Сколько стоит слеза ребенка?

Житель Ижевска наказал свою четырехлетнюю дочь горячим утюгом, который прикладывал к нежной коже ребенка, девочка получила сильные ожоги предплечья, руки и ног

31 января 2012 в 18:47, просмотров: 5529

Мировой суд Устиновского района Ижевска не усмотрел в действиях отца ничего, кроме умышленного причинения легкого вреда здоровью. О моральных страданиях ребенка и речи не было. Слезы-то высохли.. Суд назначил Дегтяреву наказание в виде обязательных работ в количестве 200 часов.

Сколько стоит слеза ребенка?
фото: Роман Орлов

Житель удмуртского города Ижевска Станислав Дегтярев наказал свою четырехлетнюю дочь горячим утюгом, который прикладывал к нежной коже ребенка. В результате этой нечеловеческой пытки девочка получила сильные ожоги предплечья, руки и ног.

Проступок малышки заключался в том, что она просто включила злополучный утюг. Да это, собственно, совсем не важно. Чудовищную жестокость родителя нельзя оправдать ни в коем случае, что бы ни натворила беззащитная кроха.

Однако мировой суд Устиновского района Ижевска не усмотрел в действиях ее отца ничего, кроме умышленного причинения легкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 115 УК РФ). О моральных страданиях ребенка и речи не было. Слезы-то высохли, а то, что в маленьком сердечке навсегда поселился страх, — из разряда лирики. Суд назначил Дегтяреву наказание в виде обязательных работ в количестве 200 часов. Это даже не верхняя планка.

Я не поленилась заглянуть в Уголовный кодекс. По этой статье предусмотрено наказание обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев. В некоторых случаях назначается штраф в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, но 27-летний садист нигде не работает и никакого дохода не имеет.

Ежегодно в мире жертвами преступлений становятся миллионы детей. Ни одна страна, будь то благополучная Швейцария или бедный Судан, не является исключением. За пять лет не меньше тысячи российских детей погибли от рук своих родителей, а сколько пострадало в результате жестокого обращения, не знает никто. Истинная картина этого зазеркалья, как правило, скрыта от чужих глаз.

В домашнем хозяйстве нет ничего, что не использовалось бы для наказания. Утюг, гладильная доска, скалка, тарелка с супом, половник, топорик для мяса, туфли — все эти предметы оставляют на теле ребенка следы. Побои, пинки и тычки заканчиваются гематомами, рваными ранами и переломами. Ожоги превращаются в пузыри, покраснения и рубцы.

Физические раны, если это не тяжелые увечья, когда-нибудь заживут, а душевная боль не пройдет никогда. И сколько бы ни рассуждали о том, что детская память так счастливо устроена, что быстро забывает плохое, это не так. Потому что в основе большинства случаев жестокого обращения с детьми лежит порочный круг насилия, который перетекает от одного поколения к другому. Минимум каждый третий родитель, подвергшийся такому «воспитанию» в детстве, плохо обращается со своими собственными детьми. Он не знает других методов воспитания.

Родители отвечают за своего ребенка. Он должен быть не только одет, обут и накормлен, но и душевно обогрет. Ведь дом — это тыл, убежище, где никогда не может быть страшно. Если в семье по-другому, маленький человек обречен. Самое страшное, что у него совсем мало шансов, чтобы его сигнал «SOS» услышали. Ребенок, который сегодня кричит от боли, может завтра замолчать навсегда.

Закон милостив: обязательные работы отбываются не свыше четырех часов в день. Так что преступный отец, спаливший кожу маленькой дочке, просто покидает снежок на улицах родного Ижевска, вымоет полы в здании городской администрации или вынесет судно в доме престарелых.

А потом явится домой к дрожащей от страха дочери. Не дай бог ей опять как-то провиниться перед ним.





Партнеры