Дедушка старый, ему все равно?

У пожилого москвича отняли 11-летнего внука

12 октября 2011 в 19:35, просмотров: 15651

У 11-летнего Димы Сенюшкина нет никого, кроме деда. А с недавних пор он лишился и его. Нет, дедушка, слава Богу, жив-здоров. Просто органы опеки Черемушкинского района Москвы изъяли у 79-летнего деда мальчика и поместили его в приют. Чиновники посчитали возраст дедушки достаточным основанием для того, чтобы отказать ему в праве опеки над внуком.

Дедушка старый, ему все равно?

Причем формально, по закону, опека права. По возрасту (79 лет) и по состоянию здоровья (III группа инвалидности) Борис Павлович Сенюшкин не может быть опекуном 11-летнего ребенка. Раньше официальным опекуном Димы была его 71-летняя бабушка, супруга Бориса Павловича. Увы, этим летом она умерла. Других родных у мальчика нет: его отец умер два года назад, а мать вскоре после этого пропала без вести. Диму воспитывали бабушка с дедушкой.

За время после смерти жены Сенюшкин оформил временную опеку и собрал документы для оформления постоянной. Но комиссия опекунского совета была непреклонна — отказать! 20-го сентября мальчика поместили в детскую больницу, а через неделю — в приют.

Борис Павлович рассказывает, что воспитывал внука с самого рождения. Родители Димы, увы, страдали характерным российским заболеванием — пристрастием к спиртному.

— Так что уход за младенцем взяли на себя мы с женой. Я ходил на молочную кухню, кормил его, водил в поликлинику, гулял с коляской. Когда он пошел в школу, то три первых класса оканчивал с грамотой, на одни «пятерки».

Дедушка водил внука в бассейн, занимался с ним английским, математикой и другими предметами. То, что дедушка всю жизнь занимался Димой, подтверждают соседи и родители одноклассников мальчика. Так, мама Диминого одноклассника Елена рассказывает:

— За все время, что наши дети учатся в одной школе, Борис Павлович ни разу не пропустил ни одного родительского собрания.

Сейчас Сенюшкин занимается тем, что без конца ходит из одной инстанции в другую. Дошел до прокурора, который сказал, что, кроме суда, никто уже не сможет дать ему опекунство. Это же подтвердил и Денис Ульянов, ведущий юрист Общества защиты прав потребителей: «Если опека не дала опекунство, его дает суд по обычному гражданскому иску».

— Дела наши плохи, — дрожащим голосом говорит Борис Павлович. — Димка в приюте сейчас. У него слезки на глазах и у меня, он мне говорит: «Крепись, дед, они нас никогда не разлучат, мы же с тобой родные».

У Димы был реальный шанс не попасть в детдом, а остаться с родственниками. Кроме Димы у Бориса Павловича есть еще одна внучка — 23-летняя Катя. Но и тут вмешались сердобольные сотрудники опеки. Они отговорили девушку брать на себя обузу.

— С ней долго беседовали, запугивали, — сокрушается дедушка, — говорили, что она с ребенком никогда замуж не выйдет, что поставит крест на своей свободной жизни.

Доводы чиновниц подействовали, и Катя оставила деда одного бороться за Диму.

— Я готов и от пособия отказаться, буду на пенсию его тянуть.

Диму ждет перевод в детский дом, но Борис Павлович будет продолжать бороться за внука, пока сил хватит.



Партнеры