Ворота для болота

Заместитель председателя правительства Московской области Николай Пищев: “Нужно понимать масштабы нашей работы – это 22 тысячи гектаров!”

17 января 2012 в 18:00, просмотров: 3624

Слово «обводнение» вот уже несколько лет как вошло в наш обиход.
Но не каждый человек достаточно четко представляет, что оно обозначает. Кто-то, наверное, полагает, что это какие-то «таинственные» работы из области нанотехнологий, у иных это слово ассоциируется с протянутым многометровым пожарным рукавом, в котором бьется вода...

В 2010 году, когда торфяные районы Московской области подверглись испытанию огнем, с ним боролись в режиме чрезвычайной ситуации всеми доступными средствами.

Тогда и стало понятно, что постоянно жить в авральном режиме невозможно. Ситуацию надо было менять в корне. Для этого была разработана  долгосрочная целевая программа по обводнению торфяников в Московской области на период 2011–2013 годов. Сегодня она реализуется за счет денежных средств, выделяемых из нескольких источников – бюджета Московской области и федерального.

Ворота для болота

В качестве основного способа обводнения торфяников был выбран вариант удержания и регулирования влаги в них за счет создания комплекса гидротехнических сооружений. В правительстве Московской области со ссылкой на мнение ведущих в этой области научно-исследовательских институтов считают, что это один из наиболее эффективных методов, потому что проверен временем и работает даже в условиях высокой плотности населения.

Уже к середине декабря прошлого года очередной этап обводнения был завершен. Но, как показывает практика, идеальных программ не существует.

За подробной информацией о проведенной в 2011 году обводнительной кампании и ее результатах я отправилась в правительство Московской области — кстати, не с пустыми руками. Выполняя просьбу инициативной группы жителей Луховицкого района, значительно пострадавшего летом 2010 года, я везла важную «депешу».

Составленная еще год назад, она включала в себя конкретные предложения по поддержанию торфяных участков на территории Луховицкого и Егорьевского районов Московской области, а также части Рыбновского района Рязанской области во влажном состоянии. Письмо было ценно своими конкретными, экономически выгодными предложениями.

Это послание я вручила заместителю председателя правительства Московской области Николаю Павловичу ПИЩЕВУ, возглавляющему Межведомственную комиссию по обводнению и заболачиванию торфяных земель в Подмосковье. С ним мы и поговорили о проблемах и достижениях в реализации масштабного «обводнительного» проекта.

— Николай Павлович, напомните, пожалуйста, в каких районах области проводились работы в 2011 году?

— Мы выполняли работы на 22 тысячах гектарах (34 участка) в 14 муниципальных образованиях — Луховицком, Шатурском, Егорьевском, Орехово-Зуевском, Павлово-Посадском, Клинском, Дмитровском, Талдомском, Сергиево-Посадском, Ногинском, Щелковском, Шаховском, Лотошинском муниципальных районах и городском округе Электрогорск. Из федерального бюджета на эти цели было выделено более миллиарда рублей. Подробная информация об этом находится в свободном доступе на нашем официальном сайте.

— В чем состоит суть обводнения и как реализуется этот процесс?

— Суть обводнения — это поднятие уровня поверхностных и грунтовых вод путем перехвата местного стока и организация поступления воды с внешней водосборной площади на территории торфяников.

Чтобы достичь поставленной цели, мы используем несколько способов.

Первый подразумевает строительство, реконструкцию и восстановление сети мелиоративных каналов, дамб, шлюзов, водоперепускных устройств, трубопроводов и других объектов.

Второй способ включает в себя заболачивание выработанных площадей торфяных болот с использованием в основном глухих земляных перемычек и дамб.

В соответствии с третьим способом к торфяникам, где запасы поверхностной и грунтовой вод недостаточны (особенно в засушливый пожароопасный период), она будет подаваться с помощью трубопровода под напором.

— Каковы критерии выбора того или иного способа обводнения на конкретных торфяных участках?

— На выбор способа влияет много факторов. Это освоенность и заселенность территории, сложившиеся природные условия, планы по дальнейшему использованию земли. Учетом этих факторов занимаются проектные организации. Правильность проектных решений проверяется государственной экспертизой, а на особо охраняемых территориях проекты проходят еще и экологическую экспертизу.

Скажу, что во всех районах мы использовали комбинированный вариант обводнения. В рамках каждого торфяного участка есть мелиоративные каналы, которые мы очищаем, углубляем и расширяем. Где это требуется, мы строим дополнительно и новые мелиоративные каналы, соответствующие гидротехнические сооружения. Поэтому на каждом обводняемом участке мы выбираем комбинацию мер, приемлемую конкретно для этого места. Нужно понимать масштабы нашей работы — это 22 тысячи гектаров!

