Борьба с пожарами хуже пожаров

Строители обводняют торфяники, уничтожая все живое на своем пути

10 ноября 2011 в 18:19, просмотров: 3920

В редакцию “МК” из Луховицкого района пришло коллективное обращение жителей деревень Белоомут, Лесное, Ловцы, Луховицы и Любичи, полное горечи и боли. Взволнованные люди сообщали, что в конце октября в результате проводимых в районе деревни Лесное работ по обводнению торфяников произошла гибель большого количества рыбы, была нарушена среда обитания в окрестных водоемах и прилегающих к ним территориях, где гнездятся краснокнижные виды птиц, водятся ондатры, бобры и прочая живность. Сельчане также сообщали, что это далеко не первый случай варварского отношения к природе со стороны строительной организации, обводняющей торфяной район. Ситуацию на месте выяснял корреспондент “МК”.

Борьба с пожарами хуже пожаров

Вместе с сельскими жителями мы стоим на берегу одного из пострадавших водоемов, ласково прозванном аборигенами здешних мест Чертовым углом. Расположенный в 3 км северо-западнее деревни Лесное, он появился не месте заброшенных территорий, где до середины 80-х проводились торфоразработки.

— По своей популярности Чертов угол сравним с астраханскими плавнями. Здесь гнездятся краснокнижные виды живности, серая утка и шилохвость, много обычной утки, хорошо ловится щука и карась. Этот и соседние водоемы во время весеннего паводка сообщаются с Окой, поэтому щука сюда поднимается на икромет, — рассказывает житель деревни Любичи Игорь Сушилин. — Это излюбленное место отдыха не только моих земляков. Порыбачить и поохотиться сюда приезжает народ из Химок, Ногинска, Балашихи, Москвы. Летом 2010 года именно благодаря Чертовому углу продвижение лесного пожара в северном и западном направлении было остановлено.

Несколько дней назад уровень в этом водоеме опустился на полтора метра. Первыми это явление зафиксировали рыбаки.

— Поздним вечером я пришвартовал лодку, разложил снасти и пошел в машину отдыхать. Уже утром решил проверить поклев — подхожу к лодке, а она лежит на грунте. И только в 15–20 метрах дальше от нее начинается вода. В первые минуты мне показалось, что произошел какой-то природный апокалипсис, — рассказывает рыбак Антон Бандурин. — Я здесь рыбачу уже лет семь, но такого еще не видывал. Под рукой были телефоны природоохранных служб, и я сразу сообщил им о ситуации.

Первыми в район Чертового угла прибыли представители Мособлохотуправления и рыбнадзора.

— Нам удалось выяснить, что причиной падения уровня воды в озере стали проводимые организацией ФГБУ «Спецмелиоводхоз» работы по обводнению торфяников на канале Жилинского в районе Романового бугра. Экскаватор на колесном ходу раскопал плотину, и вода стала стремительно убывать, — говорит ведущий охотовед Луховицкого района Андрей Алексеев. — Эта плотина была построена еще лет девять назад силами и личными средствами представителей Белоомутского лесничества, охотников и рыбаков. Благодаря ей уровень воды в Чертовом углу повысился, улучшились угодья для обитания водоплавающей дичи и рыбы, а также бобров и ондатры. Кроме того, образовался емкий противопожарный водоем. В результате деятельности «обводнителей» природе нанесен колоссальный ущерб. Приближающиеся холода и отсутствие воды приведет к гибели бобров и ондатр. Это преступление по ст. 8.33 Административного кодекса, где идет речь о нарушении среды обитания.

Дом егеря Белоомутского охотхозяйства Александра Тарасова расположен в непосредственной близости от канала Жилинского. Во время спуска воды мощный поток снес даже мост возле его жилища, но больше всего Александра волнует судьба 5 семей бобров, которые обжили водоем ниже по течению.

