Станица нашей Родины

«МК» выяснил, какой порядок хотят навести в стране московские казаки

17 января 2012 в 20:11, просмотров: 3163

Советская школа. Учительница спрашивает: «Дети! У кого бабушки или дедушки участвовали в революции 1905 года?» Тянет руку Вовочка: «У меня!» — «Ну приведи его 7 ноября в школу». Приходит дед и начинает рассказывать: «Помню-помню 1905-й! Идут. Плакаты несут: долой самодержавие! И тут наш есаул командует: «Шашки наголо!»

Мы не случайно начали с анекдотов. Именно они наряду с «Тихим Доном» да «Тарасом Бульбой» были основными источниками сведений о казачестве в советское время, так что и среднестатистический образ «казака молодого» выходил фольклорно-анекдотический. Это впечатление только усилилось в новые времена, когда на городских улицах появилось множество дядек в лампасах, кричащих «любо!». Однако казачество меняется — становится все более серьезной частью общества. В этом убедился корреспондент «МК», исследовавший среду столичного казачества.

Станица нашей Родины
фото: Кирилл Искольдский

— В 1990-е, когда в России началось возрождение казачества, занимались всем этим общественные организации, — говорит уполномоченный по делам казачества при правительстве Москвы, советник мэра Игорь Ченцов. — Каких только казаков не было тогда! Помню, приходили и генерал-полковники и даже адмиралы! Космонавтов только не хватало. Было пять штук только одних кубанских войск. И вот в 1995 — 1996 годах было создано Управление казачьих войск при Президенте РФ. Стали разрабатывать нормативную базу...

Сейчас статус казачества более-менее утрясен. Казачество делится на реестровое (это те, кто взял на себя обязательство государственной или иной службы по закону «О госслужбе российского казачества») и общественные казачьи организации. Сегодня в России имеется 11 казачьих войск, внесенных в единый всероссийский реестр. Атаманов реестрового казачества и генералов назначает президент. Фактурных личностей, увешанных георгиевскими крестами и другими медальками, поубавилось.

— Все кому не лень носили непонятные награды, — продолжает г-н Ченцов. — Сейчас это уже единичные случаи. Каждый носит свои награды — те, которые заслужил. Вообще, наши организации находятся, что называется, в процессе перерегистрации. Порядок наводим.

Московское окружное казачье общество структурно входит в Центральное казачье войско. Реестровых казаков в Москве от 2 до 3 тыс. человек. Общественников тысяч 25. В целом по России «общественников» от 5 до 7 млн. человек, «реестровых» — от 700 до 800 тыс.

— Ведь кто такие казаки? Если мы идем к созданию профессиональной, контрактной армии, то казачество — это прообраз национальной гвардии, — рассуждает Игорь Ченцов. — Уже сейчас на Кубани и на Дону казаки несут службу по охране заповедников, охраняют госграницу. Им из местного бюджета в год по 300 млн. рублей выделяют. В Москве пока не так все гладко. Нужны договоры с МЧС, ГУВД, с наркоконтролем. И самое главное: мы планируем создание Московского молодежного круга. Патриотизм воспитывать надо. Но не такой, чтобы «бей черных!», а любовь к общей Родине. В состав казачьих войск ведь в свое время входили и осетины, и якуты, и буряты, и калмыки. Надо идти в этом направлении. Работать с подростками. И не будет никаких «манежек»...

Смотрите фоторепортаж по теме: Станица нашей Родины
8 фото

По Дону гуляет кадет молодой

Работа с подростками в основном сосредоточена в Московском казачьем кадетском корпусе им. М.А.Шолохова. Как говорит руководитель корпуса Михаил Шпиньков, сейчас здесь учится 350 кадетов. Попасть в их число весьма непросто.

Самым сложным в учебе оказалась сдача вступительных экзаменов, считает 11-летний Михаил Юшин. Конкурс — 8 человек на место. И это уже для абитуриентов, представивших весь пакет документов. Первоначальный конкурс вообще 20 человек.

Миша мечтает стать военным. Собственно, военный уклон проявляется здесь во всем. Мы обходим корпус с заместителем директора Сергеем Кажуровым. Нам, как лицам штатским, необычно видеть, как пацаны вытягиваются при виде начальства. Команда «смирно!» сопровождает нас повсюду. Кажуров, командир полка в прошлом, посмеивается, объясняя строгий тон: «Если кадет не занят чем-то, значит, о плохом думает!».

