Дерьма палаты

“МК” побывал в самом жутком доме Москвы. За шесть лет там стало только хуже

30 октября 2011 в 18:50, просмотров: 8583

“Хорошо, что газета не может передать запах... Четырехэтажный дом №1, корпус 3, по улице Булатниковской был построен в 1959 году в лучших хрущевских традициях на насыпном грунте... Поэтому, когда пять лет назад под домом переломилась канализационная труба, грунт насквозь пропитался жижей, сразу же дал усадку, полы первых этажей моментально перекосились...”. Это цитата из заметки в “МК” от 12 сентября 2005 года. Прошло шесть лет. В злополучном доме мало что изменилось. Только пахнет еще хуже, да стены перекосились еще больше. Но в нем по-прежнему живут люди. А одного из героев того материала в собственной квартире объели крысы.

Дерьма палаты
фото: Кирилл Искольдский

Давно стало общим местом утверждение о том, что настоящая Россия со всеми ее бытовыми невзгодами начинается за МКАД. Для тех, кто не любит «зажравшуюся» столицу, сообщаем: не во всей Москве медом намазано. На Булатниковской улице все по-прежнему покрыто дерьмом. Раньше дом принадлежал камвольной фабрике, потом стал муниципальным. Но утешает это мало.

Первое, что бросается в глаза, когда подъезжаешь к дому, — это замечательная урна. Мусор в нее кидают, хотя дна у нее нет. Но это, так сказать, легкая закуска перед основным блюдом. Пока жду жильцов, обращаю внимание на объявления, расклеенные у подъездов. Одно призывает оставлять заявки на установку счетчиков горячей воды. Другое обращается к «уважаемым избирателям». А тут и избиратели выглянули к нам. Спрашиваю о счетчиках горячей воды. В ответ эмоционально сообщается, что идея хорошая, но странная. Горячая вода в доме, по идее, должна браться из газовых колонок, но ими жильцы пользуются с опаской — боятся взрыва. Заходим в дом. Трещины в стенах — кое-где кулак проходит. Пол танцует под ногами, как при землетрясении.

фото: Кирилл Искольдский

— Крысы у нас и у соседей гуляют сами по себе, мы сами по себе, — жалуется одна из жительниц — Люба. — Загляните в кухню, посмотрите на трещины. Там у нас «маяки» поставили. Так и они уже треснули и сгинули.

Крысы — отдельная песня. В 2005-м жильцы рассказывали, что они выпрыгивают прямо из унитаза, и крышку приходилось подпирать булыжником. Мы заглядывали, зажав носы, в ванную комнату жильца квартиры № 4 Николая Ходокова. Пол там в буквальном смысле слова провалился в нечистоты. Его дочь Оксана рассказывает, что Николая в 2009-м нашли мертвым, с ушами, объеденными крысами.

фото: Кирилл Искольдский

— После вашей заметки на нас обратили внимание, — говорит Оксана. — Мы единственная квартира, которую попытались расселить. Сначала обещали две квартиры (в 4-й прописано было 5 человек), но потом дали одну. Отец и мама остались здесь. С отцом вы уже знаете, что произошло, маму в результате госпитализировали в психиатрическую лечебницу. Мы-то вроде переехали в другой дом, но инвестор, которому он принадлежал, разорился. Нам теперь предлагают либо выкупить новую квартиру за большие деньги, либо опять перебираться сюда.

Заходим в эту самую четвертую квартиру. Впечатление такое, что вот-вот рухнут стены. Ванная комната и в прошлый раз нас ужаснула, теперь вообще не поддается описанию. Нет уже ни самой ванны, ни унитаза. Просто чуть прикрытая досками и остатками линолеума дыра в никуда. Чуть не забыл о фекалиях. Они были главной темой в прошлом репортаже. С ними поступили остроумно. Дерьмо стекало в одну часть подвала (он разделен на несколько секторов). А теперь его откачивают и перенаправляют поток нечистот в другую часть, откуда уже качают еще куда-то: то ли в другой подвал, то ли в канализацию.

фото: Кирилл Искольдский

Само собой, жильцы жаловались. Только в ООН не сигнализировали. Мне показывают самые разнообразные отписки. В том числе и о том, что все стоят в очереди на отселение. Запомнилась бумага, датированная 2010 годом, в ней говорится, что в 2002 году дом аварийным не был признан. Потом вроде как признали. Только проку от этого нет. Еще в бумаге сказано: «...В сентябре 2008 года подрядной организацией были выполнены работы по замене участка канализационного трубопровода, расположенного под полом квартир первых этажей... Проведение ремонтных работ было предусмотрено с отселением жителей квартир первых этажей. Однако жители от предложения на временное отселение отказались...». Как уверяют нас жильцы, никто никуда им отселяться не предлагал.

Лет тридцать назад по Москве гуляла такая грубая поговорка: «Коль охота жить х...во, приезжайте в Бирюлево!». Она актуальна и сейчас.

03:01
 



Партнеры