Утопленные солнцем

Зимой 1941 года в Подмосковье против немцев пустили гигантскую волну

6 декабря 2011 в 17:41, просмотров: 9458

— ...А ведь мою маму и вместе с ней еще многих мирных жителей в ноябре 1941-го свои же — Красная Армия — едва не утопили ради защиты Москвы от немцев, — вскользь упомянула собеседница, у которой довелось брать интервью.

Так бывает иногда в журналистской практике: встреча по совсем другому поводу, случайно оброненная фраза — и неожиданно узнаешь о событиях и фактах совершенно неизвестных.

70-летию Битвы под Москвой посвящается...

Утопленные солнцем
Взорванный шлюз на канале Москва—Волга.

Во что бы то ни стало отстоять Москву! 70 лет назад этот приказ-призыв пытались выполнить любой ценой. И любыми средствами. Среди героических эпизодов битвы за нашу столицу, растиражированных в книгах, статьях, фильмах, почти не нашлось места событиям, связанным с уникальной оборонительной тактикой, примененной советской стороной. На северных и северо-западных подступах к Белокаменной на пути наступления гитлеровцев создавали искусственные водные преграды! Это была еще одна неизвестная война, которая внесла свою фантастическую лепту в то, чтобы над нашей страной взошло солнце Победы.

Волна прорыва

«Вдруг послышался какой-то непонятный гул. Гляжу, а по Истре волна идет, высокая, метра четыре, может быть, или мне так со страху показалось... Лед на реке ломает, деревья выдирает с корнем и тащит вниз... Как до деревни дошла, тут и началось! Хорошо, наш дом повыше стоял, а те, что внизу, ближе к берегу, враз затопило, ломать начало, — только бревна трещат. Из людей кто-то смог зацепиться, кто-то успел в сторону убежать, но некоторых вода с собой забрала, было слышно, как кричат, на помощь зовут, да как же им поможешь?.. Нашлись потом несколько человек — сумели выбраться из потока ниже по течению, где вода по луговине растекаться начала, но были и утонувшие. Человек пять наших деревенских сгинуло бесследно в этом потопе, случившемся, когда воду из водохранилища внезапно спустили...» — так звучат воспоминания уже ныне покойной Людмилы Малявиной, жительницы деревни Бабенки Истринского района Подмосковья, в пересказе ее дочери Галины Степановны. К сожалению, никого из очевидцев этой трагедии отыскать оказалось невозможно, да и само селение Бабенки теперь стоит на другом месте, а от прежней деревушки почти не осталось следов.

О взрыве плотины Истринского водохранилища зимой 1941 г. упоминается во многих справочниках, военных мемуарах. Однако везде исполнителями акции названы фашисты: «взорвали при отступлении». И только совсем недавно доступными стали совсем иные сведения.

Еще в 1943 г. Наркомат обороны выпустил подготовленный Генштабом Красной Армии сборник «Разгром немецких войск под Москвой» под редакцией маршала Шапошникова. Однако это издание было засекреченным. Лишь несколько лет назад гриф «для служебного пользования» был снят, и сборник извлекли из спецхранов. В книге Шапошников написал: «24 ноября немцы вплотную подошли к рубежу Истринское водохранилище — река Истра. С приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны, в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища...»

А чтобы эффект неожиданности был максимально губителен для гитлеровцев, не стали предупреждать и местных жителей, остававшихся в селениях, расположенных по берегам Истры ниже водохранилища.

Насколько эффективным стал такой оборонительный прием? Прокомментировать ситуацию для «МК» согласился нынешний начальник Истринского гидроузла Ю.Гусев.

По словам Юрия Ивановича, никаких подробностей об этом эпизоде времен обороны Москвы в документах найти не удалось: как-никак «режимный» гидротехнический объект. Однако известно, что 24 ноября наши взорвали один из затворов водосброса на плотине. Цифры, приведенные Шапошниковым, требуют уточнения. Хлынувшая вода могла образовать вначале волну прорыва высотой до 6–8 метров. Но по мере удаления от плотины уровень искусственного паводка постепенно понижался, вода растекалась по низменным участкам местности.

Паводок. Так же выглядели окрестности Дмитрова в начале зимы 1941 г.

Что касается жертв среди местного населения, то они вряд ли были многочисленными. Ведь в речной пойме почти не было застройки, дома деревень и поселков стояли значительно выше берегового уровня, так что даже мощная волна прорыва до них не смогла достать. Видимо, одним из печальных исключений стала как раз деревня Бабенки, построенная в низине.

Искусственное половодье, по расчетам специалиста, могло длиться не более трех дней, после чего вода резко пошла на убыль. Мощный водяной поток взломал лед на Истре, выкорчевал по берегам немало деревьев, образовав из них местами мощные завалы, снес мосты... Все это создало серьезные препятствия на пути наступления немецких войск, задержало их на истринском рубеже. Внезапное наводнение нанесло, вероятно, и некоторый урон противнику: где-то потоком смело германскую технику, солдат...

