Битва за дворцовые тайны

Откуда взялся в Бородине “монгольский след”?

1 ноября 2011 в 20:26, просмотров: 3509

Бородинская битва — это всем знакомо.

Бородинский императорский дворец — звучит для большинства наших сограждан весьма загадочно.

Однако именно этот исторический объект в недалеком будущем должен стать одной из “весомых” достопримечательностей Бородина. В масштабных планах подготовки к празднованию 200-летия Отечественной войны предполагается восстановить дворцовый ансамбль и разместить в нем часть экспозиции, фондохранилище, конференц-зал, служебные помещения Бородинского музея. Кроме того, должны появиться и несколько вспомогательных технических построек, предстоит проложить подземные коммуникации...

А пока здесь вовсю идут строительные работы и занимаются исследованиями бородинских недр археологи.

К ним — за новостями — и отправился репортер “МК”.

Битва за дворцовые тайны
фото: Александр Добровольский

Дворцовый комплекс по соседству с древним храмом в селе Бородино был возведен четверть века спустя после Отечественной войны по воле Николая I. В 1839 г. самодержец решил пышно отметить очередную годовщину грандиозной битвы. Для пребывания царственных особ и их свиты на торжествах в бывшей бородинской усадьбе, выкупленной императором, построили комплекс зданий — помимо самого дворца еще три кавалерских, столовый и кондитерский корпуса. Часть из этих деревянных сооружений впоследствии разобрали, а вот дворец простоял более века и был уничтожен пожаром лишь зимой 1942-го.

По существующему закону, перед началом сооружения каждого из исторических объектов обязательны археологические исследования. Их в Бородине проводят уже два сезона, и результаты для многих «непосвященных» наверняка покажутся неожиданными.

— ...Это мы нашли в земле буквально вчера вечером, — мои «экскурсоводы»-археологи положили на стол какую-то сильно измятую железяку. — Немецкая каска. А там, в ящике, лежит еще один «военный сувенир»: противотанковая мина. Нет, ничего страшного, от нее только корпус остался...

К раскопкам на месте будущей насосной станции приступили весной нынешнего года. И почти сразу наткнулись в земле на немецкое кладбище времен Великой Отечественной.

— О находке тут же сообщили в Бородинский музей, а там через соответствующие инстанции вышли на Народный союз Германии, который и занимается в наше время перезахоронением обнаруженных останков солдат вермахта, — рассказывает руководитель можайской археологической экспедиции Борис Янишевский. — В итоге приехали в Бородино трое «делегатов от германской стороны» (наши, русские, которые работают по договору с немцами), посмотрели обстановку на месте и предложили: «Давайте мы все это захоронение раскопаем за 5 дней!» А ведь согласно архивным спискам, которые они с собой привезли, здесь числится погребенными 62 человека! Но мы с таким «конвейерным» методом не согласились и работали сами целый месяц, как у нас положено: скрупулезно, тщательно. В итоге расчистили две большие ямы, в которых во время войны гитлеровцы похоронили не 62, а 66 своих воинов (почти на всех сохранились алюминиевые личные опознавательные знаки-медальоны). Эти останки аккуратно извлекли из земли и передали немецкой стороне.

фото: Александр Добровольский

Специалисты из Института антропологии РАН, которых археологи пригласили в Бородино, обратили внимание на характерную деталь: солдатам вермахта предоставлялась самая тщательная стоматологическая помощь — у немцев, найденных при раскопках, были залечены все поврежденные зубы (даже серебряные пломбы поставлены!). Возможно, некоторые из этих людей посетили стоматолога в госпитале, оборудованном оккупантами осенью 1941 г. в здании бывшего императорского дворца: при раскопках здесь удалось извлечь из земли несколько немецких наборов стоматологических инструментов — в том числе даже выпущенных в XIX в. (Экс-дворец использовался в качестве больницы еще с 1878 г., и археологам попалось немало старинных предметов медицинского назначения — пинцеты, иглы, шпатели...)

Помимо гитлеровских солдат на территории бывшей царской резиденции в Бородине были обнаружены также останки двух красноармейцев. Их с почестями перенесли в братское захоронение на 125-м км Минского шоссе.

