У тюрем отберут детей?

После трагедии в Можайской колонии дома ребенка хотят вывести из подчинения ФСИН

15 ноября 2011 в 20:54, просмотров: 2255

В печально известном доме ребенка при Можайской женской колонии не осталось ни одного малыша. Однако вывезли отсюда всех крох (в том числе здоровых) лишь на время. Как только закончится карантин, их вернут за решетку... Что происходит сейчас в доме ребенка? Что все-таки стало истинной причиной трагедии? И какая участь ждет больных малышей? В этом разбирался “МК”.

У тюрем отберут детей?
фото: pilt.delfi.ee

Напомним, что дети (в доме ребенка находятся с рождения до трех лет) повально стали заболевать еще в начале прошлой недели. Умерла 10-месячная крошка Варя, почти 60 малышей в состоянии средней тяжести попали в больницы.

В минувшие выходные из дома ребенка стали вывозить остальных детей. Матери сначала протестовали: мол, зачем забирают здоровых?! Но врачи объяснили, что в этой ситуации лучше подстраховаться. Так что оставшиеся 40 детей (всего в колонии было около 100 малышей) сейчас проходят углубленное медицинское обследование. Не исключено, что некоторым малышам придется задержаться в больнице надолго.

— Почти все дети за редким исключением слабенькие, страдают различными хроническими заболеваниями, — говорят медики. — Есть среди них и отстающие в физическом и умственном развитии. Их матери во время беременности вели асоциальный образ жизни — пили, кололись, занимались проституцией.

В самой колонии нам рассказали, что два здания, в которых жили матери с детьми, сейчас закрыты. Специалисты исследуют эти помещения на предмет грибков, стафилококков и прочих опасных инфекций, проводят там санитарную обработку. Впрочем, по их словам, беда пришла совсем не оттуда...

— Мы побывали в доме ребенка при женской колонии еще в субботу, — говорит председатель общественно-наблюдательной комиссии Московской области по контролю за обеспечением прав человека в местах лишения свободы Евгения Морозова. — Персонал в шоке. Там врачей нет, только медсестры и нянечки. Они не отрицают своей вины. Но вина эта весьма условная. По большому счету изначально они все делали правильно — жалобы матерей фиксировали в журнале, сообщали об этом руководству. То, что педиатров в колонии не было (хотя по нормам должно быть минимум три специалиста), — вина не администрации колонии. На работу сюда люди не очень-то идут: зарплата в районе 5 тысяч рублей, детки трудные, режим тюремный. Нам показали письма, которые администрация написала в управление здравоохранения по Можайску, обращения в местную больницу с просьбой выделить им врачей. Ответа они не получили. И это притом что просят уже не один год. Но гражданские медики идти за решетку не хотят. А как их заставить?

Матери, которые жили в доме ребенка вместе с детьми, сейчас в подавленном состоянии. Во-первых, переживают за детей, которых, вероятно, не скоро увидят. Во-вторых, их ведь самих перевели обратно к остальным осужденным женщинам. А там ведь условия совсем другие.

— Мама умершей девочки, 24-летняя Анастасия, держится на удивление спокойно, — продолжает Морозова. — Она рассказала нам, что девочка родилась очень слабенькой (у Вари был сифилис, и, возможно, иммунитет не справился с банальной инфекцией, которой «перебаливают» большинство грудничков. — Прим. авт.). В тот день температура у Вари поднялась до 37,7, и никто не думал, что это может быть опасно.

— На самом деле там у всех детишек температура была в районе 37,5 градуса, — подхватывает отец Даниил, который был в колонии на днях. — Это же груднички, температура скачет у них довольно часто. Да еще пора такая — осенью иммунитет снижается. Во всем Можайске сейчас большинство детей перебаливает ОРВИ. Никакой эпидемии, на мой взгляд, в колонии не было. И никакая страшная инфекция, как многие полагали, там не гуляла. Просто недоглядели... При первых признаках недомогания следовало везти их в больницу, но это целая проблема. Ведь нужен автозак, сопровождение... — колония ведь все-таки. Вся система неправильная. Почему в ведении исправительной системы находятся дома ребенка? Дети вообще не должны быть за решеткой. Они не осужденные, преступлений не совершали!

Правозащитники и медики уверены, что ФСИН никогда не сможет обеспечить детям должного ухода и медицинского контроля. Любой детский дом на воле (расположенный даже в самой глуши) в разы лучше. По словам Евгении Морозовой, сейчас ведутся переговоры, чтобы вывести дом ребенка в Можайске из подчинения ФСИН. Возможно, то же ждет и остальные 12 подобных учреждений, разбросанных по России.

— Однако тут важно сделать так, чтобы матери-осужденные имели доступ к детям, — говорит руководитель Фонда помощи заключенным Мария Каннабих. — Ведь дети для них — ниточка к новой жизни. И я уже и не помню случая, когда бы осужденные женщины, освобождаясь, оставляли детей за решеткой. Все забирают! А ведь еще лет 10 назад было обычным явлением, что мать выходит на волю, а ребенок так и остается...





Партнеры