Гитлеровцы тоже «приложили руку» к разрушению Истринского гидроузла. Случилось это парой недель позже, когда фашистам после начала контрнаступления Красной Армии пришлось отходить с занятых ими рубежей. Желая причинить максимальный вред, немцы хотели было взорвать саму плотину, однако на это у них попросту не хватило взрывчатки. В итоге врагу удалось лишь разрушить башню донного водоприемника. Все повреждения на гидроузле были устранены быстро. Восстановительные работы велись «под опекой» НКВД, и уже весной 1942 г. Истринское водохранилище смогло принять паводок.

— Наверняка наши саперы специально взорвали затвор водосброса так, чтобы его потом можно было отремонтировать без особых проблем, — поясняет Юрий Гусев. — А что касается немецкого подрыва... У них случилась серьезная «осечка». Свидетельства этой неудачи обнаружились в середине 1990-х. Тогда при проведении работ по реконструкции гидроузла водолазы подняли со дна водохранилища возле плотины пять или шесть немецких мин (на корпусах сохранилось изображение свастики). Причем все мины — без взрывателей. Видимо, немецкие саперы заложили там эти боеприпасы, рассчитывая, что они должны сдетонировать при взрыве башни. Но этого, к счастью, не произошло.

Запертая речка

«Водяная» оборона использовалась и на северных подступах к столице. Одной из ловушек для немцев здесь стало Московское море — Иваньковское водохранилище на Волге.

Во второй половине ноября части группы армий «Центр», взяв Калинин, продолжали теснить немногочисленные советские войска. Моторизованные подразделения вермахта вышли к берегу огромного водохранилища. За ним открывался прямой путь на Рогачево, Дмитров, Клин. Кажется, что фашистский план охвата Москвы с севера вот-вот будет реализован. Однако нашелся способ помешать врагу.

Судя по скупой информации, которую удалось отыскать в одной из старых газет, автором необычной идеи (одобренной затем на заседании Государственного Комитета Обороны) был главный инженер канала Москва—Волга Александр Румянцев. Все просто и надежно: сбросить часть воды, подняв щиты на плотине Иваньковской ГЭС. Тогда лед, уже сковавший поверхность водохранилища (морозы-то стояли под 30 градусов!), окажется как бы «подвешенным» над понизившимся уровнем воды в Московском море и не выдержит тяжести военной техники. Самой операцией по указаниям от командования Калининского фронта руководил начальник ГЭС. За непродолжительное время удалось спустить водохранилище почти на два метра.

Описания дальнейших событий, почерпнутые из разных источников, отличаются друг от друга. Самая «победоносная» версия: когда немецкие бронетранспортеры начали переправу на другой берег, под ними вдруг провалился лед; на дно ушло несколько боевых машин, десятки солдат. В не столь «кровожадном» варианте изложения событий лед на водохранилище начал проседать и ломаться «сам собой», и фашисты, увидев это, вынуждены были отправиться в дальний обход.

Несколькими днями позже был реализован еще один «гидротехнический маневр». Его предложили специалисты, работавшие на канале (среди них упоминаются, по разным данным, А.Румянцев, Д.Агафонов, А.Ярустовский, В.Жданов...), и одобрил ГКО. На сей раз речь шла об искусственном затоплении поймы рек Сестры и Яхромы, чтобы остановить немецкие войска, надвигавшиеся с запада, со стороны Рогачева, на Дмитров. Детальный план операции был разработан совместно с Инженерным управлением Западного фронта и утвержден командующим Г.Жуковым.

Наверняка без знаменитой русской смекалки устроить подобный «фокус» не получилось бы, но наши спецы быстро сообразили, что надо делать. В районе нынешней железнодорожной станции Карманово река Сестра протекает прямо под насыпью канала Москва—Волга по специальным водопропускным тоннелям. Тоннели «захлопнули» с восточной стороны металлическими щитами (их пришлось варить тут же, на месте, и крепить, используя имеющиеся на водопропуске конструкции для проведения ремонтных работ). В результате Сестра потекла вспять.

фото: Сергей Иванов

Кроме того, для усиления эффективности внеочередного паводка решено было открыть аварийные водосбросы № 51 и № 52 на канале, чтобы через них спускать воду «рукотворной реки» в саму Сестру и в ее приток Яхрому.