— В результате мощного гидроудара были разрушены плотины пяти бобровых поселений, а это около сотни особей. Животные готовились к зимовке, а теперь все их норы обнажились, и они стали уязвимы. До морозов осталось недели две — вряд ли они успеют восстановить свое жилье, и теперь их «возьмет» любая дикая собака, волк или рысь, — рассказывает Александр Тарасов. — Волна высотой более полутора метров и шириной около 4 метров сносила на своем пути все живое. Произошло смещение грунта, полностью разрушилась среда обитания, образовались песчаные острова и погибло много рыбы. А ведь по сути бобры делают ту же работу, которую должны выполнять организации, обводняющие торфяники. Только животные делают ее быстрее, более грамотно, качественно и без миллиардных затрат. То, что наделали строители, — варварство! Нельзя так относиться к природе! В каждом конкретном месте необходим индивидуальный подход. Мне дед рассказывал, как во время Великой Отечественной они вскрывали плотины, чтобы уничтожить немецкие пулеметные точки. Врагов смывало водой. Что-то подобное произошло в настоящее время и в нашем районе.

Представители природоохранных служб пытались провести проверку законности и целесообразности проекта по обводнению торфяников в указанной местности.

— Сотрудники строительной организации предъявили мне лишь документы своей конторы, которая называется ФГБУ «Спецмелиоводхоз». Она зарегистрирована в Ногинском районе, ее руководитель — Юрий Петров. Рабочие сказали мне, что выполняют работы в соответствии с проектом областного министерства по строительству. Больше никаких согласований у них при себе не было, — рассказывает специалист отдела контроля и надзора охраны водных биоресурсов и среды их обитания по Луховицкому району Московско-Окского территориального управления Сергей Жабин. — В этом районе 5 каскадов озер, где очень много рыбы. Конечно, часть ее погибла, но мы ущерб пока не подсчитывали. Я объяснил представителям строительной фирмы, что они нанесли природе ущерб. Те согласились, но посетовали, что сами проект изменить не могут.

А вот что рассказали корреспонденту «МК» в луховицкой администрации:

— Мы проводим работы по обводнению торфяников. По технологии специалисты были вынуждены спустить воду в районе Чертова угла, чтобы построить новый обводной канал, а затем установить железобетонное сооружение с металлической задвижкой для регулирования уровня воды. На канале Жилинского много плотин сделали бобры и охотники, но он не должен быть перепружен. Воде нужно течь, — говорит представитель районной администрации Василий Борис. — Работы мы проводим в соответствии с проектом, который прошел все госэкспертизы. Если мы видим, что где-то нарушаем гнездовья живности, то наша обязанность — их перенести, а не разрушить. Если это сделать невозможно, мы стараемся сдвинуть обводной канал. Наш проект был согласован со всеми экологическими службами... Ну а если водоем на топографических картах не существует, то не с кем и работы на данной местности согласовывать.

В областном охотничьем ведомстве уверены в другом:

— Любой водоем — это наличие водоплавающей дичи, ондатр и бобров, а значит, наше поле деятельности. Я считаю противозаконными любые работы, которые изменяют естественный ход жизни животных, птиц, рептилий, не говоря уже о разрушении их среды обитания, — говорит глава охотничьего ведомства Михаил Сидорин. — Как руководитель ГУ «Мособлохотуправление» никаких документов по экологической экспертизе касательно работ по обводнению торфяников в Луховицком районе я не подписывал!

Жители Луховицкого района поведали нам, что сделали строители с берегами реки Цны, связанной с Окой в районе Дединова, нынешней весной.

— Речь шла о прочистке и углублении реки. Для этого экскаваторы содрали по обоим берегам слой земли вместе с кустарниками, которые удерживали грунт, и получили обратный эффект, — говорит Игорь Сушилин. — Теперь весь песок, земля во время дождей и половодья «съезжает» в реку и еще больше засыпает ее. Я уже не говорю о нарушенной среде обитания.

Местные знают, что в окрестных лесах расположено много канав, существующих еще со времен торфоразработок. Таким образом здесь осушали эту территорию. До пожаров 2010 года лес был живой, поэтому за счет корневой системы деревьев еще как-то держал воду. А теперь, чтобы ее задержать, канавы необходимо просто завалить землей, уверены жители.

