Битцевский маньяк

Хоспис №3 не может отбиться от притязаний парка на собственную землю

15 февраля 2012 в 21:10, просмотров: 2357

Мне кладут на руки фолиант — книгу отзывов, - и я начинаю бережно, с некоторым трепетом листать страницы. Ведь почти все они заполнены рукой пациентов хосписа. И я думаю о том, что возможно, многие из них уже...
 

Битцевский маньяк
фото: Анастасия Кузина

О — а это что?.. «Моя фамилия такая-то. Я проходил у вас лечение дважды. Персонал буквально отвел меня от последней черты»... Что, правда? Это возможно?

- А потому что хоспис — это не «дом смерти», - горячо протестует главврач хосписа №3 Наталья Скворцова. - Мы — дом милосердия! Больше половины наших пациентов проходят у нас лечение по 3-4 раза в течение нескольких лет.

Как ни странно это звучит, но посещение хосписа №3 оставило во мне самые светлые эмоции. И так жаль, что это учреждение оказалось втянутым в банальный земельный конфликт: два года назад Битцевский парк присвоил себе территорию хосписа.И последствия у этого могут быть самыми непредсказуемыми.
Оказалось, что хоспис — это может быть не страшно...

фото: Анастасия Кузина

В Москве их работает 8 штук — по одному на каждый округ. Каждое такое учреждение должно обслуживать 500 тысяч населения.

- А население нашего округа давно перевалило за миллион, - говорит Наталья Скворцова. - А тут еще часть Московской области с нашей стороны прирезали, в нашем округе по-хорошему надо еще один хоспис строить...
Напротив стола в кабинете Натальи Павловны — экран, на который идет изображение с веб-камер, установленных в помещениях хосписа. Так перед Натальей Павловной нон-стоп весь день, как фильм, проходят палаты, сестринский пост, зимний сад...

- Палаты у нас 2-х, 3-х и 4-х местные - поясняет главный врач. - Одному человеку находиться некомфортно, а всего пациентов — 30-34 человека. Больше тяжелобольных пациентов в одно учреждение госпитализировать не рекомендуется...

Палаты я потом посмотрела воочию — я даже не представляла, что в медицинском учреждении может быть так... даже слова подобрать трудно... неказенно, красиво, не по-больничному. Вместо хлорки, вытертого линолеума и белых крашеных шкафов с инвентарными номерами - беж и зелень, аквариумы на стене, ратанговые кресла и круглые столы, запах цветов и свежести. Из каждой палаты — выход на веранду. Европа, по -другому не скажешь.

фото: Анастасия Кузина

Я так боялась хосписа — не самого его, а грустной больничной обстановки, подавленных людей, санитарок со швабрами, у которых грошовая зарплата читается на лице. А, оказывается, столько уважения можно проявить и к персоналу, и к пациентам, и к родственникам! Центр хосписа — это зимний сад с роялем, мягкой мебелью и камином. За спинками диванов спрятаны увлажнители воздуха и ароматизаторы. Среди тропических растений стоят аквариумы, щебечут попугаи и канарейка. А когда кролика — большого, толстого, серого мягкого Русика выпускают из клетки, он прыгает к людям на диван, как собака.

- У нас были очень теплые отношения с проектировщиками и строителями, - говорит Наталья Павловна. - Они нам даже подарили иконы и фонтан...

В фонтане сейчас живут черепахи, к которым приходит специалист проверить, все ли у них хорошо...

фото: Анастасия Кузина

- Здесь, в зимнем саду проходят концерты, - продолжает главный врач. - Выступала и «Березка», и Гнесинка, и Юрий Лоза. Зимний сад расположен так, что пациентов мы можем привезти сюда на кресле или кровати. А кто не может — мы устанавливаем видеокамеру и транслируем концерт в палату на телевизор — есть техническая возможность. ...Вот, красивые ширмы у нас тут стоят — их можно поставить вокруг диванов, отгородиться, полежать, поговорить. А по четвергам тут проходят чаепития с психологом, родственниками и гостями...

И диваны тут стоят — хорошие, кожаные. Такие можно только себе домой купить. Как и подушки ручной работы, которыми они завалены...

- Наша задача - улучшить качество жизни, а не предоставить койку, чтобы умереть, - поясняет Наталья Павловна. - Именно поэтому у нас обстановка — не казенная, а домашняя. Чисто медицински мы должны купировать боль. И мы делаем это. Но мы можем купировать и другие негативные вещи. И тогда зачастую человек встает, начинает есть, выписывается домой. Даже некоторые онкологи этого не могут себе представить. Не понимают - зачем мы нужны.... Да и люди до сих пор думают, что наши услуги платные. Нет, все лечение в хосписе бесплатное...

фото: Анастасия Кузина

Второй этаж предоставлен персоналу. Тут есть душ со светомузыкой для снятия напряжения после смены, есть комната психологической разгрузки с какими-то фантастическими свето-очками, светоколоннами и фильмами про море.

