Заcуженные работники культуры

За нежелание брать на работу “мертвых душ” двух педагогов делают уголовниками

19 октября 2011 в 17:47, просмотров: 9471

В августе 2011 года межрайонный следственный отдел следственного управления СК РФ по Владимирской области направил в суд громкое дело. Разоблачили банду расхитителей бюджетных средств. Дело обещает быть громким.

Заcуженные работники культуры
фото: Сергей Иванов

Фигурантами дела — знакомьтесь — оказались два педагога, что говорит о том, как изменилось лицо российской преступности. В былые времена урку всегда можно было узнать по портрету. Теперь все стало гораздо хуже. Ну как ты распознаешь в заслуженном работнике культуры РФ матерого преступника? Никак. На то они и деятели культуры, чтобы маскироваться. Небось знают приемчики.

Так вот, жила-была Татьяна Викторовна Шаблий. Отец Татьяны, Виктор Селиверстович Смирнов, восемнадцать лет возглавлял стеклозавод им. Ф.Дзержинского в городе Гусь-Хрустальном. Смирнова в городе знали и уважали.

Татьяна закончила Владимирский пединститут и с 1972 года работала в детской школе искусств города Гусь-Хрустального. В феврале 1994 г. стала директором этой школы.

Школа Татьяне Викторовне досталась не в лучшем состоянии. Ей пришлось поднимать из руин, которыми по сей день украшены наши провинциальные города, два больших здания. В концертном здании школы своими руками пришлось перетягивать четыреста кресел. Наивный директор, начитавшийся книг Макаренко о том, как правильно жить, сама хваталась за любую работу. Собственно, в СССР о таких смешных людях было написано немало книг. Как они горели в своих кабинетах, классах, у мартенов, на полях, на стройках. И как их за это потом благодарили: доводили до инфарктов, делали инвалидами и позорили на весь белый свет. Уцелевшие упорно продолжали жить по-своему. Работали как проклятые и верили в то, что все когда-нибудь образуется.

Татьяна Шаблий так и не научилась работать спустя рукава. В 2003 году ей было присвоено звание «Человек года». В 2007 году ей присвоили звание заслуженного работника культуры России. Во всем городе таких людей было всего трое.

И вот в 1997 году в городе появился новый человек — Владимир Викторович Крючков. Приехал он из Юрьева-Польского, где работал директором дома культуры «Родина». Злые языки поговаривали о том, что этот переезд был связан с неприятной историей. В ДК «Родина» были установлены игровые автоматы. Так вот Крючков, говорят, имел доступ к содержимому этих автоматов...

На новом месте Владимир Викторович стал заведующим отделом культуры администрации города. Позже — председателем комитета по культуре администрации города. Владимир Викторович по образованию дирижер хора. Поэтому он создал ансамбль «Аранжемент». Правда, почему-то должным образом не оформил положение об ансамбле, то есть документы о его финансировании.

Но какое это имеет отношение к искусству? Петь можно и без документов. Тут главное — получать за это зарплату. Ну, пустяки. Ведь в его ведении находится городская школа искусств. А из всех искусств самое сложное — иллюзион, то есть фокусы. И Владимир Викторович вызывает к себе Татьяну Викторовну Шаблий и объявляет ей, что она должна принять на работу двух его старых друзей, членов ансамбля «Аранжемент» Петра Станиславовича Федорова и Александра Викторовича Пименова.

Татьяна Викторовна долго сопротивлялась. Но возникла ситуация, которую трудно понять, если не знать, как живут в провинции. Да, Крючков был начальником Шаблий и воспользовался этим. Он сказал ей: если мой проект будет сорван — сотру в порошок. Она сказала, что будет жаловаться. Он ответил: я тоже. Она сказала: я буду бороться. Он ответил: я тоже. И посмотрим, кто выйдет победителем. И в сентябре 2006 г. директор школы искусств приняла на работу двух «певцов за сценой». В школе они не работали, а зарплату они там регулярно получали.

Тут очень хочется сказать, что охота пуще неволи. Кто может заставить директора школы принять на работу «мертвые души»? Наверное, был у нее свой интерес...

Татьяна Викторовна Шаблий. фото: Наталия Губернаторова

Был интерес. И все знают — какой. Жизнь в маленьких российских городах подчинена существованию первых лиц. Противостояние этим первым лицам всегда заканчивается гибелью восставших. Не смертью, но всегда гражданской казнью. А что значит в маленьком городе лишиться работы? То и значит: конец жизни. Другой работы не найти ни за какие деньги, переехать невозможно — жизнь у нас не так устроена, чтобы можно было в одночасье сорваться. И если называть вещи своими именами, получается, что если откажешься играть по предложенным правилам, вылетишь из игры. А назад дороги нет. И сколько судеб было сломано, сколько людей до срока ушло из жизни, никто ведь не считал. Потому что эти судьбы и эти жизни никого не интересуют. Одного выгнали, на его место придет другой, но послушный. Все просто. Не хочешь — отвали.

