Будущее старой Москвы решили пересмотреть

Сносом домов в центре займется новая структура мэрии

10 октября 2011 в 19:41, просмотров: 1442

Скоро будет наново определена судьба многих домов в центре Москвы. Комиссия по вопросам осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны памятников начнет свою работу с рассмотрения 209 разрешений на снос исторических зданий, которые были выданы прежней горадминистрацией. Глава Москомнаследия Александр Кибовский рассказал “МК”, что уже просмотрел часть документов и не обнаружил в них ничего страшного. “Не все решения были необоснованны”, — считает чиновник.

Будущее старой Москвы решили пересмотреть
фото: Михаил Ковалев

Структура, которую возглавил глава стройкомплекса Марат Хуснуллин, является правоприемницей комиссии по вопросам сохранения зданий в исторически сложившихся районах города, более известной как «комиссия по сносам». Разница между официальным и «народным» названиями объясняется тем, что за 15 лет с благословения этой комиссии в центре столицы было снесено 3342 объекта. «Это колоссальный объем. По сути, она занималась уничтожением исторической части города», — посетовал на недавнем заседании городского правительства Сергей Собянин. Деятельность «сносной» комиссии была остановлена сразу после прихода к власти нового градоначальника, а в июле 2011-го горадминистрация отменила действие всех выданных ею разрешений на снос исторической застройки.

Теперь их будет заново рассматривать новая комиссия, которая, как обещают чиновники, планирует заниматься не масштабными сносами, а в первую очередь благоустройством. «Приоритеты Москвы изменились. Мы хотим сохранить центр, развивать туризм, — поясняет Марат Хуснуллин. — Поэтому сноса 3–4 тысяч зданий я, конечно, не допущу. Этого не будет. Но и брошенных домов в центре Москвы тоже не будет». Хуснуллин собирается провести инвентаризацию вновь выявленных памятников (напомним, что в списке Архнадзора их более 2 тыс.): «Все ценное приведем в порядок. Все остальное будем реконструировать в существующих объемах без увеличения площадей». Он говорит, что уже проводил подобную работу в Казани, где 30 ветхих домов оказались памятниками лишь на том основании, что в них когда-то останавливался Максим Горький. «Нужно четко определить, что является памятником, а что нет. Если это достойный памятник, то его надо реставрировать. Но если это памятник только из-за того, что там революционер какой-то останавливался и при этом это руины или барак с туалетом во дворе, тогда возникают вопросы», — конкретизирует свою позицию глава стройкомплекса.

В свою очередь Александр Кибовский рассказал «МК», что уже просмотрел документы по некоторым из 209 разрешений на снос, выданных старым составом «сносной» комиссии, и установил, что «не все они были необоснованными». «Там есть самострои, гаражи, типовые пятиэтажки и даже какие-то сараи, никакого отношения к объектам культурного наследия не имеющие. Каждый случай будет разбираться отдельно, чтобы мы могли принять максимально взвешенное решение», — пообещал Кибовский.

Кроме того, властям предстоит разобраться с брошенными зданиями, которых, по оценкам Москомнаследия, в центре города насчитывается более 240. В решении комиссии должно быть записано, за чей счет планируется привести в порядок и содержать сохраняемое здание. «Сейчас только город является заложником правовых имущественных ситуаций, которые общественникам неинтересны. Они покричали и разошлись, а мы вынуждены думать, что делать с рассыпающимся на глазах сооружением, которое даже не является городской собственностью», — сетует Кибовский.

Справка МК Между тем

В Москве завершена инвентаризация монументальных памятников. По словам Александра Кибовского, таковых в столице 688, 163 имеют статус памятника истории и культуры. Все памятники расписаны по префектурам, которые отвечают за их состояние.

Но теперь защитникам старой Москвы не удастся уйти от ответственности. В комиссию включены 6 представителей общественности, которые должны разбавить сплоченные ряды московских чиновников. Решать судьбу исторического наследия мэрия пригласила писателя-москвоведа и постоянного автора «МК» Льва Колодного, координатора «Архнадзора» Константина Михайлова, президента Союза архитекторов России (САР) Андрея Бокова, ректора Московского архитектурного института (МАрхИ) Дмитрия Швидковского, заместителя председателя комиссии Общественной палаты РФ по сохранению и развитию отечественной культуры Галину Маланичеву и ее коллегу Василия Бычкова. «Не все из тех, с кем мы вели переговоры, в итоге согласились войти в комиссию. Одно дело митинговать на улицах и совсем другое — принимать решения и нести за них ответственность», — говорит Александр Кибовский. По его словам, участники подбирались по профессиональным качествам: «Мелькание на экране и хорошо поставленный голос не являются критериями».

Кроме сноса новоиспеченная комиссия, которую в противовес предшественнице предлагается называть «комиссией по сохранению», сможет устанавливать границы памятника, достопримечательного места и зон охраны объектов культурного наследия, принимать решения о постановке на учет вновь выявленных памятников регионального значения и утверждать градостроительные регламенты на исторические кварталы. Ее заседания не будут открытыми для прессы, но и брать с общественных деятелей подписку «о неразглашении» чиновники тоже не планируют. «Результаты нашей работы в обязательном порядке будут доводиться до СМИ и москвичей», — пообещал Кибовский.

В состав комиссии заслуженно вошел и «наш человек» — обозреватель «Московского комсомольца» Лев Колодный. Мы поинтересовались у Льва Ефимовича, как он видит работу в ней.

— Моя задача — охранять памятники, но не такие, как, скажем, бензоколонка у храма Христа Спасителя. Я ее памятником не считаю. Потом я бы хотел точно узнать, сколько домов было снесено за время работы прошлой комиссии. Сейчас говорят, что их было свыше 3000. Но на старых улицах, таких как Арбат, домов не больше 50. Делим 3000 на 50 — получается, что в старой Москве исчезло около 60 улиц? Не может такого быть, это было бы заметно. Я хочу установить число снесенных домов точно, чтобы не было спекуляций. Еще одно. Существует мнение, что памятник можно только реставрировать, но не реконструировать. Но, исходя из этой точки зрения, мы не смогли бы сделать Большой театр таким, какой он стал сейчас. Я считаю, что и новая крыша Гостиного Двора, и подземные сооружения под храмом Христа Спасителя — это правильные решения. Почему в центре разрушаются многие дома? Потому что собственникам не разрешают внести даже малейшие изменения. Это положение вещей надо пересматривать, в том числе и на уровне законодательства.



Партнеры