Своих не бросают

Сестры Чурикановы получат квартиру, но могут лишиться ребенка

21 октября 2011 в 16:56, просмотров: 5902

У нас вызывают законное восхищение те народы, у которых не бывает детдомов. Потому что они своих детей не бросают. А если с родителями случается какая-то беда, то о ребенке всегда позаботятся дяди, тети и прочая родня.

“Мы, русские, так друг за друга не держимся!” — вздыхаем с некоторой завистью.
Но мы, русские, тоже разные.

Русская девушка Катя Чуриканова, 20-летняя сирота из Ивановской области, отчаянно борется за своих близких — сестру и племянницу.

А вот некоторые земляки чинят ей в этой борьбе всяческие препятствия.

Своих не бросают
фото: Геннадий Черкасов
Катя уверена, что вырастит племянницу и позаботится о сестре.

О сестрах Кате и Тане Чурикановых мы написали в материале «Сестры без милосердия». Напомним: по выходе из детдома девочек разлучили, Катю отпустили на все четыре стороны, не предоставив положенного в таких случаях жилья, а Таню поместили на пожизненное проживание в ивановский интернат для психохроников. Все четыре года, прошедшие с тех пор, Екатерина жила мечтой получить наконец жилье и забрать сестру к себе.

А недавно дело осложнилось тем, что Таня забеременела. Оставаться вместе с новорожденным в интернате она не может. И Кате потребовалось решать проблему с жильем срочно, потому она и обратилась в «МК».

Надо признать, что реакция на публикацию оказалась быстрой и действенной. Дело взял на личный контроль губернатор Ивановской области Михаил Мень, в помощь девочкам подключилась уполномоченный по правам ребенка в регионе Татьяна Степанова.

— Проверка выявила, что администрацией Юрьевецкого района допущена грубейшая ошибка при закреплении за сестрами-сиротами жилья, непригодного для проживания, — сообщила нам первый зампред правительства Ивановской области Ольга Хасбулатова. — Сестрам Чурикановым из бюджета области выделены средства на приобретение жилья, местные власти уже начали подбор квартиры для них. Сотрудники администрации, признавшие прежнее жилье Чурикановых пригодным для проживания, будут привлечены к ответственности.

Казалось бы, вот он, хеппи-энд.

Однако, предав свою историю огласке, сестры приобрели и явных недоброжелателей.

Все началось с того, что 14 октября Татьяна родила дочку.

— Все, я тетя! — позвонила мне в тот день счастливая Катя. — Роды прошли нормально, девочка здоровая. И в такой великий праздник родилась, Покрова Богородицы. Мы решили ее в честь этого праздника Марией назвать...

После выписки из роддома Таня с новорожденной должна была отправиться в ивановский приют для бездомных матерей «Колыбель» — временно, пока Катя не решит вопрос с жильем. Но спустя пару дней после рождения малышки директор Таниного интерната Елена Комиссарова заявила Екатерине:

— Мы будем лишать твою сестру материнских прав. Ребенок пойдет в дом малютки.

Катя решила, что эти слова — изощренная месть за обращение в газету. Как можно отобрать у Тани ребенка? Она дееспособна, нарушения ее психики не столь значительны, они не помешают сестре растить ребенка и уж никак не могут служить основанием для лишения ее родительских прав.

Уже на другой день Таня написала заявление, что отказалась от ребенка под давлением.

На другой день она пришла навещать сестру в роддом.

— Ты знаешь, что Танька вчера написала отказ от ребенка? — огорошили ее с порога врачи.

Катя бросилась к сестре. Та ревела взахлеб в своей палате.

— Мне позвонила Комиссарова, — объяснила она сквозь слезы, — и сказала, что надо написать отказ, что так велел департамент...

«Таня Чуриканова имеет такой склад психики, что ее несложно в чем-либо убедить, если надавить, — сказала мне чуть позже уполномоченный по правам ребенка в Ивановской области Татьяна Степанова. — Вдобавок накладывается состояние после родов, когда многие женщины испытывают депрессию и становятся не вполне адекватными. Это ее заявление сейчас нельзя принимать как обдуманное и взвешенное решение!»

Тем более что на следующий день Таня написала другое заявление — в нем она говорит, что отказалась от дочки под давлением, плохо себя чувствовала после наркоза (ей провели операцию кесарева сечения) и просит оставить ей ребенка. Но врач роддома, которому сестры принесли это, второе, заявление, категорически отрезала:

«Все, девочки. Уже ничего сделать нельзя. Документы переданы в загс».

Но Катя Чуриканова с этим ни за что не смирится. Она, конечно, понимает, что ее сестра с воспитанием ребенка сама не справится, и хочет оформить опеку над маленькой Марией. Но для этого ей нужно сначала получить жилье и обустроиться. На это потребуется некоторое время — и важно, чтобы за это время девочка не исчезла, не была отдана чужим людям.

Каюсь — был момент, когда я начала отговаривать Катю:

— Может, раз так получается, бросить тебе это дело? Получишь жилье, выйдешь замуж, родишь своих детей...

— Нет, — твердо ответила она. — Мне нужны моя сестра и моя племянница.

— Понимаешь ли ты, какую ответственность на себя хочешь взвалить? Сколько трудностей, сколько проблем тебя ждет? Ты ведь будешь малышке и за маму, и за папу.

— Я это поняла еще в тот день, когда узнала, что Танька беременна... Я готова поставить крест на своей жизни, но я подниму девочку и всегда буду заботиться о сестре.

В роддом Катю теперь не пускают. А она все равно приходит, возмущается, спрашивает: почему, например, сестре не приносят малышку на кормление?

— Что ты лезешь, тебе что, больше всех надо? — удивляются сотрудники роддома.

Этим людям, наверное, действительно непонятно Катино упорство. А все объясняется просто: она своих не бросает. Такая у нее жизненная позиция. Увы, сегодня многими забытая.




Партнеры