В корпусе даже курить нельзя. Поймали — родителей вызывают. И штрафуют. Есть и другие наказания. Конечно, не телесные. Нарушил дисциплину — будь любезен на стадион. И сколько кругов впаяют, столько и пробежишь. Или снег покидаешь. Кто 500 кило, а кто и все 3 тонны. Весь взвод «попал» — а здесь все повзводно (взвод — это 20 человек) — все побегут. Армия.

17-летнего Александра Сапцова, который учится в корпусе с 5-го класса, строгость не смущает.

— Да нормально все. Более того, не завидую я сверстникам. Был на каникулах дома. Общался с ровесниками. Е-мое! Они же каждый день заняты одним и тем же. Вечером вышли во двор, курят, кто-то выпивает. И так каждый день. Так не могу. Недавно вот встретил своего одноклассника в автобусе. Хилый! А я спортом занимаюсь, знаю свою цель в жизни. Хочу быть военным. Корпус многому учит во взрослой жизни. Дисциплине прежде всего.

Со спортом у Саши все более чем хорошо. Легкая атлетика, плавание, конный спорт (занимаются в Кузьминском парке), фехтование, стрельба (2-й разряд). Кстати, ребята даже бальными танцами тут занимаются. А то что за офицер, когда он мазурку или вальс танцевать не умеет? Ездил Саня на общероссийские соревнования. Соревновался с кадетами из таких же корпусов. Их, кстати, около 25. Естественно, есть занятия по боевым искусствам. Сразу задаю вопрос: «А драки у вас здесь бывают?». Реагируют на скользкую тему нормально — даже преподаватели не стали зашикивать. Разное случается. Никто еще без конфликтов жизнь не прожил. А это все же подростки. Но, как уверяли меня и преподаватели и кадеты, чаще всего отношения выясняются на ринге. Так нагляднее, чем где-то в углу.

Отец того же Сапцова бизнесмен, но в корпус парня определила мама. У нее в роду много донских казаков. В целом же социальный состав корпуса пестрый, есть и внуки префектов. Но большинство — 44% — это дети из социально неблагополучных семей.

фото: Кирилл Искольдский

На «земле»

Ну а чем же занимаются взрослые столичные казаки? За ответом на этот вопрос мы приехали в гости к Сергею Шишкину — атаману районного (юртового) казачьего общества «Юго-Восток», казачьему полковнику. Родом Шишкин из старинной казачьей семьи, увлекся идеей казачества в начале 1990-х. Изучил 154-й федеральный закон (тот самый, о госслужбе казачества) и 26 февраля 2009 года зарегистрировал первое в Москве хуторское казачье общество «Люблинское». В мае 2010-го четыре «первички» организовались в районное казачье общество. Начиналось оно с 250 участников, сейчас насчитывает 682 члена. «Первичек» в организации уже восемь.

Совместно с полицией казаки патрулируют улицы в районах Рязанский, Марьино, Выхино, Жулебино, Люблино. Посещают неблагополучные семьи, «шерстят» притоны, занимаются профилактикой правонарушений. Заключили договор с УФСИН и теперь сопровождают сотрудников, проверяющих по месту жительства условно-досрочно освобожденных. Все эти функции на данный момент осуществляются на добровольных началах, хотя в правительстве Москвы обсуждается вопрос о создании казачьей народной дружины.

Сейчас вот совместно с военкоматами и ДОСААФ казаки готовят по военно-учетной специальности призывников (тех, кого сами отобрали). Есть парашютная секция, занятия казацким рукопашным боем «Собор». Казаки-призывники ставятся на военный учет с пометкой «К». Будут служить в Кантемировской бригаде. Мало того, казаки до 60 лет тоже на учете. Если завтра война, они будут призваны в специальные казачьи части. Стоит напомнить, что уже существует официально утвержденная президентом казачья форма. И вот в этой форме они службу и несут.

Кстати, о снаряжении. Алексей Пашнин уже три года производит и продает казачье обмундирование. По его словам, казачий китель в зависимости от размера стоит от 2800 до 3100 рублей. Брюки — 1350 — 1500 рублей. Сапоги — 2900 — 5400. Все зависит от качества кожи. Фуражки стоят от 700 рублей.

— Так как мы говорим о форме реестрового казачества, то верхняя одежда, это такое демисезонное пальто, стоит 1700 рублей, — дает справку г-н Пашнин. — Для нереестровых казаков мы можем предложить бекеши (верхняя казачья одежда) — 3500 рублей. Специальные казачьи сапоги ичиги (сейчас используются в основном для танцев, но раньше их носили казаки-пластуны. — Д.К.) — 3400 рублей. Нагайки? Их нам изготавливают в разных местах страны. Стоят от 700 до 4000 рублей. Цена зависит от кожи и материала рукоятки.

