Сделка с браком

Как корреспондент “МК” людей женил

16 декабря 2011 в 20:33, просмотров: 4355

Чтобы женить одну пару, требуется около 30 человек. Кто эти люди и как они работают? Что на самом деле происходит за стенами Дворцов бракосочетаний? Чтобы это выяснить, «МК» в день работников ЗАГС отправил в храм Гименея корреспондента соединять влюбленные сердца паспортным штампом.

Сделка с браком
фото: Наталья Мущинкина

Что чувствует работник загса

В комнату для оформления документов заходят они — моя первая пара, которую я сегодня регистрирую. Такими сияющими глазами меня никогда не разглядывали, и я тоже во все глаза разглядываю их, отмечая, что они красивые. Я несу ответственность за важнейший день в их жизни. Как минимум — его нельзя испортить. Эта мысль все время крутится в голове, вдруг моя спина выпрямляется, и я чудом прорезавшимся голосом произношу: «Мы рады вас приветствовать!». Но крах приближается. Смотрю на них и вдруг забываю весь инструктаж — подпись жениха за свидетельство о браке, потом по 4 подписи на актовой записи: две о том, что препятствий для вступления в брак нет, две — о согласии в него вступить, не забыть попросить проверить правильность актовой записи, не забыть спросить, берет ли невеста фамилию мужа...

Подаю деревянную рамку, в которой распечатана 14-я статья Семейного кодекса, говорю что-то, — мол, почитайте ее. Молодожены внимательно на эту табличку смотрят — секунду, две, три, и я понимаю, что они ее не читают, а туда просто так смотрят. Что еще интереснее — я ее и сама не читаю, а просто так туда смотрю, и не понимаю, зачем эту табличку им дала и что они должны мне ответить. Та же история повторяется с актовыми записями: пока нас не выручает другой сотрудник.

Переходим в зал для бракосочетания. Пока гости не вошли, мы, около 10 человек — оператор, фотограф... — выстраиваемся так, чтобы не попадать в кадр. Запускают гостей. Первой в распахнутые двери заходит чья-то счастливая полная мама в желтом костюме. «Опа-па! Пошли-пошли», — комментирует видеооператор. Гости рассаживаются. Тут выясняется, что потеряли папу: «Где папа?!» — «Папа курит!». «Совсем не страшно, — иронизирует оператор, — второй дубль будет».

Подписи о согласии вступить в брак хранятся 100 лет

Это все праздничная часть. Но вряд ли вам доводилось видеть, как устроен Дворец бракосочетаний изнутри. С праздничной стороны располагаются холл для приема гостей, банкетный зал, комната для оформления документов перед церемонией и собственно сам зал, где и происходит основное торжество. В зале есть ниша для музыкантов, к которой секретный коридор и подсоединен. В будничной зоне дворца находятся архив, стол приема заявлений и администрация. Служащие дворца, для которых праздник и будни — одно и то же, проводят в зонах по полсмены, сменяя за день несколько рабочих позиций в соответствии с принципами настоящей ротации: садятся то заявления принимать, то выдавать справки, ставить печати в паспортах и проводить церемонию.

Пожалуй, самая интересная часть в будничной зоне — это архив, сердце дворца. Главный специалист Оксана Тутунжи показала «МК» железные сейфы высотою до потолка, где хранятся актовые записи о браках — около сотни книжиц с подписями поженившихся с 1969 года, когда дворец был открыт. Кстати, ваши подписи будут храниться здесь даже и после того, как «смерть разлучит вас», — а именно 100 лет. После чего подписи, ставшие когда-то свидетельством любви теперь уже умерших людей, отправятся в городской архив и превратятся в часть истории.

Снаружи, впрочем, архив дворца являет собой обычную стойку регистрации, намозолившую глаза во всех госучреждениях. Сюда подходят растеряхи, восстанавливающие свидетельства о браке, и пенсионеры за справками, с тех пор как за прожитые вместе годы их стали материально поощрять: 6 тысяч за 50 прожитых совместно лет, 7 — за 55, 8 — за 60 и так далее. «Идут охотно. Самая старая пара у нас отмечала 75-летие совестной жизни», — рассказала «МК» главный специалист Ирина Игнатович.

Один раз я вела церемонию с закрытыми глазами

О курьезных и напряженных случаях, без которых не обходится работа регистратора браков, рассказала «МК» заместитель начальника Дворца бракосочетаний № 3 Елена Гордеева.

Так, один раз приехали регистрироваться циркачи. Заиграл марш Мендельсона, двери распахнулись, но вместо молодоженов в зал ввалился почти настоящий медведь. Человек в костюме зверя заставил хохотать Елену Гордееву до слез, у нее потекла тушь, глаза стало жутко щипать, но торжество прерывать нельзя. «Я начинаю вести церемонию с закрытыми глазами, усиленно жестикулируя и раскачивая головой, чтобы это было не так заметно», — рассказывает Елена Гордеева. Потом циркачи сказали, что за такую выдержку взяли бы ее с собою в цирк.

Однажды пришла пара с трехлетним ребенком, и когда церемония началась, малыш завелся — начал бегать вокруг родителей. «Сделал один круг, расширил радиус, сделал второй круг... И тут я понимаю, что на третьем круге он опрокинет стойку с кольцами. Тогда я раскрываю руки, и малыш бежит ко мне в объятия, успокаивается, а церемонию я заканчиваю с ребенком на руках».

