Беззащитная дочь Сергея Шакурова

Поможет ли ей известный актер?

27 января 2012 в 19:38, просмотров: 22087

У известного актера Сергея Шакурова в прошлом остались две некогда любимые женщины: бывшая жена Татьяна и дочь Ольга. Вот только он не видел их обеих почти 13 лет...

А 9 января у Ольги случилась большая неприятность: рано утром четверо крепких парней в масках пытались проникнуть в ее квартиру. К счастью, злоумышленников спугнула пожилая уборщица, которая в это время мыла подъезд.

Беззащитная дочь Сергея Шакурова
Внуки Сергея Шакурова. Фото из личного архива

Дочь актера Ольга Симонова уверена: это было несостоявшееся похищение ее детей, Миши и Насти 2 и 3 лет, бывшим мужем Айдыном Симоновым. Она также считает, что оно может повториться в любой момент. Мать и бабушка обратились за помощью в Таганское ОВД. Однако в возбуждении уголовного дела им было отказано — в связи с недостаточностью улик.

Справедливы ли на самом деле опасения женщин?

Мы связались и с той, и с другой стороной конфликта.

Отец Ольги, известный актер Сергей Шакуров, пока себя никак не проявил, хотя общественность ждет его реакции: защитит ли он дочь, с которой не общался много лет? Однако пока Сергей Каюмович хранит молчание. И даже по телефону общаться с корреспондентом «МК» не стал — его нынешняя супруга сказала лишь, что муж не в курсе этой истории и никаких комментариев давать не станет.

Вот она, оборотная сторона народной любви: семейные распри среди родственников звезды оказались вынесены на всенародное обсуждение. Мнения разделились: кто-то жалеет Олю — мол, бедная девочка, по доброте душевной вышла замуж за простого парня, поверила, что он любит ее и станет на руках носить. А он оказался в ходе истории бездельником, наркоманом и домашним тираном. Другие, напротив, жалеют «обычного парня»: связался, мол, со звездной семейкой. Нарожали от него здоровых и красивых детишек, а теперь хотят избавиться — вот и возводят напраслину и пытаются лишить родительских прав.

Где же правда?

* * *

Направляясь на встречу с Ольгой и ее мамой, я настраивалась быть объективной. Увы, я знаю немало историй, когда жены и тещи, на стороне которых традиционно закон и симпатии тетенек из органов опеки, пускаются во все тяжкие, обвиняя своих бывших во всех смертных грехах, — либо с целью что-то получить, либо просто желая выглядеть невинной жертвой. Однако в случае Оли я ничего подобного обнаружить не смогла.

Хрупкая белокурая девушка приходит на место встречи вместе со своей мамой Татьяной. Татьяна — интересная, моложавая дама, что называется, без возраста.

— Ой, ужас! Оля теперь не выходит из дома — боится, что Айдын снова попытается похитить детей! — качает головой она.

— Вы уверены, что это все-таки Айдын? Ведь полиция не открыла в отношении него уголовное дело и не нашла никаких доказательств, что это был он?

— Конечно, это он! — не сомневается Татьяна. — Он давно угрожал, что похитит детей.

— Зачем это ему?

— Как зачем? Ему нужны деньги! Он мне так и говорит: «Ты платить будешь за то, чтобы с ними увидеться». А сам до сих пор ни разу ни копейки алиментов не заплатил, — горячится Ольга.

— Откуда деньги? Вы же нигде не работаете.

— Моя мама, ее нынешний муж и тетя, мамина сестра, — все обеспеченные люди. И он прекрасно понимает, что они меня не бросят в беде.

Ольга и Айдын: как хорошо все начиналось! Фото из личного архива

Мне рассказывают, что Оля познакомилась с Айдыном в элитной частной школе Москвы. Туда ее перевели в 11 лет. Будучи подростком, девочка тяжело переживала развод родителей — и даже получила на этой почве нервное заболевание, которое долгое время не отпускало ее. Татьяна Кочемасова развелась с Сергеем Шакуровым в 1996 году — Оле было тогда 10. Девочка полгода пропустила в своей школе.

По словам бывшей жены Шакурова, развод был непростым: много боли, скандалов.

— Вспоминать не хочу, если честно! — говорит Татьяна.

Но особенно сильно страдала Оля. Некоторое время после развода, лет до 12, она продолжала встречаться с отцом — даже ездила с ним отдыхать. Но встречи эти становились все реже, а потом и вовсе прекратились...

Айдын же учился классом меньше, и до окончания школы никаких отношений — даже приятельских — между ними не завязывалось. После 11-го класса Оля поступила в коммерческий университет на специальность «менеджер предприятий», а спустя год туда же пришел и Айдын. Случайное совпадение? Может быть... Юноша стал ухаживать за Ольгой — цветы, прогулки под луной... Встречались они год, потом поженились.

— Татьяна, вы не были против?

— У меня всегда был принцип: лишь бы девочке было хорошо! — отвечает Татьяна. — Я так и сказала: Олечка, если ты его любишь, мы не против. К тому моменту у меня уже был другой муж — Миша. Михаил Гольдберг был обеспеченным, влиятельным человеком. К сожалению, 5 лет назад он умер. И как только это произошло, Айдын начал свои безобразия.

— Что именно?

— Да все, что позволяют себе такого рода мужчины, — оскорбления, пренебрежение, а потом и вообще рукоприкладство, — почти хором отвечают мать и дочь. — А потом пристрастился к наркотикам — тогда и вовсе соскочил с катушек.

