Золотые руки власти

Репортер «МК» поработал в главной ювелирной мастерской страны

18 декабря 2011 в 16:18, просмотров: 14100

В Кремле ломают голову — что подарить гостям, приглашенным на торжественный новогодний прием? Ведь теперь, по закону, нужно уложиться в три тысячи целковых. В противном случае госслужащий должен задекларировать презент, а то и вовсе сдать в казну. С учетом сего нововведения на какие подарки, полученные из рук главы государства, вообще могут рассчитывать особо отличившиеся граждане? Сколько злата-серебра в современных государственных наградах (в тех самых, что вручает сам президент)? И что сложнее изготовить — орден для героя или сувенир для руководителя иностранного государства? Чтобы выяснить все это, спецкор «МК» поработала ювелиром на предприятии Управделами Президента РФ.

«МК» выяснил:

• почему орденов теперь делают меньше;

• как изменится в ближайшее время дизайн госнаград;

• что будут носить на груди вместо орденов и медалей;

• почему золото не в моде у вип-чиновников;

• какие драгоценности предпочитают первые лица.

Золотые руки власти
фото: Ева Меркачева

Почем «золото партии»

Ювелирной мастерской, вопреки моим предположениям, в Кремле не оказалось. Ни одной. Так что мне прямая дорога в Ярославль, в центр «Русские ремесла», подведомственный Управделами Президента РФ. О том, что здешние ювелиры «вытворяют» с драгметаллом, ходят настоящие легенды. Будет на что посмотреть и чему поучиться.

— Когда-то все подвалы этого предприятия были забиты золотыми слитками, — бают старожилы. — Однажды сюда грабители пришли и все вынесли. Их так и не поймали. Но после того как у предприятия появилась такая «крыша» (Управделами Президента. — Авт.) и оно стало государевым, грабежей больше не было.

Завидую ювелирам, ежедневно творящим красоту, белой завистью. Но с другой стороны... В окружении злата-серебра, рубинов, бриллиантов от соблазнов удержаться сможет не каждый. Впрочем, здесь, как говорится, без вариантов — ничего прихватить с собой после смены не получится. Еще в советские годы на ювелирных госпредприятиях была жуткая система проверки: в специальной комнате человек раздевался догола и садился на корточки на зеркальный пол... И это не мешало выносить все что угодно. Работники камешки глотали или прятали в потайных местах своего тела, кои не всегда отражаются в зеркале. Сейчас же все просто и технологично: за ювелиром следят видеокамеры, и ему выдается на смену определенное количество камней. Получил, скажем, с утра 40 сапфиров и 10 бриллиантов, будь добр к вечеру сдать столько-то колец.

— А если драгоценный камень в процессе работы расколется, платить придется ювелиру? — интересуюсь у генерального директора центра Игоря Беляева.

— Бывает и такое. Но чаще оказывается ювелир ни при чем, и это брак самого камня. Обиднее всего, когда нечаянно испортят изделие из мамонтовой кости. На каждое из них ведь уходит несколько месяцев работы. Так что вы уж сделайте милость, лишний раз к ним и не прикасайтесь даже.

— Вы хотели сказать — слоновой кости?

— Нет, из слоновой делать сейчас запрещено. А вот мамонтовую нам поставляют в больших количествах. В России немало этих древних животных откапывают.

Чего точно не испортишь, так это золото да серебро. Переплавил в случае чего — да всего делов! Другое дело, что на рынке цены на драгметаллы сейчас скачут как бешеные. Только в этом году на золото выросли на 10%, на серебро — на 15. Зато качество российского драгметалла за последнее время, как уверяют эксперты, не изменилось. И оно по-прежнему выделяется на фоне золота, поставляемого в Россию в огромных количествах из заморских стран.

Ну а здесь не столько материал берегут, сколько людей. Они же хоть и в переносном смысле, но золотые. Все с именами, с высшим разрядом, после красносельского училища художественной обработки. Этими творческими, увлекающимися натурами руководить непросто.

