Огонь, вода и “камера пыток”

“МК” узнал, где и как готовят спасателей для МЧС России

11 декабря 2011 в 17:08, просмотров: 4983

Профессия спасателя сегодня из таинственно-романтичной превратилась в насущную. Только за последние годы сотрудниками МЧС России были проведены тысячи спасательных операций в нашей стране и за рубежом, а количество спасенных ими жизней исчисляется сотнями тысяч.

На прошлой неделе свой 19-й день рождения отметил ведущий вуз МЧС — Академия гражданской защиты. Об этом уникальном учебном заведении “МК” поговорил с его начальником генерал-полковником Сергеем Шляковым.

Огонь, вода и “камера пыток”

— Сергей Анатольевич, о работе МЧС большинство знает из телерепортажей об авиакатастрофах, пожарах, взрывах, наводнениях. В реальной же жизни со спасателями люди сталкиваются чаще по «несерьезным» поводам: если кошка забралась на дерево, ключ потерялся или замок заклинило...

— Действительно, спасателям МЧС часто приходится сталкиваться с такими, казалось бы, мелкими задачами. Но нужно понимать, что, к примеру, животное, попавшее в беду, принадлежит конкретной бабушке, конкретной семье и его спасение имеет огромный социальный и психологический эффект для определенной улицы, квартала, дома. Изначально стратегия МЧС была построена таким образом, что во главу угла поставлен человек, его жизнь и здоровье. Иногда нас критикуют: вот, дескать, зачем вы поднимали такие силы — самолеты, вертолеты, чтобы найти в лесу одного человека? На это можно ответить так: а кто определил стоимость жизни? А потом, давайте представим, что там, в лесу, ваш близкий, родной человек. Наверное, все эти вопросы сразу отпадут. Но спасение, помощь — это только видимая сторона нашей работы...

— А невидимая?

— Недавно стало известно, что в Италии собираются судить группу специалистов, которые должны были спрогнозировать землетрясение, но не сделали этого. Увы, на данный момент нет такого механизма, который со стопроцентной долей вероятности мог бы определить, что произойдет. Но человек все равно научился предугадывать, прогнозировать — для этого есть многолетние наблюдения, математический инструментарий. У нас, например, есть система раннего предупреждения цунами, которая развернута на Дальнем Востоке, и она отлично работает, уже помогла предотвратить не одну беду.

— Вы хотите сказать, что МЧС занимается в том числе прогнозами?

— У нас даже есть соответствующее структурное подразделение: Центр мониторинга и прогнозирования. Каждый понедельник, что бы ни случилось, в МЧС проходит селекторное совещание, в начале которого заслушивается прогноз возможных чрезвычайных ситуаций на неделю. Причем не просто прогноз, а с конкретными рекомендациями: что необходимо сделать на той или иной территории. Мы сегодня уже можем предусмотреть и те же лесные пожары, и наводнения, и паводки. Правда, ситуация сейчас меняется, все чаще на территории России случаются такие природные явления, которых раньше мы не знали... Но если обобщить все функции МЧС, то их можно определить так: предупреждение, спасение, помощь. Это, кстати, и есть девиз МЧС России. Эти функции подразумевают потребность в специалистах самого разного профиля.

— Например?

— Связисты, саперы, специалисты, которые занимаются сбором и уничтожением радиоактивных отходов. Невозможно представить ни одну спасательную операцию без психологов. Или, например, есть авианаводчики. Это редкая и очень ответственная профессия. В тушении лесных пожаров самое сложное — это применение авиации. Ее надо правильно навести, а с высоты это сделать очень сложно. Представьте, на борту огромного лайнера 40 тонн воды, и вся эта махина должна упасть так, чтобы не испортить пожарного оборудования, никого не ранить, но при этом эффективно потушить пожар.

Начальник Академии гражданской защиты генерал-полковник МЧС Сергей Шляков.

— Каких специалистов готовит ваша академия?

— Спектр очень широк. Здесь готовят как руководителей, так и специалистов для различных подразделений МЧС и органов власти, ответственных за безопасность наших граждан. Это те, кто будет управлять силами МЧС России, единой государственной системой предупреждения чрезвычайных ситуаций, воинскими и поисково-спасательными подразделениями, а также менеджеры управления рисками и специалисты в области информационных технологий, автоматизированных систем управления, робототехники, аэронавигации. Причем у нас есть практически все существующие на сегодняшний день формы обучения: курсанты-военнослужащие, студенты, которые обучаются по очной и заочной формам, а также слушатели-военнослужащие.