Карта обводнения торфяных участков на территории Московской области

— Изначально мелиоративные каналы строились для выполнения задачи осушения конкретной территории торфяника. Поясните, пожалуйста, с какой целью эти каналы необходимо чистить, расширять, да еще и дополнительно строить новые? Не проще ли (и дешевле экономически) было бы заболачивать торфяную территорию, как предлагают в том числе представители инициативной группы, путем возведения земляных дамб и глухих перемычек?

— Напомню, что торфяники покрывают значительную территорию Московской области и представляют собой сложную систему. Что касается прочистки старых мелиоративных каналов, то ситуация здесь непроста. Существующие еще со времен осушения торфяных территорий, сегодня эти каналы настолько обмелели и засорились, что не обеспечивают доставку воды ко многим пересушенным торфяникам. Эти каналы могут зачастую выполнять только функцию сброса воды. Например, в Луховицком, Егорьевском и Шаховском районах вода с торфяников прямиком уходит в Оку. Даже если на них построить дополнительно гидротехнические сооружения, они не смогут вместить в себя большой ее объем.

А наша задача — максимально задержать воду в достаточном объеме на значительной территории до лета. То есть в жаркий период на пожароопасной территории должна сохраняться влажность. Нам нужно насытить такие участки как можно большим количеством воды. Добиться необходимого ее объема, используя только старые мелиоративные системы, пусть даже прочищенные, не всегда получится. Поэтому и прокладываются новые каналы, строятся необходимые гидротехнические сооружения, чтобы максимально задержать весенние паводковые воды.

— Можно ли достичь такого же результата, используя только второй способ обводнения, то есть наглухо засыпая уже существующие крупные мелиоративные каналы в нужных местах? Иными словами, можно ли попытаться таким образом вернуть природе естественные болота?

— Таких участков, где это возможно выполнить, крайне мало. На них мы действительно строим глухие перемычки, дамбы и т.п. Но подобный способ строители не могут использовать везде. Требуется система оперативной переброски воды для регулирования ее потоков в интересах всех торфяников. Мы стараемся выполнить эту задачу в каждом районе Подмосковья, имеющем торфяники, поэтому комбинируем различные способы обводнения.

Вот, например, рассмотрим участок под названием Чертов Угол, о котором писала ваша газета (статья «Борьба с пожарами хуже пожаров». — С.П.). Проводимые здесь работы нами остановлены, потому что строители допустили ошибку. В сложившейся ситуации потребовалось уточнение проектных решений. Каналы для подачи воды были перепланированы, т.к. в центральной части этой торфяной территории уже существует целый каскад озер. Как выяснилось, они образовались в результате возведения в свое время местными жителями (охотниками и рыболовами) земляной дамбы. Да, это место можно назвать уникальным, но подобный участок — локальный. А вот примыкающая к нему территория в радиусе 2–3 километров требует масштабного подтопления. В Егорьевском районе («Радовицкий мох») также есть участок, похожий на Чертов Угол. Но если переместиться на территорию ближе к озеру Октябрьское, ландшафт уже меняется.

Поэтому по каждой конкретной обводняемой местности существует свое проектное решение. А суть всей работы — это сохранение максимального объема воды на большей территории торфяника.

— Во времена существования болот наверняка таких проблем, как торфяные пожары, не существовало. Зачем сегодня создавать регулируемые потоки воды, строя каналы, шлюзы с задвижками вместо того, чтобы провести работы по безвозвратному заболачиванию пожароопасных территорий? Ведь принцип прост: в торфянике много воды не бывает — ее, как правило, не хватает.

— К сожалению, я не могу достоверно рассказать о том времени, когда существовали болота, потому что торфяники начали осушать еще до Октябрьской революции. Но на протяжении своего жизненного опыта я очень хорошо знаю, что такое торфяные пожары и каковы их последствия.

Конечно, в естественном заболачивании есть большая доля здравого смысла, но, на мой взгляд, за короткое время воссоздать прежнюю систему болот нереально. Это невозможно без проведения контрмелиоративных работ, чем мы сейчас занимаемся. Конечной целью этих работ, возможно, и будет возврат природе того, что мы от нее взяли в свое время.

А сегодня нам необходимо создать регулируемую систему сохранения воды на торфяных территориях. Ведь сама структура торфяного участка подобна губке, но губке со сложной структурой. Мы должны ее максимально напитать. На данный момент необходимого количества воды не хватает. Сам процесс проникновения воды в торфяные слои сложнее, чем кажется. Он медленный, этот процесс. Период его полноценного насыщения очень длительный, он исчисляется годами. Например, чтобы насытить торфяной участок водой до такой степени, чтобы опасность самовозгорания была нулевая, потребуется 6–8 лет.