— Знаете, что они пишут в объяснительных, когда на работу опаздывают? — говорит Беляев. — «Переводил бабушку через дорогу». Или вот когда анкеты заполняют (предприятие все-таки режимное), на вопрос: «Вы были за границей?» — отвечают: «Нет, но очень хочу». И так во всем... Ей-богу, как дети.

фото: Ева Меркачева

Орденам запретили чернеть

А я тем временем уже тружусь в цехе, где «ваяют» ордена. С этого года все госнаграды, согласно указу Медведева, делают только в двух местах — на «Гознаке» и как раз здесь, в «Русских ремеслах».

И кстати, по закону, для изготовления орденов можно использовать только российское золото и только из банковской системы. А делать сплавы в целях экономии — прямая дорога за решетку. С этим не шутят. Ревизии, пробирования... Кстати, на госнаградах пробы не ставят. Но там есть фирменный значок «РР». Наконец-то я узнаю ответ на волновавший меня вопрос — полые или нет внутри награды? Слежу за всеми стадиями изготовления... и ответственно заявляю: не полые! Внутри, как и снаружи, серебро лучшей пробы. Однако этот металл имеет одно нехорошее свойство — чернеет. И награды, получается, тоже «меркнут». На эту тему не так давно в Кремле даже совещание, по слухам, было. В итоге ярославские мастера разработали новую технологию, благодаря которой уплотняется поверхностный слой ордена на уровне молекул. И все новые награды не чернеют.

Сложнее всего крепить на отлитые ордена драгоценные камни и красить эмаль. Все делается вручную. Иногда над одной наградой ювелир корпит по несколько дней. Выясняю, что количество заказов из Кремля невелико и год от года все сокращается. Эксперты говорят, что власти стали серьезнее относиться к награждениям. А чем меньше орденов вручают, тем значимей, престижнее они становятся автоматически. Но даже несмотря на скромный объем заказов, огромный станок чеканит награды, будто пирожки печет. Больше всего из-под него выходит нагрудных знаков к почетному званию. Сейчас, к сведению, в России 59 заслуженных профессий, лучшим представителям которых он вручается в Кремле. Какие-то канули в Лету (к примеру, «заслуженный работник КГБ»), появились новые.

— А еще мы стали делать улучшенные ордена, — хвастают работники. — То есть делаем еще красивее награды, которые уже были учреждены. Материалы для их изготовления используем все те же, но внешний вид чуть-чуть изменяем. Добавляем какие-то элементы, что-то, наоборот, убираем.

Художники центра УДП обычно разрабатывают несколько вариантов улучшения одной награды, которые попадают в администрацию президента и к геральдистам. Окончательное решение принимают уже непосредственно в Кремле. Недавно сделали партию обновленных орденов Дружбы. Эмаль другого цвета, создающая ощущение объема, веночек шире, рубинами украсили — и награда ну прямо заиграла! В ближайшее время планируется «улучшить» ордена Святого Георгия, «За заслуги перед Отечеством» и Андрея Первозванного. Впрочем, последний и без того самый красивый на сегодняшний день.

Художница Катя Широкова корпит над совершенно новой наградой, которую будет вручать президент в ближайшем будущем. Весьма привлекательно, скажу я вам, получается. Но это — секрет! До тех пор, пока президент не подпишет указ, говорить о награде нельзя.

А еще предполагается, что в будущем к ордену будет прилагаться его уменьшенная копия — что-то вроде фрачного значка. Люди ведь награды надевают только на официальные мероприятия (те хоть и весят всего по 20 граммов в среднем, но довольно большие по размеру). А уменьшенная копия будет всего 18 мм, и носить ее можно ежедневно. Кстати, в центре «Русские ремесла» уже сделали первую опытную партию. Но властям еще предстоит прописать правила ношения этого значка.

Ювелиры «Русских ремесел» делают награды и для других держав. Был недавно заказ от президента одной из бывших союзных республик. И вроде у него в стране полно своих специалистов в этом деле, но нет — он доверил его нашим. Приятно, ничего не скажешь.