— Каким-то уникальным специальностям у вас обучают?

— Например, управление воздушным движением, мехатроника и робототехника, а также информационные технологии. Если говорить о последнем направлении, то это специалисты, которые будут работать в национальных центрах управления в кризисных ситуациях. Сейчас Россия переходит на единый номер аварийно-спасательных служб «112». Но система безопасности не может быть какой-то разрозненной, она должна быть комплексной. Вот пример: загорелась бензозаправка. Кого вызывать? Какие нужны силы? Это может определить только профессионал, а его нужно научить оценивать ситуацию.

Есть еще одна очень интересная специальность — системный анализ и управление. Мы готовим прогнозистов для центра «Антистихия», которые будут прогнозировать чрезвычайные ситуации и их последствия при помощи математического анализа. Вот, например, на Волге потерпел крушение танкер с нефтью. В этой ситуации необходимо понять, просчитать, куда пойдет нефть. Нужно учесть: какая сила ветра, течения, куда пойдет волна? А при каких условиях танкер вообще может перевернуться? Кто-то должен спрогнозировать, что может произойти с тем или иным объектом в тех или иных условиях. Вот эти ребята и думают над поступившей к ним информацией. Очень интересная работа.

— И огромный конкурс на обучение по таким специальностям?

— К сожалению, это совсем не так. Выпускники школ зачастую избирают гуманитарные предметы. Это кажется востребованным, это легче. Но тех же юристов уже в стране очень много, а по специальностям, где востребованы знания математики и физики, впоследствии будет гарантирована интереснейшая работа и карьерный рост. Причем, что немаловажно, — стопроцентное трудоустройство. А если кого-то пугает то, что в МЧС нужно носить униформу, то, например, в центрах управления в кризисных ситуациях и центре «Антистихия» форма одежды — джинсы и поло или свитер. Но тому, кто захочет прийти к нам учиться, нужно знать: на ЕГЭ нужно сдавать именно те предметы, которые соответствуют избранной специальности, иначе мы не сможем его принять.

— Тогда скажите, на какие специальности у вас самый большой конкурс?

— Государственное и муниципальное управление — 14 человек на место. Это специалисты, полностью подготовленные по линии МЧС, которые будут отвечать за безопасность территории и работать в муниципальных образованиях. Очень много молодых людей, желающих стать курсантами, а в дальнейшем офицерами, поэтому высокий конкурс и на командно-инженерный факультет. Высококонкурентны также экономика и юриспруденция.

— Но все, кто у вас обучается, в обязательном порядке получают профессию спасателя, правильно?

— Наш вуз является резервом министра, и мы обязаны обеспечить квалификацию «спасатель» курсантам и студентам старших курсов. К окончанию обучения каждый из них может в полной мере привлекаться к ликвидации последствий чрезвычайной ситуации. Например, принимать участие в тушении пожаров в качестве пожарного или командира отделения, участвовать в деблокировании при ДТП, осуществлять комплекс первых реанимационных мероприятий.

— А недавно вы стали готовить еще и преподавателей ОБЖ.

— Да, эта профессия становится все более востребованной. Кстати, детям очень интересен предмет, если к его преподаванию подходят профессионально. На территории академии проживают более 300 детей. Их уже начинают готовить будущие преподаватели. Они рассказывают ребятам, как, например, выживать в лесу, как разводить костер, дают им первые навыки альпинистской подготовки. Дети ждут этих занятий, им это нравится, они гордятся собой, когда все получается.

— Вы сказали, что у вас на территории живут дети. Это значит, что для обучающихся в академии есть общежития? Кому они предоставляются?

— Студенты у нас учатся в основном местные — из Москвы и Московской области. А вот курсанты — со всей страны, начиная с Камчатки и заканчивая Калининградом. Они проживают в специальных корпусах со всеми удобствами, со всей необходимой бытовой техникой — стиральными машинами, микроволновками, телевизорами, утюгами. Там есть комнаты для занятий, отдыха, физподготовки. Есть где отметить торжественное событие, выпить чаю в приятной компании. Недавно в академии был день открытых дверей. Ко мне подошел мужчина и сказал: я своего сына отдам учиться только к вам. Я спросил его, почему. Он ответил: у вас чистота, порядок, дисциплина, и я буду уверен, что у сына здесь будет все нормально.