- Здесь не каждый может работать, - говорит Скворцова. - И текучка большая была, и увольняли мы народу много. Зато теперь остались те, кто любит эту работу. Конечно, тяжело. И тяжело, когда 19-25-летние умирают, и вообще. Ведь в нашу задачу входит также подготовить человека к переходу в «иной» мир. По идее, хоспис должен вести и родственников на протяжении года после утраты. Но для этого надо создавать психологическую службу. А у нас психолог одна, ведет до 30 человек в день. Пока мы это сделать не можем... Но работаем с персоналом, чтобы не было «профессионального выгорания», дважды в год вывозим куда-нибудь на природу , к воде...

Один из самых интересных кабинетов — диспетчерская «хосписа на дому». На стене висит карта, на которой при помощи GPRS-навигации отображается, по какому адресу сейчас находятся сотрудники.
- «Хоспис на дому» - это врачи и медсестры, которые обслуживают еще 400 человек на дому . Раз в неделю к ним приезжает онколог, ежедневно — медсестра. А к одиноким людям - социальный работник, который помогает по дому, готовит, прибирает, ходит в магазин и так далее.

- Кстати, а если человек в палате хочет покурить — можно?

- Нашим пациентам можно все! Курить в том числе. Правда, в присутствии сестер, если в палате. А кто сам ходит — выходит на улицу. Эх, жаль, сейчас зима, вы бы нашу территорию летом посмотрели — розы, статуи, белые шатры. Быть может, это последний день человека. Так пусть он в этот день видит что-то прекрасное...
И вот эти-то самые розы сейчас под угрозой, как и все великолепие этого уникального учреждения.

фото: Анастасия Кузина

Конфликт, как водится, бессмысленный. В начале 2005 году хоспис №3 зарегистрировал право на постоянную (бессрочную) аренду земли площадью 12.239 кв. м. А в конце 2005 года вышло Постановление правительства Москвы о корректировке территории соседнего Битцевского парка. Там с одного бока от парка отрезали кусок для строительного рынка «Бор-1». А с другого — прирезали к нему всю территорию хосписа. Для равновесия и в качестве компенсации.

И теперь с одной стороны, по одним документам, земля находится у хосписа в бессрочной аренде и не входит в границы «Природно-исторического парка «Битцевский лес».

А вместе с тем, по другим документам, хоспис целиком и полностью парку принадлежит.

И собственно, все бы и ничего, но спустя два года, в 2008 году в хоспис пришло письмо от администрации Битцевского парка: оформите охранное обязательство. Это означат, что хоспис сам себе теперь не хозяин, и он теперь вошел в «границы зоны регулирования застройки памятника истории и архитектуры». Это означает, как сказано в письме замруководителя Департамента земельных ресурсов москвы Л. Останковой, что «хозяйственная и иная деятельность в границах территории приостанавливается до подписания охранных обязательств и внесения соответствующих изменений в документы...». То есть, теперь в хосписе и на его территории нельзя ничего трогать, пилить, сажать и даже строить. У него связаны руки вообще на все.

Как вспоминает Наталья Павловна, которая присутствовала на стройке с момента закладывания первого кирпича, раньше эту территорию занимала... свалка. И когда рыли котлован, то даже откопали троллейбус. Но не только здание - все деревья, цветы и даже трава, все это посадил хоспис на деньги из бюджета здравоохранения г.Москвы. И собирался сажать и строить дальше. Например, в планах было возвести собственную прачечную. И на тебе — земля поселений, бывшая свалка волшебным образом превращается в охраняемую территорию, и теперь, чтобы построить себе прачечную, надо спрашивать разрешения у Битцевского парка. Который может его и не дать.

фото: Анастасия Кузина

«Сам факт передачи земли учреждения, призванного оказывать всестороннюю помощь умирающим людям в распоряжение организации, имеющей кардинально иные цели и задачи, носит скандальный характер, к тому же, если это не имеет никакого разумного оправдания и правового смысла», - так резко отреагировала Общественная Палата в конце прошлого года на эту ситуацию.

Хоспис не хочет искать виноватых. Он просто просит оставить его в покое. Сегодня это учреждение вместо того, что помогать людям, уже пятый год вынуждено заниматься перепиской, которая фактически связала ему руки — сейчас хоспис на арендованной земле не может делать ничего. Всяких документов и отписок за это время набралась толстенная пачка — в ладонь толщиной. Но для чиновников это - бумажки. Пусть и страшно важные. А для сотрудников хосписа это - время, которое они отрывают от своих пациентов.
А его у пациентов и так не очень много.

Мы обращаемся к мэру Москвы Сергею Собянину обратить внимание на ситуацию и спасти хоспис от бумажного плена.
 



Партнеры