоне реки Истры, источника питьевой воды Москвы, где строительство запрещено в принципе.

Для жителей всех окрестных деревень река, небольшое поле перед ней и несколько холмов были и местом отдыха, и исторической святыней: именно здесь во многих войнах проходила линия фронта и остались братские могилы. Но отстоять землю в последней войне — со Сбербанком — людям не удалось, и теперь здесь будет огромный университетский комплекс и элитный поселок “Маленькая Германия”. В деревнях говорят: “Лучше бы сохранили большую Россию”.

Из Истры возгорится пламя
фото: Алина Фадеева

Происходящее сейчас в Истринском районе очень напоминает часть знаменитого фильма «Аватар» — вот ту, где земляне наносят удар по священному дереву нави, и все племя сначала с каким-то животным ужасом смотрит на развороченный дом, не веря, что такое вообще может быть, а потом разбредается, глотая слезы и постанывая от боли. Жители деревень Обушковского сельского округа теперь намного больше сопереживают героям фильма, так как оказались практически в той же ситуации. У них недавно отняли, конечно, не священное дерево, но речку Истру, пляж около деревни Аносино, поле и холмы, которые охранялись кроме всего прочего законодательством РФ. Теперь многие боятся приходить на это место, где раньше, по словам художников и поэтов, «жила русская душа», а теперь экскаваторы разворотили все вплоть до берегов реки.

Что здесь будет — жители узнали не сразу. Первоначально в местной газете опубликовали разрешение на строительство и план небольшого коттеджного поселка. Но потом на огороженную территорию зачем-то нагнали огромное количество техники, в том числе гигантский кран. В деревне не смогли понять, зачем нужен кран «выше леса» для строительства дачных коттеджей и забеспокоились. «Тогда кто-то из мужиков пошел да и выкрал настоящий план из бытовки рабочих, — рассказывает жительница Аносина Елена Матиек. — И по выкраденному плану оказалось, что кроме дачного поселка на протяжении 23 га вдоль берега построят трехэтажные капитальные строения: корпуса для студентов и преподавателей, клуб, теннисные корты: целый университетский корпоративный городок Сбербанка России. Официально жителям сообщили об этом только несколько недель назад на публичных слушаниях по переводу земли, где ведется стройка. Территория, на которой уже несколько месяцев рыли котлованы и заливал и фундаменты, а потом начали класть и канализацию, все еще находится в категории сельхозназначения под дачное строительство». На публичных слушаниях участок предложили включить в состав деревни Аносино, сделав его «землей населенных пунктов» и таким образом полностью узаконив стройку. Возмущенные жители единогласно высказались против. «Но вы знаете — наши местные чиновники посоветовали принять эту стройку как неизбежное зло, с которым невозможно бороться, а можно только смириться. И еще нам сказали, что тут никто никого ни о чем не спрашивает — а только ставит в известность», — говорит Елена Матиек.

Здесь нужно отметить, что этот случай не из тех, про которые некоторые журналисты говорят: «Жители категорически против вырубки леса — как же, они ж там всю жизнь грибы собирали!» Строительство задевает не только жителей соседних деревень, но и всех москвичей: в стометровой зоне от Истры вообще ничего строить нельзя, так как река является источником питьевой воды Москвы, и ее прибрежная территория охраняется законом. Забор подрядчика госбанка между тем занимает большую часть этой охраняемой зоны, а у берега остается только узкая полоска в 20–50 метров. Ясно, что вода в маленькой речке, рядом с которой поселится огромный университет, уже не будет прозрачной.

«Пришел родной Сбербанк и оккупировал территорию»