фото: Ева Меркачева

Что подарить на три тысячи рублей?

Дарить подарки на различных приемах — традиция, введенная еще в царские времена. Что получали в качестве презентов российские чиновники в последние годы? Самые разные сувениры, но обязательно с госсимволикой. Многие из них делали именно в Ярославле. Но теперь ассортимент подарков решено пересмотреть и сделать их поскромнее (фоторамочки, тарелки, вазы и т.д.). А все благодаря новому закону, запрещающему чиновникам принимать в дар что бы то ни было на сумму дороже 3 тысяч рублей. В том числе от государства и из рук президента, в частности. Ну а на три тысячи особо не разгуляешься. Тем более что сейчас изготовители должны принимать участие в конкурсе. И тендер выигрывают порой предприятия, представляющие более дешевые изделия. Так что ярославским мастерам поставили задачу — крутитесь как хотите, но конкурентов обойдите. И ювелирам сейчас приходится напрягаться. Перешли на более доступные материалы, уменьшили размеры презентов. Да еще УДП субсидии выделило на закупку оборудования — чтобы не все вручную делать (это ведь слишком дорого).

Теперь художница рисует изделие на компьютере в 3D- формате и посылает изображение на специальный аппарат. Тот буквально выращивает образец из воска. Потом уже по нему делают слепок, куда заливают драгметалл. Впрочем, все равно от ручного труда ювелирам не уйти. Мой черед в этом убедиться. Меня поставили на важную операцию — доверили сделать хрустальные скрипичные ключи, украшенные полудрагоценными камнями. Ох и муторная, скажу я вам, работа — вставлять камешки. Клей использовать нельзя категорически. А фианиты из рук выскальзывают, в лунки не становятся. Глаза начинают болеть от напряжения уже после нескольких минут. Надеюсь, сделанный мной скрипичный ключ не рассыплется. Кому он достанется? Ювелиры точно сами не знают (или делают вид). Вообще накануне Нового года здесь много чего делают. Вот, к примеру, при мне отливали крошечных серебряных Змеев Горынычей (следующий год — год Дракона). Может, их и подарят на приеме в Кремле?

фото: Ева Меркачева

Кто в Кремле над златом чахнет

С советских времен обвешиваться золотом у партийной элиты считалось дурным буржуазным тоном. Ни у Сталина, ни у Брежнева, ни у Хрущева золотых изделий не было. Даже во рту. Ну и руководители рангом помельче вслед за вождями предпочитали драгметаллом не сверкать и если и держали где цепи-кольца-браслеты, то исключительно дома, а не на собственном теле. В лихие 90-е вкусы элиты поменялись. Из-под рубашек депутатов нет-нет да и проглядывали широкие цепи да толстые кресты. Но сейчас такое — почти нонсенс.

— Обратите внимание: на пальцах президента и премьера золотых перстней нет, — говорит источник в Кремле. — И на шее у них золотые цепи не висят. Если у какого министра есть цепочка, то она тоненькая, едва заметная — чтобы держать крестильный крест. Даже золотые часы сейчас не в моде.

Кстати, про часы. Эксперты уверяют, что на последней международной ювелирной выставке наши вип-персоны скупали действительно отнюдь не золотые хронометры, а сделанные из редких металлов — к примеру, метеорита. Одним словом, на теле чиновников из «желтого» остались лишь обручальные кольца (да и от них теперь вроде как стараются отказываться). На одежде — ну разве что запонки, и не у всех. Все прочее не входит в этикет.

Во время популяризации госсимволов чиновники и депутаты стали носить значки в виде двуглавого орла и российского флага из драгметаллов. Ювелиры мечтают — вот бы пустить это в массовое производство да ассортимент расширить. И чтоб считалось стильным носить, скажем, печатку с гербом или побрякивать в ушках флагами-сережками. Но такой раскруткой госсимволики в народных массах надо заниматься отдельно. И точно не ювелирам.

