Новогодний аттракцион

Теленеделя с Александром Мельманом

26 января 2012 в 17:33, просмотров: 4010

Что случилось с НТВ? Корабль под этим названием вдруг замотало, закрутило. Отдельные матросы и даже один боцман с палубы уже свалили. Вернее, их высадил капитан «по обоюдному согласию». Так можно и на мель сесть. С вытекающими последствиями.

Новогодний аттракцион
фото: Михаил Ковалев
Николай Картозия.

Вслед за «Нереальной политикой» Колесникова и Канделаки, вырезанными сюжетами из разных программ на берег попросили Павла Лобкова. А вот теперь еще и господин Картозия, директор праймового вещания. Такой успешный, креативный и талантливый — он-то почему оказался балластом? По слухам, из-за слишком смелого «Центрального телевидения». Якобы власть давно уже выказала «фе» этой программе. А тут еще выборы...

Но это либо глупость, либо преступление. Потому что, несмотря на все трудности, «ЦТ» блистало и до 4 декабря 2011 года, то есть до нашей демократической эры. А теперь-то, казалось, сам бог велел! Уж если на государственной «России» с экранов не сходят «враги народа» Рыжков, Немцов и Каспаров, то чем НТВ хуже?

И тут мы переходим к весьма интересной политике этого канала. За одного битого там двух небитых дают. То есть вот вам смелые борцы с кровавым режимом — «ЦТ» и «НТВшники», но ведь за все надо платить. Согласно тарифу. За Вадима Такменева и стоящего у него за спиной Николая Картозия нужно сбацать сюжеты про «дело в кепке», «президента Мишу», «нарколога Ройзмана», «продажный «Голос»... Огласите весь список, пожалуйста. Это бартер, господа.

Вот на днях в рамках передачи «Чистосердечное признание» нам, туповатым и недалеким, объяснили и показали, где борцы за народное счастье, авторы и исполнители митингов «За честные выборы» встречали Новый год. Кто где. Одни на лыжных курортах Финляндии, другие в Мексике, третьи в Америке. Такой вот страшный компромат, и всё почему-то про несистемную оппозицию. Из «системных» был один только товарищ Зюганов — крутейшую виллу которого где-то на теплых островах обнаружили бдительные энтэвэшники.

Я очень люблю такие сюжеты. Они разжигают то единственное, но святое чувство, которое в нас сидит с детского сада, — социальную ненависть. Или просто зависть. Ну кому не хочется встретить год Дракона где-нибудь на Багамах? Всем хочется. А гуляют почему-то только они, избранные. Совесть нации, если не сказать сильнее. Несправедливо, блин!

Правда, гуляют-то на свои. Хотя что такое «свои» в нашей прекрасной стране — давно уже никто не понимает. Сегодня они твои, а завтра уже наши. Или наоборот.

То, что это заказуха, даже сомнений нет. Так уж у нас четвертая кнопка устроена. Ну давайте по существу — про «проклятый путинский режим» и любимую оппозицию.

Ведь вот время-то какое: помитинговал, прокричал на весь мир «банду Путина под суд» — и поехал расслабляться куда-нибудь на Гоа. Потом вернулся, вскочил на трибуну, и опять можно долбить тиранию. Тирания вся задрожала, уже и в Кремль на дружескую беседу приглашает своих мучителей. А те не идут.

При этом ни в литературе, ни в кино, ни в театре цензуры нет вообще. Ставь что хочешь, пой, играй, выезжай куда душе угодно. За отдельными исключениями, конечно, подтверждающими правило. Вот поэтому на митингах нет настоящих моральных авторитетов, когда-то так умно и тонко боровшихся всеми доступными средствами против советской власти. Ведь и Марк Захаров, и Олег Табаков, и Андрей Макаревич мечтали о такой вот сегодняшней свободной для них жизни, бились за нее. И добились. Так против чего тогда им протестовать?

Когда-то большевики брали Россию с боем. Но разве сегодня Каспарова привезут к нам в опломбированном вагоне? Разве Немцов с Касьяновым будут ночевать в шалаше, прячась от охранки, как когда-то Ленин с Зиновьевым? А похожи ли они на советских диссидентов, которых губили в лагерях, чморили в психушках и на зоне?