— Оля, почему вы вообще решили выйти за Айдына замуж? У вас не было никаких сомнений в его порядочности?

— Он очень красиво ухаживал, — отвечает Оля, — и очень хотел детей. По крайней мере, говорил так. Поэтому когда я забеременела, то приняла его предложение. Все было вроде бы нормально до тех пор, как умер мой отчим Миша. С этого момента Айдын стал все больше меня ущемлять — видно, почувствовал себя хозяином положения.

Сергей Каюмович с женой Татьяной и маленькой Олей. Фото из личного архива

— Какого положения?

— Ну, мы были вроде как одна семья, — вмешивается Татьяна. — Оля с мужем, я с Михаилом. Миша был сильным, волевым человеком. А тут Айдын, видно, понял, что остался единственным мужчиной в семье. Чуть что, он повышал на Олю голос, мог поднять руку...

— Он не раз меня избивал на глазах детей — особенно часто старший Миша все это видел, — добавляет Оля. — Говорил, что ходит на работу, но денег от него я не видела. Ни я, ни впоследствии дети.

— На что же вы жили, Оля? Если я правильно поняла, замуж вы вышли студенткой, поработать вы не успели...

— Не успела, — соглашается Оля. — Но за время двух беременностей я получила второе высшее образование по специальности «юрист-правовед». Правда, Айдын очень ревниво относился к этому, он не хотел, чтобы я работала...

— А что, его зарплаты хватало на семью?

— Да говорим же, он вообще ничего не давал! — снова вмешивается бабушка. В ней чувствуется женщина волевая, готовая на все ради внуков.

— Однако после развода я ему видеться с детьми не запрещала, — перебивает ее Ольга. — Отец есть отец. Вот только сам он совсем к этому не стремился.

— Я так и Сергею Шакурову в свое время сказала, отцу Оли, — поясняет Татьяна, — «я тебе не препятствую. Наши отношения — это наши отношения, дочь всегда останется твоей родной кровью. Встречайся, общайся — я никогда не буду возражать против этого». Он какое-то время так и делал, а вот когда она слегла после нашего расставания, заявил: «Делай с ней что хочешь! Меня это больше не интересует!»

— Оля подала иск в суд на лишение бывшего мужа родительских прав. Для чего вы решили сделать это?

— Айдын — горский еврей родом из Баку. Мы больше всего боимся, что он похитит детей и увезет их в Израиль: там у него куча родственников! Зачем? Да для того чтобы потребовать с меня алименты. А потом, если он не лишен прав по российским законам, то я никогда не смогу выцарапать своих детей назад. Смогу видеться с ними раз в год и только платить громадные алименты, которые потребует Айдын. А если все-таки удастся лишить его родительских прав, то в течение месяца Израиль может выдать детей.

— Оглядываясь назад — почему же вы с ним жили? Рожали от него детей?

— Я влюбилась, — просто отвечает Ольга. — Не посмотрела, что он южный человек, что у него такая же семья. Даже когда я узнала, что он употребляет наркотики, хотя он это скрывал, я надеялась, что ради меня и детей он откажется. Но не тут-то было! Видимо, именно регулярное употребление наркотиков и привело его в такое неадекватное состояние. Я его сейчас просто боюсь. И его папа, и родня — они все раньше работали у Тельмана Исмаилова на Черкизоне — поддерживают его. Для них украсть ребенка ничего не стоит! Я не понимаю, почему органы опеки и суд отказывают мне в лишении его родительских прав.

— А вам отказывают?

— Да, только вчера мы получили очередной отказ! — возмущается за двоих Татьяна. — Интересно, что мотивировки отказа следующие: он не представляет угрозы детям (притом что доказано, что он наркоман); кроме того, он заявил суду, что искренне намерен заботиться о своих детях. И Щелковский суд, и Мособлсуд, куда мы подавали кассацию, не нашли оснований лишить Айдына Симонова родительских прав. Можем ли мы теперь спать спокойно?

Шакуров с женой. Фото из личного архива

* * *

Кое-кто упрекает Татьяну и Ольгу в поклепе на бывшего мужа и зятя. Чтобы понять позицию самого Айдына Симонова, звоню ему. Он крайне немногословен. Айдын утверждает, что очень любит Ольгу и детей и мечтает восстановить семейные отношения.

Правда, сначала он говорит, что без своего отца вообще не будет давать какие-либо комментарии. Потом все-таки неохотно, но отвечает на мои вопросы:

— Айдын, правда ли, что вы собираетесь скоро жениться? Я прочла это в одном из ваших интервью.

— Нет, я люблю только Ольгу и хотел бы с ней воссоединиться.

— То есть никакой другой женщины у вас нет?

— Ну, я же молодой мужчина! — неопределенно отвечает Айдын. — Да, я бы хотел наладить отношения с бывшей женой. Но если в ближайшие месяцы с ней ничего не получится, я, конечно, буду присматривать себе девушку: я хочу семью, детей.

— Где вы сейчас живете?

— Живу в Щелкове у родителей. Хочу сказать, что у Ольги было все, о чем только могла мечтать девушка. Все испортила ее мама: она и своих мужей извела, и нашу с Олей жизнь отравила. Тем не менее я очень надеюсь восстановить семью. Других планов у меня пока нет.

...Этот клубок взаимных обид очень трудно распутать. Увы, история не нова. И, как всегда бывает в подобных случаях, сильнее всего страдают дети. Кто защитит их, если мама с папой не могут этого сделать? Сергей Каюмович, ау...




Партнеры