Чай с валенками

ТЕЛЕнеделя с Александром Мельманом

9 февраля 2012 в 18:07, просмотров: 3600

«Эх, жизнь моя — жестянка, а ну ее в болото…» — эту песенку Водяного из любимого мульта в исполнении Анатолия Папанова скоро будут крутить по всем каналам страны в режиме нон-стоп. Потому что Болотная-Сахарова-Якиманка теперь наше всё. Все на митинг, товарищи!

Чай с валенками
фото: Геннадий Черкасов

Отличная тема, как оказалось, вкусная. Ее можно так жевать, полоскать, мало никому не будет. Ни дня без митинга, ни одной передачи без шествия — вот девиз ТВ сегодня. Так и представляю себе «Пусть говорят» с Малаховым. «Бабушка с дедушкой пошли митинговать за честные выборы на Болотную и потерялись. Но мы разыскали того дедушку, он ушел от бабушки на Поклонную. Бабушка тоже время не теряла: под крики Владимира Рыжкова нашла себе другого дедушку, демократа. Сейчас все они в нашей студии. Не переключайтесь!»

Или «Говорим и показываем» с Закошанским. «После того как Владимир Путин назвал людей контрацептивами, они в знак протеста решили теперь обходиться без этого очень полезного предмета и совсем не предохраняются. Знакомьтесь, Витя и Маша умудрились зачать ребенка прямо во время демократического шествия. Как? Сейчас узнаем».

«Смак» с Иваном Ургантом. «Сегодня у меня в гостях видный общественный деятель, а по совместительству телеведущая Татьяна Лазарева! Тань, какое твое фирменное блюдо?» — «Мое фирменное блюдо сейчас и навсегда — горячий крепкий чай. Потому что на митингах в феврале без него просто не обойтись». — «Прекрасно. Как будем готовить?» — «Это очень просто: заливаешь кипяток в жбан, много кипятка, и опускаешь туда пакетики, много пакетиков. Получается горячий-горячий чай для демократического митинга». Отлично, заключает Ваня, а если вы посмотрите нашу программу через неделю, то узнаете, что Навальный — это по-украински новый сорт отборного кофе.

«Снимите это немедленно» (СТС). «Снимите немедленно ваши норковые шубки, наденьте пуховики. А еще валенки с галошами обязательно. Только так у вас ничего там не отмерзнет, когда пойдете защищать демократию», — наставляют стильные девушки-ведущие.

Считаете, что это фантастика? Отнюдь. У нас началась новая эра телевидения. Связана она, как ни странно, с уходом со своего поста главного ТВ-нарколога Владислава Суркова. Этому гению чистой красоты в силу разных обстоятельств объяснялись по радио в большой и светлой любви Сергей Доренко, Владимир Соловьев и Николай Сванидзе. По их словам, это был практически ум, честь и совесть нашей эпохи. Непонятно только, каким образом столь могучий интеллект довел ящик до стоп-листов (которые, правда, никто в глаза не видел), до того, что лучшие люди страны, главные наши теленачальники, ходили раз в неделю к нему получать инструкции, как правильно подавать нашего всеми любимого ВВП. И никакая Марианна Максимовская не помогла, провалилась сурковская пропаганда.

Зато началась володинская. Оппозиция теперь почти вся на экране (за исключением Навального, но это отдельная песня). Ее иногда подрезают, но нежно. А она особо и не сопротивляется, так как до щенячьего восторга рада собственной реинкарнации. ТВ стало общепримиряющим, но с нюансами. Сначала показывают митинг на Поклонной: толпы народа, плакаты «За Родину, за Путина!», выступающие с трибуны азартные телеведущие. А вот шествие по Якиманке, Болотная. Симпатичная Евгения Чирикова, умная Улицкая... Но что в руках у этих рассерженных горожан? А ничего, камера на этих лозунгах даже не позволяет себе навести фокус. В этом и заключается фирменный фокус новой эры телевещания.

Андрей Макаров (программа «Свобода и справедливость» на Первом) тоже за честные выборы. Но если раньше на ТВ он занимался только своим адвокатским ремеслом, разоблачая преступную систему наказаний, заступаясь за униженных и оскорбленных, то теперь ему во что бы то ни стало необходимо отстоять линию партии. Вот он находит слабое звено среди оппозиционеров — ту же Чирикову, самую, мягко говоря, наивную из них, склоняется над девушкой со своего постаментика и задает риторические вопросы. Та говорит глупости, а только этого Макарову и надо. Но, черт побери, на его месте мог быть любой другой телепропагандист!

Владимир Познер в беседе с Тиной Канделаки в своем «Познере» вдруг упомянул Алексея Навального. У них там зашел спор: почему же этого активного блогера все еще нельзя приглашать на ТВ? Весь этот спор вышел на Дальний Восток, зато в московском эфире его не оказалось. Вырезали. Теперь Познер в очередной раз обещает уйти. Помните: англичанин уходит, но не прощается, а еврей прощается, но не уходит. Понятно, что у Владимира Владимировича второй случай. Но будет ли кому-то лучше от его ухода? Познер сейчас при этой относительной свободе набрал отличную форму. Как он недавно раскрутил Кудрина! И что теперь, пенсия? Нет уж, дорогой ВВП, а вас я попрошу остаться. В отличие от другого ВВП, который никогда не прощается и никуда не уходит.

НТВ, фильм называется «Крутые нулевые». Ведущий — популярный артист Евгений Сидихин. Да, по сравнению с «лихими 90-ми» (тоже фильм на НТВ) нулевые действительно крутые, потому что именно тогда пришел Путин. И героически, в стиле Рэмбо и Джеймса Бонда, разобрался с бандитами, укравшими у народа миллиарды. Каков молодец! Так прямым текстом и дурным голосом из программы «Ты не поверишь!» до нас доносят эту важнейшую мысль.

Очень хочется поверить. Но как-то не получается. Почему же в эти самые «крутые нулевые» коррупция возросла на порядок, и мы по этому показателю находимся уже где-то в Африке? Виллы и дворцы чиновников становятся все больше, того и гляди слуг народа поднимут на вилы. Но лучше всех про это время на ТВ высказались не Немцов с Каспаровым, не Рыжков с Касьяновым, а верный путинец Владимир Соловьев. Заканчивая свой последний «Поединок», он так и заявил: «Хотите, я сообщу вам самый простой и короткий рецепт борьбы с коррупцией? Бей своих, чтоб чужие боялись! Не воруй сам и не давай воровать своим друзьям! Вот тогда в стране наступят мир и покой».

Вы думаете, ведущий сейчас говорил о Прохорове, Зюганове, Миронове, Жириновском? В советское время был такой анекдот: «Идет мужик по Красной площади и раздает чистые листы бумаги. «Так там же ничего не написано?» — изумляется народ. «Да чего писать, когда и так всё ясно».

Вот и нам всё ясно. Или дальше будем в ящик смотреть?




Партнеры