Острые политические ТВ-дискуссии теперь входят в моду. Друзья по несчастью поругают друг друга на чем свет стоит, а потом уйдут на рекламу, где каждый ролик на несколько секунд стоит сотни тысяч долларов. «Деньги, товарищи, еще никто не отменял», — говорил Андрей Миронов в фильме «Берегись автомобиля».

Только у нас же демократия, самая настоящая. И свобода слова, какой даже в Америке нет. Тогда, господа телевизионщики, покажите нам вторую сторону жизни. За оппозицию мы теперь спокойны и даже счастливы. Но где же фильмы про то, как провели зимние каникулы кремлевские мечтатели? И на какие, извините, шиши? Покажите нам в подробностях все их дворцы и резиденции, сколько стоит и кто денег дал. Что такое откат и распил расскажите — и как это делают в «Одессе». На высшем уровне. А для контраста — неизлечимо больных детей, собирающих деньги на дорогущие операции с миру по нитке. И чтобы с тем самым утробным закадровым голосом про все эти радости. Вот тогда вам уж точно поверят за милую душу. И рейтинги будут на уровне.

Слабо?

Интим не предлагать

«Я блондинка натуральная» – это Анастасия Волочкова. «Я тоже блондин, только не везде, ты знаешь» – это, конечно, уже Николай Басков во всей своей красе. Первый канал, новогодняя программа «Пусть говорят».

Да знаем, знаем, страна в курсе. Доисповедовались по всем каналам до такой степени, что живого места не найдешь, каждый прыщ на любимой попсовой попе известен! Ну нет секретов у них от народа — и все тут. А народу только этого и надо.

Теперь канал «Россия», программа «Прямой эфир». Куда пришла известная актриса Елена Кондулайнен, дама шикарная во всех отношениях. Известна она прежде всего тем, что любит раздеваться всерьез и надолго. Красота — это страшная сила, ей, как известно, все возрасты покорны. Тут же в научную дискуссию, само собой, включилась Волочкова. По скайпу, с Мальдив. «Голое тело»-2. Номинация на «Оскар» еще не поступала? Ведь не «Цитадель» же, можно попробовать. Против этих обнаженных в шляпе выступила певица Жанна Бичевская, вся в черном, протоиерей Чаплин, весь в черном. Такой вот философский спор о форме и содержании.

Этот эфир, как известно, стал самым популярным, высокодоходным и разошелся на цитаты в YouTube. Конечно, ведь там сам Никита Джигурда надавал по мордасам религиозному деятелю Фролову. Еще до культового события об этом написали во всех газетах, виновники торжества надавали кучу интервью, а умные политологи нашли в данной акции бездну смысла.

Но я про раздевание. В прямом эфире. Если это делает девушка — нет ничего лучше. Разрешено все, что не запрещено. Пусть оголяются хоть на государственном канале, хоть на частном. Но в рамках Конституции!

Я не знаю ничего, что может быть красивее женского тела. Но «Прямой эфир» выходит в самый прайм-тайм, с 7 до 8 вечера. То есть тогда, когда это могут посмотреть абсолютно все, и даже дети. А эротика и дети — вещи несовместимые. Хотя без первого не было бы второго.

Есть законы, установки «дети до 16 не допускаются», далее везде. Так устроена жизнь. Очень ханжеская, лицемерная, но если не следовать этим правилам — мир рухнет в тартарары. Это не запрет, а просто ограничение. Ответственность. Интим в прайм-тайм не предлагать.

У нас самое свободное ТВ в мире. И теперь оно будет еще свободнее. Вот фотография Лены Лениной. Кажется, это писательница. Вся такая голая, а ее филейная часть как-то приподнята. Или вот еще другая кавалерист-девица. Она стоит в позе... как это в «Камасутре» называется, уже и не вспомню. В общем, в позе страуса. Московское время 19 часов 45 минут.

Нет ничего более демократичного, чем телевидение общего доступа. Для всех и для каждого. Чтобы примирить отдельного индивидуума и массовую непритязательную аудиторию, не путать эротику с порнографией, на ТВ существует негласный свод этических правил. Это как таблица умножения, как «Отче наш». Вот некоторые фрагменты свода, поданные в любимой нынче нами митинговой стилистике: «Долой порно на открытых каналах!», «Эротику после полуночи!», «За честные ТВ-выборы для наших детей!», «Порнографов в отставку!»

Да или нет?



Партнеры