— По плану, разработанному Александром Румянцевым, диспетчер Яхромского шлюза Тельпуховский, едва увидев утром 28 ноября колонну немецких танков и мотопехоты, приближающуюся со стороны Андреевской горы, приказал открыть водосброс, — рассказывает сотрудник музея-заповедника «Дмитровский кремль» Наталья Табунова. — Однако в самый ответственный момент отключилось электроснабжение. Рабочим Расторгуеву и Вислогузову пришлось вручную, при помощи лебедки, поднимать сперва один тяжелый сегментный затвор, а потом уже под грохот пулеметных очередей немецких мотоциклистов — и второй. Вода из канала хлынула в Яхрому, ломая речной лед. Этот искусственный паводок получился даже более мощным, чем настоящий весенний. Городской район Заречье, расположенный в пойме, оказался частично подтоплен. А самое главное — разлившаяся Яхрома не пустила германскую тяжелую боевую технику и мотопехоту к западному берегу канала в районе Дмитрова. В донесении разведки немецкой 14-й моторизованной дивизии из обследованного ей в первой половине дня 29 ноября района села Кончинино упоминается «вызванное, по-видимому, посредством взрыва плотин или шлюзов наводнение, которое быстро расширяется к западу и значительно увеличивается».

Немецкие танки не прошли к Москве.

Истребители плотин

Затопить Москву... Мог ли быть осуществлен во время Великой Отечественной подобный «апокалиптический» сценарий?

Среди прочих важнейших объектов прифронтовой столицы, которые заминировали по распоряжению ГКО осенью 1941-го, были и конструкции плотины, «подпирающей» Химкинское водохранилище. Перепад высот здесь весьма существенный, так что обрушившиеся вниз водяные потоки могли бы произвести немалые разрушения в районах, прилегающих к Хорошевскому шоссе, оставив врагу опустошенную территорию на северо-западе столицы. Впрочем, до реализации такого страшного плана дело не дошло: немцев в город не пустили.

Известно, что сам фюрер одержим был навязчивой идеей устроить на месте большевистской столицы огромное озеро. Советские специалисты называли подобный проект утопическим. Видимо, и их германские коллеги придерживались подобного же мнения, однако не смели возразить своему вождю. Впрочем...

Судя по некоторым данным, уже позднее, в середине военной страды, германское командование могло планировать операцию по «водяной» атаке нашей столицы. Во всяком случае, существуют доказательства того, что ГКО и руководство Красной Армии полагали подобный вариант вполне возможным. Поэтому были приняты необходимые меры предосторожности.

Немцев мог вдохновить на разработку такой акции успешный опыт врага — англичан, которые создали особую авиабригаду истребителей плотин и весной 1943 г. осуществили очень тщательно и долго подготавливавшуюся ими операцию по торпедированию с самолетов нескольких крупных плотин на реках в Рурском промышленном районе Германии. Британцам пришлось для этого разработать специальный тип «прыгающей» «супербомбы». Это чудище весом более 4 тонн имело вид огромной «бочки». После сбрасывания бомба начинала вращаться вокруг своей оси, благодаря чему, упав в воду возле плотины, «укатывалась» по ее откосу вниз, к подошве, и уже там взрывалась. Чтобы взрыв мог пробить толщу тела плотины, заход на объект и само бомбометание приходилось выполнять буквально с ювелирной точностью, на сверхмалой высоте. Между тем германская зенитная артиллерия яростно «огрызалась», поэтому более половины из 19 бомбардировщиков, которые отправились на задание, были сбиты или повреждены. Однако оставшиеся машины все-таки достигли целей. Они смогли взорвать своими «четырехтонками» три плотины на водохранилищах Эдер, Мён, Зорпе. В итоге потоп накрыл более 8000 га, волной разрушило свыше сотни промышленных объектов, десятки мостов, несколько аэродромов с самолетами. В бурных потоках утонули почти 1300 человек (правда, потом выяснилось, что в основном это были пленные, которые работали на немецкую промышленность и размещались в концлагерях).

Плотина Истринского водохранилища.

Неизвестно, насколько продвинулись гитлеровцы в подготовке подобной подрывной акции, однако в советских военных «верхах», видимо, решили перестраховаться: было отдано распоряжение о дополнительных мерах по защите важнейших плотин на водохранилищах в окрестностях Москвы. Вся эта операция попала в разряд сверхсекретных, а потому документы, касающиеся ее, остаются «за семью замками». Но кое-что удалось выяснить.

О конкретном факте рассказал Юрий Гусев:

— Несколько лет назад у нас побывал участник Отечественной войны, бывший сапер. В июле-августе 1943-го он, будучи тогда молодым лейтенантом, командовал взводом, который устанавливал на плотине Истринского гидроузла защитные металлические сети. Как вспоминал ветеран, эту защиту от торпедной атаки с воздуха монтировали приблизительно в 150 метрах от плотины, опуская на 6 метров под воду. Все работы проводились под охраной сотрудников НКВД. Чекисты строго следили, чтобы никто из посторонних не мог увидеть, что делается возле плотины, и не позволяли самим саперам даже шага ступить за пределы рабочей зоны.

Вероятно, подобная же защита была тогда смонтирована и на некоторых плотинах канала. Однако немцы так и не предприняли попыток взорвать с воздуха наши гидротехнические сооружения под Москвой.




Партнеры