Дело пошло на “Ладу”

Подмосковных ветеранов сделали рулевыми

15 ноября 2011 в 19:20, просмотров: 2304

Губернатор Борис Громов поздравил подмосковных ветеранов с 70-летием Битвы под Москвой, выпил со стариками чаю и вручил ключи от новых автомобилей. Глава Мытищинского района добавил на бензин — по 10 000 рублей.

Дело пошло на “Ладу”
фото: Наталья Мущинкина

Подмосковным ветеранам начали вручать обещанные Борисом Громовым автомобили «Лада-калина». «Правительство области решило сделать подарок участникам Битвы за Москву и купить им эти машины. Мы почти завершили выдачу квартир ветеранам, кроме того, мы выделим по 50 000 рублей участникам тыла», — сказал губернатор Борис Громов на торжественном обеде и вручил первые 24 автомобильных ключа. Он каждому пожал руку, помогал присесть и с каждым немного поговорил. Эти короткие разговоры, как правило, сводились к словам благодарности — и с той, и с другой стороны. «Большое спасибо нашему губернатору, который о нас не забывает. Он сам воевал, а значит, понимает нашу боль», — сказал один из ветеранов. «А теперь, хоть и чаем, но машины надо обмыть. Да и закусить», — сказал Борис Громов после всех поздравлений. Обмыть машины посоветовал и глава Мытищинского района Виктор Азаров и подарил ветеранам подарочные наборы и сертификаты на бензин.

фото: Наталья Мущинкина

«Совещались вчера, что с машиной делать, у меня у всех в семье есть, решили, будет резервной — если вдруг чья-то сломается», — рассказал «МК» Николай Николаевич Кузнецов. Ему 89 лет, войну он прошел связистом. «Связь — это очень важно. Может, не так почетно, не зрелищно... Зато я за войну больше передал, чем убил», — говорит Николай Николаевич. Победу он встретил в Вене: «Тогда официально руководство никого не поздравляло, а все отмечали кто как мог: кто пил, кто стрелял». Внуки и правнуки войной не очень интересуются. И дед говорит — правильно: «Да что себе голову забивать, все давно прошло». После войны Николай Николаевич работал на заводе художественного литья, ставил памятники по всему Союзу, на Могиле Неизвестному Солдату каску натирал. Сейчас он, кажется, счастлив — все хорошо, семья большая (дочка, два внука, три правнука) и очень дружная, что редко. А себя за старость и примечательность в шутку называет «дед из Красной книги».

фото: Наталья Мущинкина

«Живу я хорошо, пенсия большая, внуки ухаживают», — говорит Владлена Ивановна Янова. Что делать с машиной, она пока тоже не решила, но продавать точно не будет, «потому что награда». Война застала ее в 16, они с одноклассниками дежурили на школьной крыше и собирали щипцами «зажигалки». Потом маленькая Влада попала в госпиталь санитаркой в самое тяжелое отделение — с больными столбняком и гангреной. Потом таскала со снега раненых на носилках, тогда пришлось обрезать косички: однажды маленькая коса, да еще и с бантиком, выбилась из-под шапки, и раненые солдаты очень испугались, просили позвать старших. «Он мне: „Уронишь ты меня, дочка, позови санитара“, а я ему: „Да я в школе первой по лыжам была!“ — вспоминает Владлена Ивановна. — Ну потом один солдат сказал: вы девчата после войны ходить не будете, мы вас только на руках носить будем. Хорошо сказал, я на всю жизнь запомнила. Только не получилось: некому носить было. Хорошо сейчас губернатор мыслит, почти как тот солдат, только немножко посовременнее: не на руках, а на колесах. Да и то дай бог».

фото: Наталья Мущинкина

Всего до Нового года в Московской области подарят 800 автомобилей.

ГЕРОИ ВЧЕРАШНЕГО ДНЯ:

Сергей Николаевич Маслов с детства привык чувствовать себя на коне. Талантливый спортсмен, он в 16 лет стал чемпионом Москвы по конному спорту, а затем и рекордсменом СССР. Было это еще до войны. В 41-м Сергей вступил добровольцем в кавалерийский полк. 7 ноября ему довелось проскакать по брусчатке Красной площади на знаменитом параде, который предопределил исход сражения за Москву. Кстати, сразу же после него кавалерист Маслов был направлен в Звенигород в кавкорпус Доватора — и его бросили в самое пекло. Бои шли жестокие, всадники сутками не слезали с коней. В деревне Андреевское, под Можайском, Сергея контузило, а его боевого друга, коня, разорвало миной. Отважный конник лечился, окончил курсы младших лейтенантов и снова был брошен под жернова большой мясорубки — на Ржевское направление. Сегодня история этого проигранного сражения больше не является тайной, с нее снят гриф секретности. Сколько полегло солдат подо Ржевом, точно не знает никто. Маслову повезло. Он уцелел. Однако после Ржева он больше не участвовал в битвах. В начале 43-го его опыт спортсмена пригодился в запасном кавалерийском полку, где он занимался объездкой молодых и диких лошадей для Красной армии.

К слову, в 1980 году на московской Олимпиаде Сергей Николаевич судил соревнования по конному спорту.

фото: Наталья Мущинкина

Елизавета Ивановна Мамыкина родилась в Пушкинском районе и до сих пор живет там. Никогда никуда из родных мест не уезжала. Даже мыслей таких не было. Про таких говорят: где родился, там и пригодился. Даже война не заставила ее бросить свою малую родину — Подмосковье. Осенью 41-го, как и все советские женщины, фабричная девчонка Елизавета — а работала она на фабрике имени товарища Дзержинского — отправилась рыть окопы в окрестности Дмитрова. Над окопами летали немецкие самолеты, разбрасывали листовки. «Русские мадамочки, не ройте ваши ямочки». Это была агитация. Вскоре линия фронта подошла к Дмитрову, и вместо листовок на город посыпались бомбы. Женщин эвакуировали, а Лиза осталась. Она выносила раненых с поля боя, затем поступила в госпиталь и всю войну проработала санитаркой. С 1945 года живет в селе Левково Пушкинского района.

фото: Наталья Мущинкина

Александр Михайлович Морозов принял боевое крещение летом 41-го в городе Пушкине Ленинградской области. Не путайте с Пушкино — город с похожим названием есть не только под Москвой, но и под Питером тоже. Защищал Пулковские высоты, был ранен. Ленинград к тому времени уже находился в кольце, и командование командировало бойца на оборону Москвы. Видимо, ему «везло» на командировки, потому что он прошел сквозь огонь Ленинграда, Москвы, Старой Русы, Сталинграда, Украины, Румынии, Венгрии. Награжден медалями «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта». Вот такая история с географией.

фото: Наталья Мущинкина

Николай Яковлевич Кривич мечтал о море. Когда в июне 41-го года он поступил в военно-морское училище, до осуществления заветной мечты, казалось, было рукой подать. Но через несколько дней «Киев бомбили, нам объявили, что началася война». Курсанты ушли на фронт в чем были — в черных флотских бушлатах. Их вид наводил ужас на немцев. 28 ноября 71-я стрелковая бригада, в которой служил Николай, высадилась в Дмитрове. «В бой идет морская пехота!» — пронесся слушок над окопами фрицев. Бились жестоко. Николай Кривич освобождал Дмитров, Клин, Волоколамск. Низкий поклон вам за это!



Партнеры