Бои, разгоревшиеся под Бородином во время 2-й Отечественной войны, оставили в земле немало других следов, порой совершенно удивительных. Археологи раскопали, например, здесь монгольскую монету образца 1930-х. Как она попала на поле русской воинской славы? У специалистов есть объяснение: «В этих местах в 1941-м воевала против гитлеровцев наша 32-я дивизия, бойцы которой двумя годами ранее принимали участие в сражении с японцами на Халхин-Голе, кто-то из них и обронил такой «сувенир».

Возраст некоторых других археологических находок на месте бывшего дворцово-усадебного комплекса в Бородине измеряется тысячелетиями. Например, из земли подняли наконечник стрелы 4000-летней давности. Ученые обнаружили здесь также следы селища, существовавшего в начале нашей эры.

Многочисленными оказались сохранившиеся в земле следы существования императорской резиденции. «Нам часто попадалась фурнитура от сгоревшего дворца, — рассказывает Янишевский, — оконные шпингалеты, петли, дверные ручки (сделанные из железа, они сверху „обтянуты“ были медью и позолочены)... Часть этих деталей отреставрирована и, возможно, пригодится при восстановлении дворцовых интерьеров. Интерес представляют и раскопанные фрагменты асфальтового покрытия, сделанного возле зданий дворцового комплекса в начале ХХ в. (По тем временам это была уникальная дорожно-строительная новинка. Можно вспомнить, что в соседнем райцентре — городе Можайске — первый асфальт был уложен лишь в 1960-х.) Выглядит такая мостовая необычно: полосы асфальта плотно уложены в охватывающий их каркас из металлических уголков».

Конечно, не оставило археологов без подарков грандиозное Бородинское сражение. На месте раскопок в усадьбе им удалось поднять много пуговиц — мундирных и бельевых. «Среди прочих нам попалась даже пуговица с мундира солдата французского 20-го пехотного полка. А ведь известно, что он в России вообще не воевал! Остается лишь предположить, что какой-то наполеоновский солдат, еще будучи во Франции и занимаясь ремонтом своей форменной одежды, позаимствовал у „коллеги“ первую попавшуюся пуговицу, которая оказалась „не с тем“ номером».

фото: Александр Добровольский

А вот каких-либо драгоценностей земля бывшей императорской усадьбы своим исследователям пока не подарила, хотя в других бородинских местах подобные «презенты» случались. (Как рассказывают археологи, очень интересная находка случилась года два назад у их коллег, работавших у батареи Раевского. Был найден знак Золотого голландского ордена (по значимости своей он уступал лишь ордену Почетного легиона). Согласно имеющимся данным, среди французских военачальников, участвовавших в битве, такую награду имел генерал Коленкур — брат французского посла в России; известно, что он погиб именно на этом участке боевых действий.)

...Дальний угол старого парка. Здесь, возле крутого склона оврага, по дну которого течет речка Воинка, археологов ожидал настоящий сюрприз.

— По предварительному проекту, на месте бывшего погреба в усадьбе предполагалось соорудить очистные сооружения нового музейного комплекса. Приступив к раскопкам, мы под полутораметровым слоем мусора советских времен обнаружили массовое «санитарное» захоронение. Судя по всему, вскоре после окончания Бородинской битвы, при расчистке окрестности села от трупов, большую, выложенную камнями яму, которая осталась от сгоревшего погреба, доверху наполнили телами убитых воинов и лошадей. Всего в «каменном мешке» размером 6×6,5 м и глубиной до 2,5 м оказалось 12 человеческих и 65 конских скелетов.

Основной фронт работ для Бориса Янишевского и его сотрудников переместился на место, где стоял кавалерский корпус, сожженный немцами при отступлении в январе 1942-го (на расчищенных камнях фундамента хорошо видны черные следы, оставленные пожаром 70 лет назад). Соседний участок пока недоступен для проведения исследований. На фундаменте находившегося там кавалерского корпуса позднее была построена сельская амбулатория, для которой еще не успели подготовить новое помещение. Подобная же проблема — еще с одним из усадебных корпусов: на его месте ныне расположена сельская больница-хоспис, где живут под присмотром медиков более десятка беспомощных старушек. И пока для них не найдется иного места пребывания, заниматься археологическими исследованиями здесь невозможно.



Партнеры