Грозит ли москвичам “огненная вода”?

“МК” проверил, как соблюдаются противопожарные правила на столичных речных судах

27 ноября 2011 в 17:24, просмотров: 1499

Два пожара на теплоходе “Сергей Абрамов” в очередной раз напомнили москвичам о том, что живут они в портовом городе. Главная водная артерия столицы достаточно плотно “заселена”. Это прогулочные и грузовые суда, суда, находящиеся в отстое, дебаркадеры и теплоходы, тут и там вставшие на постоянную стоянку. И не проходит года, чтобы на Москве-реке не произошло какое-нибудь ЧП. Запылает ли что-нибудь вслед за “Сергеем Абрамовым”? Корреспонденты “МК” прошлись по столичным кораблям и дебаркадерам, пообщались с капитанами-речниками. Выяснилось, что с безопасностью у них все не так уж плохо, как могло бы показаться на первый взгляд, хотя проблемы и существуют.

Грозит ли москвичам “огненная вода”?
фото: Наталия Губернаторова

В ожидании проверки

Фрунзенская набережная. Здесь долгие годы стоят себе дебаркадеры. По большей части на них базируются разного рода рестораны, есть даже букмекерская контора. А на одном из них расположена редакция популярной телепрограммы. Везде задаю один и тот же вопрос: была ли проверка пожарной безопасности? Где-то она уже прошла, где-то ее после «Абрамова» ждут с минуты на минуту. Но везде признают — проверки на пожарную опасность вещь регулярная, и следят за ней строго. Везде нам показывали пожарную сигнализацию. И она тоже оказалась в порядке.

Это объяснимо. Дело происходит все же в Москве. Тут желающих попасть на штраф немного. Тем более что большинство кораблей пришвартовано уже достаточно давно. И пожары, как показывает опыт «Сергея Абрамова», это дело невезения и неудачно сложившихся обстоятельств.

Случаются, впрочем, и криминальные вещи. В свое время «МК» писал о владельцах дебаркадера в Строгинской пойме, которые жаловались на то, что их «кошмарят». Так вот их дебаркадер попросту сожгли.

Капитан и владелец частного судна согласился прокомментировать ситуацию с пожарами на реке, но лишь инкогнито.

— Сейчас я владелец небольшого судна — что-то вроде речного трамвайчика, — рассказывает он. — Уже несколько лет, как функции контроля за пожарной безопасностью переданы судовой инспекции. Раньше за этим следила специальная пожарная служба. Но практически ничего не изменилось. Пожары по-прежнему для судов страшная напасть. Ведь если его не погасить за 15 минут, то можно дальше и не пробовать. Суда строят таким образом, чтобы можно было максимально проветривать помещения. Это делают для того, чтобы влага не скапливалась. А это значит, что огонь будет распространяться беспрепятственно. Он моментально раздувается. Огню на корабле самое раздолье. Топливо — солярка. Ее трудно зажечь, но уж если загорелась, то не потушишь.

фото: Наталия Губернаторова

— Но постоянные проверки помогают обезопасить суда?

— Можно проверить проводку, котлы отопления, но самое главное — это человеческий фактор. А это вещь трудно предсказуемая. Возьмем плавучие гостиницы. Чаще всего на них есть сауна. Люди «под мухой» пришли париться, закурили — и все. Туши свет, а вернее, туши судно. Кстати, я не упомню случая, чтобы судно удалось потушить. На «Абрамове» — большом судне длиной 100 метров — было несколько человек команды. Как тут уследишь?

Мы пришли в гости на «Экопатруль» — судно экологического контроля, принадлежащее Департаменту природопользования Москвы. Капитан Олег Тимофеевич Карпов много лет ходил и по морям, и по рекам. Спрашиваем его, что он думает о пожарах на воде?

фото: Наталия Губернаторова

— Пожар на судне — это самое страшное, что можно себе вообразить. Вспоминаю, как еще в 1970-е годы в Ла-Манше сгорел наш траулер. Из-за крыс! Перегрызли проводку, произошло замыкание. Команду всю спасли, но судно сгорело полностью. Проводка ведь идет через все переборки, проверить ее сложно. Единственный способ обезопаситься — это соблюдать правила. Они кровью написаны. Не курить, где не положено, блюсти регламент проведения ремонтных работ, проводить регулярно учебные тревоги, чтобы каждый член экипажа знал порядок действий и свое место. А многие хитрят. Придет инспекция, а они возьмут чужие огнетушители, предъявят и потом, как уйдет проверка, отдадут обратно. Вот на морских судах раньше специальный бюллетень выходил. В нем все пожары указывались. Не знаю, выпускается ли он на речфлоте, но до меня он что-то не доходил.