А как же шашки? Казак без шашки — что лошадь без копыт. Но оружие покупают в основном декоративное.

— Для реестрового казачества шашка — это элемент одежды. Мы же воевать с шашками ни с кем не собираемся, — объясняет атаман хуторского казачьего общества «Марьинское» Игорь Сокуренко. — Носится «по форме». То есть казак в ботинках носить шашку не может. Лишь тот, кто обут в сапоги.

Стоят шашки от 7600 до 9500 рублей.

Патруль

И вот наконец-то мы идем с казаками на реальное дело — патрулирование района Марьино. Стою перед строем казачьей дружины из семи человек. Первый инструктаж. Второй будет в отделе полиции. Игорь Сокуренко громким, что называется, «командирским» голосом объясняет мужикам, что и как. Упор делается на то, что при обнаружении противоправных действий следует звать полицию. И словом, словом убеждать. Среди семерых, что вышли на патрулирование, выделяется 23-летний Александр Панин.

Студент физкультурной академии, кандидат в мастера спорта по тяжелой атлетике. Это, наверное, хороший аргумент в спорах с хулиганами. И Саша мои предположения полностью подтверждает.

— Я в дружине недавно. Но уже были случаи, когда мы предотвращали хулиганство. Недавно у кинотеатра заметили группу молодежи. Выпивают. Подошли. Поговорили. У меня ведь еще и небольшой спортзал есть. Работаю с ребятами. Объяснил, что спорт по-любому лучше водки. И знаешь, несколько человек пришли ко мне в зал. Занимаются теперь.

Я несколько ошарашен этой педагогической поэмой. А Саня продолжает рассказывать о своих дежурствах и о том, почему он сюда пришел. А потому что надоело все. Что власть потеряла связь с жизнью. А нужно работать и наводить порядок. А еще реставрировать в стране монархию. На митинги протеста, кстати, казаки не выходили. При этом я задавал всем казакам один и тот же вопрос: «За кого вы в политике?». Ожидал предсказуемого ответа. Оказывается, нет. Правящую партию поддерживают не все. Считают, что слишком много бюрократии. И вообще власти не доверяют многие.

Мы приходим в отдел полиции. Дежурный капитан читает очередную вводную. Опять же упирая на то, что действовать следует убеждением. Официальная часть закончилась. Выходим на патрулирование. Саня и его товарищи снова объясняют свое кредо. Оно достаточно простое. Родину надо любить. И уважать ее неплохо. Мы идем светлым днем по Люблинскому парку. Мамы с колясками. Тихо.

Обычно казаки дежурят по выходным. Бесплатно. Дежурили и на выборах. И даже предотвратили чью-то скандальную выходку. Александр говорит, что можно привести страну в порядок. Уверен, что православие должно помочь. Я в который раз провоцирую. Мол, церковь имеет совершенно другие функции. Что не дело священнослужителей лезть в политику. Саня настаивает на своем.

— Наша задача не морду бить, а показать, что мы есть. Что существуют еще казаки. Что мы православные.

Выясняется любопытная подробность. Во время подготовки этого материала все опрошенные мною герои заявляли о том, что они казаки потомственные. А вот Александр не казак по происхождению. Нисколько не комплексует из-за этого. Просто ему близка эта идеология.

Завершаем нашу «прогулку». Ничего не случилось. Все тихо.

А я возвращаюсь к беседе с Игорем Сокуренко. Сам Игорь в прошлом подполковник ВВС. В роду казаки были. Считает, что надо возрождать казачество. Потому, что это резерв Вооруженных сил. Власти заявляют о поддержке, но надо бы еще помочь. Нужны спортзалы, летние лагеря, экскурсии.

— Ты пойми, надоела всем говорильня. Не говорить надо, а что-то делать. Нужна хоть какая-то незапятнанная структура. Полиции уже верят мало. Вообще мало кому доверяет народ. Считаю, что дальше надо идти в школы, заниматься молодежью. Молодежь, кстати, идет к нам. По 10 — 15 заявлений в день рассматриваем. Уже сейчас в Марьине более 500 подростков охвачено нами. Занимаются футболом, дзюдо, пейнтболом.

Чувствуете основной тренд? Патриотам точно так же, как и всем остальным, надоело жить в несуществующем, оторванном от реальности обществе. Сейчас казаки при всей своей избыточной театральности — организация действующая. Кто первым обратит серьезное внимание на них?



Партнеры