Истра, очень узкая родниковая и холодная, в этих местах окружена четырьмя холмами и тянется параллельно деревне Аносино, которая также стоит на одном из холмов. «Раньше все деревни ходили к реке по своим холмам: спускаемся по тропинке, перебегаем поле, и вот мы на берегу. Холмы лесистые, и тропинки мы всегда убирали, чистили от сухостоя и мусора, так что лес вокруг прямо звенел», — рассказывает Елена Матиек. Летом сюда съезжались со всех уголков района, устраивали заплывы, играли в волейбол, гоняли на великах. Еще у местных много больших собак типа леонбергеров. Вот эти огромные леонбергеры раньше скакали тут по полям и холмам, как те еще кони, только уши от счастья разлетались. А зимой на побережье была накатана лыжня, и на холме, который назывался Паны, работал бугельный подъемник, так что деревня поднаторела в горных лыжах. Кроме катаний на Панах происходило еще много разных событий, славных и героических. В 1612 году, например, здесь остановили поляков — отсюда и пошло название холма, в 1812—м — разбили французов, а в Великую Отечественную выбивали немцев. В деревне даже жива пока жительница, чья мама хоронила здесь советских солдат. Паны были прежде всего памятью, таким курганом славы, пусть и под собственным забором. Земля помнила всех защитников, и мемориал здесь не поставили только по случайности. Ах да, деревенские говорят: хотели, да чиновники не разрешили. Вот эти Паны сейчас экскаватором срыли подрядчики Сбербанка России. Полностью. «Вы понимаете, у нас только одна ассоциация, — дрожащим голосом говорят люди. — Поляков отбили, французов отбили, немцев отбили, а теперь пришел родной Сбербанк и оккупировал территорию». «С людьми совершенно не считаются, — говорит Людмила Дейнеко, жительница соседней деревни. — У нас ведь тут живут очень интеллигентные, достойные люди — академики, кандидаты, лауреаты Оксфордской премии, художники. И ветераны, которые за эту землю воевали, — почему у них не спросили, как ей распорядиться?»

Что было... фото: Алина Фадеева

На Панах снимали фильм «Берегись автомобиля», так что прекрасный вид с холма остался на пленке. Тут же писал стихи Тютчев. К Людмиле Дейнеко, модельеру и поэту, которая живет на другом берегу Истры, часто приезжали в гости творческие люди, художники, поэты и композиторы, которые все отправлялись на Паны. «Поэты, которые бывали у меня в гостях, говорили, что здесь, в истинно русских просторах, раскрывается русская душа, и призывали нас беречь эту землю», — рассказывает Людмила. Здесь жители устраивали художественные постановки, отмечали с детьми народные праздники — Ивана Купалу и Масленицу, водили хороводы. «На праздники меня вдохновляла сама земля — я шила костюмы, приглашала знакомых музыкантов из Гнесинки, и мы делали здесь красивые музыкальные праздники. Теперь мне, честно говоря, не до костюмов — пишу письма президенту и премьеру с просьбой прекратить это безобразие. Это действительно безобразие — потому что наша земля потеряла всякий образ», — говорит Людмила.

А еще реку Истру здесь называют Иорданом. Так повелось с середины XVII века, когда патриарх Никон построил в этих местах Новоиерусалимский монастырь, а в окрестностях воссоздал образ Святой Земли — «Русские Палестины». Близлежащие окрестности монастыря получили палестинские наименования, в том числе и Истра, одна из чистейших рек Подмосковья.

Что стало... фото: Илья Скляр

Вместо природы — экоуниверситет

Местные вспоминают, что на застраиваемый сейчас лакомый участок у реки — Аносинский пляж — всегда претендовали строители, однако Мосводоканал защищал землю, предостерегая главу района от выдачи разрешений на строительство. Когда 30 га — практически весь пляж и все поле между деревней и рекой — огородили забором, у местных просто перехватило дыхание. Но переговорщики на публичных слушаниях уговаривали народ «не переживать, потому что здесь будет такая красота, вы и представить не можете». Проект института для Сбербанка разрабатывал голландский архитектор Эрик ван Эгераат. По замыслу автора, кампус будет включать в себя залы и конференции, общежития для сотрудников из регионов, бар, клубное помещение, спортивные залы, жилье для преподавателей, теннисные корты и т.д. Все помещения, кроме домов преподавателей, будут соединены крытой колоннадой с климат-контролем, а крыши — озеленены. Местные качают головами: «Господи, это просто какой-то Кафка». «Нет, это же действительно просто кафкианское безумие: строить гигантский университет на берегу чистейшей реки, на заливных лугах! Зачем людям учиться на берегу реки, скажите мне? Больше негде?!» — не может найти ответа местный житель Илья Скляр. «Это как в том анекдоте: город нужно строить в деревне, там воздух чище», — мрачно шутят деревенские и обозначают цель строительства: «Всем ясно, что это будет: не корпоративный университет, а корпоративный бордель. Здесь ведь будут проходить выездные семинары для сотрудников. По-другому — тусовочные мероприятия». «А еще тут будет элитный поселок прямо рядом с университетом — называется „Маленькая Германия“, все дома будут с какими-то парусами на крышах», — рассказывает Елена Матиек. Местные сетуют, что это издевательство, потому что здесь в Великую Отечественную проходила линия фронта — до сих пор мины находят. И еще говорят: «Да зачем нам эта „Маленькая Германия“ в сердце России?..»