Я знаю, что отдельные экологические организации критикуют проводимые нами работы, считая, что вместо обводнения мы занимаемся осушением. Думаю, что подобные разговоры — это проявление не заботы о природе, а дополнительный способ попиариться.

Выполняемая нами программа очень сложная. Мы используем разные варианты обводнения, потому что одни участки действительно нужно затопить, другие — лишь подтопить, а иные подготовить к тому, чтобы в нужный момент можно было бы оперативно подать воду к этому месту или ее откачать.

— А для чего это нужно?

— Это нужно, в первую очередь, для того, чтобы не навредить своей деятельностью окрестным поселкам, деревням, садоводческим организациям. Поэтому территории, примыкающие к ним, необходимо особо контролировать: в пожароопасное время подтапливать, во влажный период — воду уводить. Но большая часть наших работ направлена на восстановление прежней, утраченной в былые времена среды с последующим восстановлением флоры и фауны.

Наверное, кто-то считает, что при проектировании и строительстве мы стараемся как можно больше денег закопать в землю. Так вот, чтобы развеять подобные домыслы, нужно конкретно выезжать на места проведения работ и разбираться. При беседе в кабинете этого не выяснишь. Здесь не только нужно поднимать всю документацию, а еще и проверять, насколько проведенные на конкретных участках работы соответствуют ей. Более того, все наши проекты проходят комплексную государственную экспертизу. Без этого никто нам ни копейки не выделит на проведение работ. Обводнение торфяников — одна из важных задач правительства Московской области, и она находится на контроле федерального правительства.

— Кто в дальнейшем будет контролировать возведенные системы каналов, гидротехнических сооружений и т.п.?

— Земли, на которых нами создаются системы обводнения, принадлежат государству. В значительной части это земли лесного фонда. Их обводнение мы проводим в тесном взаимодействии с Рослесхозом, в ведении которого они находятся. Для того чтобы провести проектирование систем обводнения, Рослесхоз передает нам земли в пользование. После проведения работ по обводнению мы возвращаем Рослесхозу обводненные земли. За собой оставляем в бессрочном пользовании только те участки, где находятся построенные объекты: каналы, дамбы, шлюзы и другие гидротехнические сооружения, а также дороги, переезды и т.п. Ответственность за эту территорию будет нести Государственное казенное учреждение «Московская областная аварийно-восстановительная служба», созданная при областном министерстве ЖКХ. Эта служба будет заниматься организацией эксплуатации и обеспечением сохранности гидротехнических сооружений с привлечением специализированных муниципальных организаций.

Сегодня также стоит задача создания системы мониторинга обводненной территории.

— Что это за система?

— Эта система, с помощью которой можно будет отслеживать водный режим торфяников. Полученные показатели лягут в основу дальнейшего регулирования их влажности. Возможность регулирования обеспечат гидротехнические сооружения.

Данную задачу мы планируем решить, учитывая современный опыт Германии в данной области. Эта страна имеет хороший опыт в обводнении торфяников и организации подобного мониторинга.

В настоящее время мы уже наладили тесное взаимодействие с германской стороной — Федеральным министерством окружающей среды, охраны природы и безопасности ядерных реакторов Германии, а также с общественной организацией по сохранению водно-болотных угодий Wetlands International.

На прощание задаю Николаю Павловичу вопрос: «Получит ли проект, изложенный инициативной группой Луховицкого района, продолжение?». Пищев в моем присутствии связывается по телефону с генеральным директором научно-исследовательского проектного института «Экология города» Сергеем Маршевым (головная компания-разработчик проекта обводнения) и отдает распоряжение: «Многие специалисты, например, охотоведы Управления охоты и охотничьих ресурсов, опытные охотники, на местах нами не были привлечены к обсуждению проблемы обводнения. Если их предложения не будут угрожать жителям во время паводков, с одной стороны, а с другой — будут способствовать обводнению, то их надо учесть. У меня в руках письмо, которое можно считать официальным документом. Оно подписано представителем инициативной группы, охотоведом Андреем Алексеевым. Я вам этот документ передам, чтобы ваши специалисты проанализировали предложенные в нем варианты со всех сторон. Прошу вас встретиться с Андреем Алексеевым. Используя карты местности, покажите ему наши проекты по Луховицкому, Егорьевскому и Шатурскому районам. Если со стороны охотоведа Алексеева будут конкретные дельные предложения, пожалуйста, учтите их в 2013 году».

Так что продолжение следует.



Партнеры