Не надо было принимать на работу Пименова и Федорова — и не принять не получилось.

Ансамбль «Аранжемент» выступал на городских и российских праздниках. О нем писали местные газеты, их снимало телевидение. И все шло своим чередом. До тех пор, пока руководители учреждений культуры города не обратились с письмом к главе администрации города Гусь-Хрустального В.В.Шалаеву.

Там говорилось: «Просим отстранить от занимаемой должности председателя комитета по культуре Крючкова В.В. в связи с невозможностью дальнейшей работы под его руководством. Деятельность Крючкова... направлена на то, чтобы держать в неведении руководителей учреждений, создать непрозрачность бухгалтерской документации в целях единоличного распределения финансовых средств. Крючков постоянно использует внебюджетные средства в своих целях (на бензин, на приобретение запчастей и ремонт автомобиля, на командировки, на транспортные расходы)».

Крючков воспринял это как объявление войны. И в августе 2010 года следователь по особо важным делам — особо важным! — межрайонного следственного отдела следственного управления СК РФ по Владимирской области П.В.Ратнер вынес постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Т.Шаблий и С.Островской в связи с растратой бюджетных денег в особо крупном размере (ст. 160 ч. 3 УК РФ). Кроме Шаблий подозрение пало на директора городского центра культуры и досуга С.Островскую, которую также вынудили принять на работу Пименова и Федорова.

Татьяна Викторовна Шаблий обратилась за помощью к лучшему, как ей подсказали, адвокату города Гусь-Хрустального Елене Юрьевне Добровольской.

В сентябре у Шаблий случился гипертонический криз. А в ноябре ее признали инвалидом. В конце февраля 2011 года Татьяна Викторовна поехала в Москву на обследование. Вернулась она 7 апреля. Оказалось, что ранним апрельским утром к соседке из второй половины дома Шаблий приходили оперативники. Шаблий была объявлена в розыск, и оперативники перепутали ее с соседкой. Обошли всех соседей. Работали как проклятые. На дело ходили с автоматами и в бронежилетах. Небось думали, что Татьяна Шаблий при задержании будет отстреливаться

Владимир Викторович Крючков.

Кто же додумался объявить ее в розыск?

Как кто? Адвокат Добровольская. Сама она этого сделать, конечно, не могла, но дала Шаблий ценный совет. Не сообщать о своем отъезде следователю и не отвечать на его звонки. А справку о том, что Шаблий на обследовании, Добровольская не передала.

Вернувшись с обследования, Татьяна Викторовна пошла к Добровольской, и та сказала ей: ну подумаешь, уголовное дело. В тюрьму вас не посадят, самое плохое — штраф и условный срок. Какая вам разница, вы же все равно на пенсии.

Это была их последняя встреча. После нее Татьяну Викторовну прямо с приема кардиолога доставили в больницу.

Татьяна Викторовна не справилась с линией защиты лучшего в городе адвоката. Она хотела спросить: а как же репутация, ученики, но поняла, что Добровольской такой вопрос задавать не стоит. А сердце не выдержало.

Во время следствия была избрана мера пресечения — подписка о невыезде. А после предъявления обвинения у Шаблий взяли отпечатки пальцев. Мало ли, сорвется на Канары, только ее и видели. А дело-то нешуточное. Обвинение перепредъявляли четыре раза. Сначала-то Шаблий обвиняли только в растрате, а потом добавилось девятнадцать эпизодов служебного подлога (столько раз выдавалась зарплата Пименову и Федорову). В конце концов пришлось перейти на обвинение в злоупотреблении служебным положением.

Обвинение по таким преступлениям предусматривает корыстную или иную личную заинтересованность. С корыстью ничего не получилось, потому что ни рубля от этого «проекта» Шаблий не получила. Осталось «иная личная заинтересованность». По мнению следствия, Шаблий встала на путь преступления, желая любой ценой сохранить хорошие отношения с руководством.

28 октября дело будет слушаться в суде города Гусь-Хрустального. Потерпевшей стороной признана администрация города. Как заявил на предварительном следствии ее представитель, в результате преступных действий Шаблий Т.В. был подорван авторитет культурного учреждения города.

«Ущерб», нанесенный Татьяной Шаблий, составляет 131 941 рубль 58 коп.

А второй член банды, директор дворца культуры и досуга Светлана Львовна Островская, нанесла администрации города «ущерб» 205 524 рубля 08 копеек. Опера приходили к ней в больницу, когда она лежала под капельницей. Так ведь кто знает этих бандитов, их ведь и капельница не остановит...

А где же Владимир Викторович Крючков? Ой, ну вы и спросили... Сейчас он руководит областным дворцом культуры.

И так будет со всеми, кто посмеет сопротивляться местному княжеству. Восставших под суд, а князя — руководить культурой. Или еще чем-нибудь.




Партнеры