На отсутствие подобной информации о ЧП на судах (не только о пожарах) жаловались и другие речники. Как и на то, что разнообразие форм собственности на речном флоте затрудняет централизованные проверки. Иногда бывает, что приходит инспектор с проверкой, а его на судно охрана не пускает.

фото: Наталия Губернаторова
Можно проверить проводку, котлы отопления, но самое главное — это человеческий фактор.

Тем не менее капитаны раз в три года проходят специальную переаттестацию. Изучают нормативные документы и сдают экзамен. Комсостав кроме всего прочего проходит обучение на спецтренажере. Таких в Москве два. Там создается учебный «пожар». Отрабатывается тушение в условиях задымления, в том числе и с использованием КИП (кислородно-изолирующий прибор).

С мыслями о том, как и насколько рискуют владельцы, а главное, пассажиры речных судов, выхожу на Пресненскую набережную. Здесь идет ремонт дебаркадера. Точно такие же рабочие, что строят по всей Москве, что-то усиленно делают, ведут сварочные работы (очень пожароопасная штука). О проверках ничего не слышали. Интересуюсь, кто здесь главный. Появляется опять же приезжий рабочий. Явно не из прибрежного государства родом. Дело не мое, но, кажется, судостроение это сложная дисциплина. Понятное дело, что плавучий кабак, намертво пришвартованный у стенки, утонуть не может. Но все же минимум знаний об устройстве корабля знать следует.

Ученья идут

Специально для «МК» «Экопатруль» устроил учебную пожарную тревогу. Прежде всего капитан в рубке нажимает кнопку пожарной сигнализации. Это делается каждый день, круглый год, перед тем как принять вахту. Где-то в недрах судна раздается звонок. Сигнализация в порядке. Затем проверяется пульт аэрозольного тушения. Ну а потом капитан включает аварийный сигнал. 5 звонков. Тревога! По громкой связи капитан разговаривает с машинным отделением. Отдает команду приступить к разведке и провести эвакуацию людей. Затем поступает команда задраить аварийный отсек и приступить к тушению углекислотой. Углекислота дублируется аэрозольным тушением. Гасить пламя водой на этом судне нельзя — корпус из алюминиевого сплава может полыхнуть так, что мало не покажется. Проходим в машинное отделение. Здесь видим увесистый тюк, закрепленный наверху. Это система «Кошма» — огнеупорная ткань для локализации небольших очагов возгорания. Здесь же видим пиропатрон, выпускающий аэрозольную смесь. А на корме находится аварийный набор (инструменты для вскрытия переборок) и «файерплан» — специальный сверток с противопожарным планом. Если на судно прибудут спасатели, то не будут отвлекать команду от тушения, а сразу узнают, где находятся огнетушители и другое пожарное оборудование.

фото: Наталия Губернаторова
При тревоге капитан нажимает кнопку пожарной сигнализации.

Пока нам показывают все это, капитан развлекает гостей историями из морской и речной жизни. Несколько лет назад в отстое в Северном речном порту полыхнуло судно типа «Москва». «Император» (так оно называлось) пришлось тогда буксировать от берега, чтобы не занялись соседние корабли. Надстройка «Императора» тоже сделана из алюминиевого сплава. Потушить ее не смогли. За час сгорела вся.

Или еще случай. В 1970-е годы в Нижнем (тогда еще Горьком) в заводе стоял наполовину пустой танкер. Загорелся. Набежали зеваки. Тут и рвануло. Были жертвы.

Как же вести себя пассажирам в случае пожарной тревоги? 1) Слушать указания экипажа. 2) Главное — НЕ ПАНИКОВАТЬ! Паника уносит очень много жизней, стоит одному ей поддаться, как она охватывает почти всех. 3) Как можно быстрее покинуть судно. Ну а команда в этом случае обязана как можно быстрее подвести судно к берегу, выбросить спасательные средства и тушить, тушить, тушить. При точном следовании инструкциям риск можно свести к минимуму.




Партнеры