А мои «коллеги» тем временем показывают свою новую разработку — таблетницу. Она будет продаваться в киосках Кремля, Госдумы, Совета Федерации и прочих органов власти. Таблетница имеет 4 ячейки, то есть рассчитана на 4 пилюли.

— А почему именно четыре? — уточняю у авторов.

— А мы так подумали: если чиновнику приходится с собой на работу больше четырех таблеток брать, то пора ему об отдыхе подумать, — шутят сотрудники.

У главного кремлевского ювелира Беляева, не поверите, из золота всего одна печатка с монограммой. И то он говорит, что это дань прежних лет — подарок друзей.

— А у супруги вашей как насчет золота-бриллиантов? — уточняю я у самого Беляева.

— У нее всего два маленьких колечка. Хотя, может, зря я ей ничего не дарил из ювелирных украшений? Может, ей хочется иметь их? Как-то в голову не приходило даже.

А вот некоторым клиентам центра, напротив, это в голову пришло. Многие в частном порядке заказывают своим возлюбленным необыкновенной красоты эксклюзивные изделия. Один «вип» недавно попросил себе из злата-серебра рамку для фото, на котором он вместе с супругой. Вообще частные заказы — это одно из самых интересных. Как-то в центре сделали большое килограммовое пасхальное яйцо из мамонтовой кости, украшенное сотнями бриллиантов и самоцветов. На яйце написали: «Да святится имя Твое». Кому предназначалось это изделие, до сих пор неизвестно. Поговаривают, что ну о-о-очень влиятельному человеку.

А буквально недавно ювелиры изготовили несколько уникальных украшений. Уверяют, что это не для продажи, а исключительно для имиджа. Чтобы на выставках международных показывать, ну и вообще... Меня ведут в сейф, где они хранятся под семью замками, за решетками. Ювелиры аккуратно, едва дыша вынимают два странных браслета. Оба — из черного эбенового дерева. Как раз в него инкрустированы дорогие каменья и металлы. Необычен не только материал, но и форма — один браслет в виде треугольника. Называется «Переворот в сознании». Второй под названием «Гейша» и вовсе ни на что не похож. Складывается, будто ножик. Ювелиры уверяют, что эти изделия в какой-то степени революционные. Никому до сих пор не приходило в голову совмещать несовместимые материалы, да еще так их подать... Кстати, вроде дерево это долговечное, и браслет проживет не одно поколение. Автор идеи — заслуженный художник РФ Сергей Чирьев. Он до этого разработал дизайн для целой коллекции необычных колец (их можно надевать по-всякому, они трансформируются и т.д.). И он же в свое время разработал письменный набор и настольную лампу, которые были на столе у президента. Сейчас, правда, в кабине главы государства стоят другие. И вообще в последнее время в Кремле стали экономить на интерьере. Точнее, пошло это с ельцинских времен. Перестали заказывать серебряные изделия, вазы... Зато наметилась тенденция доставать все из «амбаров». В моде теперь все предметы интерьера прошлых лет, которые многие годы пролежали на кремлевских складах. Но там зачастую бывает некомплект (скажем, 11 серебряных стаканов вместо 12), вот и просят ярославских мастеров изготовить недостающий «по образу и подобию».

— А правда, что теперь все чиновники высокого ранга едят на серебряной посуде, поскольку она сразу же выдает некачественную или даже отравленную пищу (благодаря химической реакции)? — пытаю я ювелиров.

— Кто бы стал на одно серебро надеяться? — отвечают они. — В Кремле сами знаете какая система проверки пищи. Но ионы серебра очищают воду, и мы даже делаем такие изделия-очистители. Да и вообще серебро очень чувствительно. Вот, скажем, если у вас цепочка потемнела, значит, что-то в организме не то. Содержание оксидов в теле выше нормы.

А еще говорят, что стало модным держать в кабинете серебряную статуэтку или хотя бы ложку. Если почернела — плохая аура. И верный знак, что пора с насиженного кресла слезать, пока тебя оттуда не согнали. Впрочем, разве ж это примета?





Партнеры