Случаи, когда на свадьбу приходят маленькие дети, — одни из самых сложных. Они, как правило, специфично реагируют на живую музыку, могут начать танцевать, прыгать, шалить. Сложно работать, когда пары не относятся к празднику серьезно, приходят «чисто поржать». Гости смеются, начинают дразниться, молодожены делают глупые жесты. «Подумайте о том, как будете показывать видеозапись со свадьбы детям или внукам», — в таких случаях предупреждает Елена Гордеева. Иногда приходят регистрироваться даже совсем пьяные, устраивают дебош. А вот известные люди и медийные персонажи, наоборот, гиперорганизованны и гиперответственны. Если что-то идет не так во время церемонии, сотрудники дворца сигнализируют об этом жестами, ведущий, например, может подергать бровями, а музыкант в нише — кашлянуть или скрипнуть смычком.

Невеста была ведьмой, а жених — заключенным, прикованным к ней цепями

Иногда во Дворец бракосочетаний приходят регистрироваться такие пары, что пугаются не только гости, но и много повидавшие работники. Так, один раз пришла пара, в которой невеста была в образе ведьмы, а жених — заключенного, прикованного к ней цепями. Когда жених шагал, невеста периодически падала. Один раз невеста пришла в чем-то просвечивающем, напоминающем рыболовную сеть. Все бы ничего, но «золотая рыбка» попалась жениху сутулая и с отвисшей грудью.

Когда «тематические» свадьбы не выходят за рамки разумного, работники им рады. Популярны гангстерские свадьбы. Один раз была пионерская свадьба — мужчины в футболках, в джинсах и с галстуками. «Приятно видеть, если гости приходят в едином сюжете, например, все мужчины в бордовых шляпах, а женщины в длинных платьях», — говорит Елена Гордеева. Или, например, один раз все подружки были в розовых платьях, шитых на заказ, — все разные, но единообразные.

Иногда в стандартную процедуру просят внести какую-то изюминку. Так, военные приходят с кортиками и просят, чтобы кольца им поднесли на фуражке. Когда кольца подносят дети, они ведут себя совершенно непредсказуемо, роняют их и теряют. Но бывает наоборот. «Помню, был такой потерянный мальчуган с бабочкой, стоит в уголке, собрался плакать. Ну все, думаю, испортит церемонию. Но когда ему надо было кольца нести, как он выступил! Как вскинул голову! Это дорогого стоило!» — рассказывает Елена Гордеева.

Приезжают пьяные и просят сыграть «Мурку»

Еще одни устроители праздника, которые зачастую не замечаются, — музыканты. Камерный ансамбль «Музыкальный салон», обслуживающий брачную церемонию, рассказал «МК», что они играют новобрачным. Обычно на церемонии звучат 5 отрывков из произведений. Первым звучит свадебный марш Мендельсона, и очень редко (одна-две пары из ста) заказывают свадебные марши других композиторов, например Вагнера. Самые популярные произведения в «перебивках» — «Аве Мария», «Вальс цветов» Чайковского, вальсы Штрауса, «Метель» Свиридова, вальс к драме «Маскарад» Хачатуряна. Всего в арсенале у музыкантов — 150 произведений. Иногда заказчики настаивают совсем на каком-то эксклюзиве — тогда репертуар приходится расширять. Например, одним клиентам вынь да положь «Канон ре мажор» Иоганна Пахельбеля, барочного композитора. Однако начало произведения было больше похоронным, чем свадебным, поэтому пришлось делать собственную аранжировку. Летом, когда, по наблюдениям музыкантов, пары приходят «не такие серьезные», больше заказывают популярных мелодий, например, песню из кинофильма — «Тот самый Мюнхгаузен» и даже «Бой с тенью». А под вечер — так и совсем, бывает, приезжают пьяные и требуют: «Мурку» нам поставьте!" «С этим идите... в другое место», — обижаются музыканты.

Работник Дворца бракосочетаний — юрист, артист и психолог

Стереотипный образ «бракосочетательницы» — этакой вредной старой девы — у меня развеялся. Все работники дворца — молодые девушки около 30, все замужем, и у некоторых даже по два ребенка. Праздничная одежда и макияж для них уже стали рабочими. Девушек выделяют умение ходить на каблуках (в отличие от многих невест и гостей), хорошо поставленная речь и выдержанные манеры.

Каждый работник за смену проводит около 23 церемоний, но бывает и по 50-60. Каждый из них свою речь про все эти «любовь до гроба» и «соединение сердец» придумывает сам. Во время каждой церемонии «эффект мандража все равно присутствует», поэтому «не надо думать, что нам все равно, мы просто так «натягиваем улыбку!» — говорят «МК» работники дворца.

«Чтобы отлично провести церемонию, мы должны быть и актерами, и психологами», — поясняет ведущий специалист Екатерина Митрополова, которая сегодня участвует в конкурсе на лучшего ведущего церемонии бракосочетания среди молодых специалистов. Но все-таки самое главное в профессии — это юридическая составляющая. «Брак — это прежде всего юридическая сделка», — пояснила «МК» главный специалист Оксана Петросян.

Тем не менее работники дворца признаются, что чувствуют себя все-таки присутствующими скорее на празднике, чем на работе.



Партнеры