— Курсанты у вас живут на полном обеспечении?

— Да, на полном довольствии. И еще получают деньги как рядовые срочной службы. А когда им исполняется 18 лет и они переходят в разряд контрактников, им выплачивают денежное довольствие в зависимости от звания — до 8 тысяч. Кроме этого им положен бесплатный проезд и отпуск. Две недели зимой и месяц — летом.

— Они могут покидать территорию академии?

— Да, ходят в увольнения, если у них нет задолженностей по учебе.

— В академии отличный спортивный комплекс, где есть площадки для волейбола, футбола, каток. А еще есть какой-то уникальный бассейн, расскажите о нем подробнее.

— Его особенность в том, что там не только восемь 25-метровых дорожек, но будет и так называемый «стакан» глубиной в 10 метров. Это необходимо для того, чтобы можно было проводить легководолазную подготовку курсантов, учить их нырять. И все это в приближенных к экстремальным условиях — при помощи специальных приборов инструкторы могут создать в «стакане» замутнение воды.

— А еще есть аудитории, где курсантам тоже создаются условия, приближенные к тем, в которых им, возможно, предстоит работать. Расскажите о них.

— Да, мы между собой в шутку называем их «пыточными камерами». Например, есть комната, где курсант в полном пожарном обмундировании должен взбираться по лестнице или канату, при этом помещение сильно нагревается с помощью тепловой пушки. Так он привыкает действовать в условиях высоких температур, что впоследствии может пригодиться на тушении пожара. Или в другом помещении курсанты, также в полной экипировке, должны пролезть сквозь сложнейшие препятствия, чтобы спасти... манекен человека. При этом тренажер, на котором они тренируются, сделан по подобию конструкции сгоревшего здания. Во время учебной спасательной операции преподаватели нагнетают в помещение высокую температуру, включают громкие звуки, имитирующие взрывы, устраивают вспышки. При этом в помещении почти кромешная тьма.

Тяжело. Но, если перефразировать известное изречение, тяжело в учении — легко в спасении...

Академия всегда идет в ногу со временем и с возникающими задачами. Я приведу пример: несколько лет назад в МЧС передали военизированные горноспасательные части. Значит, нам нужны оборудование и классы, которые будут позволять иметь представление, как работают шахты и как там проводить спасательные работы. Или взять освоение Арктики. Необходима защита населения и территорий в условиях вечной мерзлоты. Под это тоже нужны аудитории, специальное оснащение — ведь даже металлы ведут себя совершенно по-другому в условиях вечной мерзлоты. И все это академия обеспечивает.

— И все практические навыки курсанты осваивают здесь же?

— Не только. У нас есть лагерь в Ногинске, созданный на базе спасательного центра, который действует круглый год. Там учатся разминированию, обучаются искать людей в завалах, действовать в условиях радиационного и химического заражения. На полигоне есть макеты самолетов, разбитые машины, переезд, туннели метро, вагоны, бомбоубежища, здания, где можно моделировать разные чрезвычайные ситуации, теплодымокамеры... Там же обучаются работать в составе кинологических команд, делать проходы в плитах и балках, чтобы потом, в жизни, при возникшей потребности, суметь дойти до пострадавшего. Помимо этого учащиеся академии выезжают в учебные центры на Байкале, Красной Поляне, Вытегре, Ергаках, где проводятся занятия по водной, а также горной подготовке. Они учатся использовать гужевой транспорт, водить маломерные суда, грузовые машины, бульдозеры...

— Говорят: настоящий мужчина должен уметь стрелять, водить машину, танцевать. Ваши выпускники, похоже, умеют гораздо больше, если не брать в расчет танцы.

— А почему же не брать? Танцуют они тоже отлично — у нас классный самодеятельный коллектив, отличный танцзал. Мы на свои вечера артистов со стороны не приглашаем. Есть и своя команда КВН...

— Вы нарисовали такую картину, что, наверное, многие подумают: да туда без протекции никогда не возьмут...

— У нас совсем не смотрят на то, откуда ты родом, кто твои родители. Мы ждем в академию подготовленных ребят, независимо от их социального статуса. Выпускника нашего вуза помимо гарантированного трудоустройства ждет развивающаяся структура, имеющая высокий рейтинг доверия у граждан, стабильная зарплата и отличный коллектив. Возможности для карьерного роста есть у каждого. А здесь уже все зависит от того, как ты себя покажешь.




Партнеры