— Почему строители не занимаются этой работой?! Больше года назад я приобрел подержанный бульдозер, отремонтировал его, и сейчас техника на ходу. Мне не нужны миллиарды. За миллион рублей в течение месяца я завалю все глубокие канавы в окрестном лесу песком и грунтом, — говорит житель поселка Белоомут Вячеслав Кузнецов. — Это мое официальное предложение луховицкой администрации.

Жители Луховицкого района, настрадавшись с лихвой летом-2010, проявили инициативу и прошлой осенью создали свою рабочую группу. В нее вошли в том числе представители природоохранных структур, местных лесничеств, а также охотники и рыболовы. Активисты составили письмо-проект с конкретными предложениями по улучшению экологической обстановки в районе и направили его в местную администрацию на имя главы района Николая Исаенкова.

Суть его в том, что инициаторы предлагали наименее затратный по времени и вложенным средствам вариант поддержания торфяников на территориях Луховицкого, а также пограничных Егорьевского и Шатурского районов во влажном состоянии. Основа предложения — предотвратить снижение уровня грунтовых вод, убывающих по системам действующих осушительных каналов путем возведения дамб.

— Но чиновники выбрали самый дорогостоящий вариант, строя новые обводные каналы и возводя заслонки, вместо того чтобы использовать старые мелиоративные каналы. Оно и понятно: осваиваются бюджетные деньги, — в один голос говорят сельчане. — Наши предложения прошли мимо.

Но на этом инициативы местных жителей не заканчиваются.

— Мы уже направили официальное письмо в областную природоохранную прокуратуру на предмет законности проведения работ «Спецмелиоводхозом» в Луховицком районе. Сейчас собираем подписи, — говорит житель поселка Белоомут Евгений Лещев. — Мы уверены, что подлинной экологической экспертизы здесь никто не проводил.

Мнение эксперта — координатора проектов международного бюро по сохранению водно-болотных угодий Татьяны МИНАЕВОЙ:

— Похожая ситуация происходила и в Талдомском районе, где одновременно выполнялись проектные работы по обводнению торфяников и их реализация. Нам удалось добиться, чтобы реализация была перенесена на 2013 год. Немало случаев, когда в результате проводимого сегодня в области обводнения природе наносится ущерб. Это последствия запущенной машины. Проектировщики в областном строительном министерстве, организации, выполняющие проект, — наверное, хорошие специалисты в своем деле. Но они тупо выполняют поставленную задачу. А задача была поставлена безграмотно.

Конечно, идея красивая — построить дорогостоящие двунаправленные шлюзы, которые могут, если надо, осушить территорию, а если понадобиться — задержать воду. Вся Голландия, северная Германия используют такие сооружения, но для этого у земли, во-первых, должен быть хозяин. Должен быть тот, кто будет все эти системы обслуживать, контролировать, а иначе лет через пять они развалятся, разворуются, как это случилось с прежней системой мелиорации.

А ведь в эти работы вкладываются безумные деньги. Я считаю сам сегодняшний подход к вопросу обводнения неправильный. Должны проводиться гидрологические изыскания, топографические исследования, например учет уклона местности, расхода воды. Эта самая главная и ответственная стадия. Но дело в том, что чиновники не могут ждать. Их господин Зубков собирает на селекторных совещаниях и требует отчета, а они должны показать цифры: обводнили столько-то. Мотивация у всех управленцев — исключительно отчетность по вертикали. Другой, похоже, нет и не будет. А по-хорошему надо сначала сделать полную инвентаризацию, тщательное исследование конкретной местности, чтобы природе не навредить.

У нас тоже есть свой проект — больше года с министром жилищно-коммунального хозяйства Подмосковья мы ведем на эту тему переговоры. Суть нашего проекта — естественное заболачивание осушенных в свое время торфяных территорий. Болота — уникальные водные объекты. Они поддерживают необходимый экологический баланс в природе, складывающийся веками. Строительная стадия этого проекта очень дешевая. Грубо говоря, бульдозерист в нужных местах засыпает мелиоративные каналы за бутылку водки. Самая затратная — подготовительная стадия, но она того стоит. В деятельности по обводнению торфяников работа по исследованию таких территорий должна занимать основное место. При таком подходе природе не навредишь, а только поможешь.





Партнеры