Местным по замыслу строителей все-таки оставят пляж — вернее, тот кусочек, что от него остался. Ходить на него предлагается, огибая забор стройки, а потом и университета, спускаясь по двум огромным и очень крутым лестницам, которые построили на склонах холмов. «Вы бы видели, сколько мам с колясками стояло тут этим летом, и с какой тоской они смотрели на этот забор и эти отвесные лестницы — единственные подходы к реке. Пляж опустел, летом здесь мылись в основном рабочие.

Но уступка в виде узкой прибрежной полосы людям не нужна. Роспотребнадзор еще в 2006 году согласовал для этого участка проведение канализации со стоком очищенных вод в реку. Канализацию для университетского городка и правда уже закопали. И сливать ясно куда будут. Уже сейчас сточные воды со стройки сбрасывают в маленькую Истру, бетонируют родники, так что некоторые из ручьев уже превратились в грязевые потоки. Жители уверены, что полоска пляжа, милостиво оставленная застройщиками, скоро никому не понадобится, так как река погибнет.

А пока Истра представляет опасность и для самих строителей: она находится в зоне влияния Истринского водохранилища и принимает воду, которую в половодье спускают с гидроузлов. По данным Мосводоканала, в 1998 году, например, уровень воды в этом месте поднялся на 4–5 метров, и площадь затопления составила 200 куб. м/c. Жители окрестных деревень помнят, как вода «доходила до леса» на одном из холмов и полностью затопила поле, где сейчас строится университет госбанка. Местным такие разливы никогда не мешали: все жилые дома стоят здесь, как и лес, на холмах.

Больше негде было?

Агенты компаний, которые занимаются продажей недвижимости, не смогли оценить консолидированные земельные активы ОАО «Сбербанк России». «Участков очень много, но они разбросаны, а продавать их предпочитают почти всегда через собственные структуры», — говорит директор департамента индустриальной недвижимости и земли компании Knight Frank Вячеслав Холопов. Однако из открытых источников известно, что участок на Истре — не единственный и далеко не последний, где можно было бы построить университет без ярких ассоциаций с Францем Кафкой. Например, первоначально банк рассматривал участок на территории совхоза «Коммунарка»; планировалось также перестроить под университет дом отдыха в Поречье Одинцовского района, принадлежащий банку. Истринскую же землю Сбербанк купил у компании «Инком». Выбрали участок скорее всего из-за удобной инфраструктуры (близость к Новорижскому шоссе и Москве), а также коммуникаций, расположенных совсем рядом — в деревне Аносино, к которой и надеются присоединить «университетские» земли. При этом голландский проект, который выбрал госбанк для строительства университета, отличается экологичностью и современным подходом к строительству. И, наверное, если бы страна, где реализуется проект, называлась как-то по-другому, за него можно было бы только порадоваться. Но в России под эко-университет уничтожается охранная зона источника питьевой воды Москвы и исторические памятники.

Митинги и суды

Деревенские жители, среди которых, как отмечалось выше, интеллигентные и обеспеченные люди, говорят, что сделают все, чтобы остановить стройку. Эту мысль мне несколько раз повторяли разные люди. «Мы не надеемся, что Сбербанк нам тут все заровняет, как было, и посадит газон», — говорит Виктор Сапрыкин. Но бороться, чтобы чувствовать себя нормальными людьми, они будут. В частности, жители обратились в суд. На сельхозземлях нельзя строить, и Сбербанк, по их мнению, ведет незаконные работы, имея на руках разрешение только на строительство дачных домов. Это «МК» подтвердили и в администрации Истринского района. «По строительству на участке, о котором вы говорите, разрешительной документации на проведение строительных или каких-либо других работ администрацией района не выдавалось, — рассказала пресс-секретарь администрации Алина Вочкова. — По имеющейся информации, сейчас ведутся работы по благоустройству и отсыпке дороги к участку». «МК» обратился с официальным запросом к Сбербанку, однако оперативно предоставить комментарий там не смогли.

Но даже если землю переведут задним числом — нельзя строить в водоохранной зоне Истры. И тут ее уже никак не переименовать. Первое заседание по существу пройдет уже в конце сентября. Но строительство идет ударными темпами даже ночью. Сейчас деревенские собираются пикетировать отделения Сбербанка и митинговать в центре. «МК» будет следить за развитием событий.




Партнеры