Детский исход

Как остановить волну подростковых самоубийств?

1 марта 2012 в 17:31, просмотров: 5153

Как ни страшно звучит, эпидемия суицидов малолетних захлестнула Россию. «МК» собрал за «круглым столом» ведущих специалистов в области детской психологии и защиты их прав и выяснил, что делать нам, взрослым. Как остановить детей, еще не успевших узнать жизнь, но уже безмерно от нее уставших?

Детский исход
фото: Владимир Куприянов

Наши гости:

Зураб Кекелидзе — главный психиатр Минздравсоцразвития России;

Антонина Ляшенко — руководитель Московской службы психологической помощи населению;

Ирина Млодик — председатель Межрегиональной ассоциации психологов-практиков «Просто вместе», детский психолог, автор книг по детской психотерапии;

Михаил Хасьминский — кризисный психолог, ведущий эксперт антисуицидного сайта;

Любовь Жданова — педагог-психолог кризисного центра, работающего с подростками, семейный психотерапевт.

— Главный вопрос: что толкает детей на самоубийство?

Ирина Млодик: — Отчаяние, одиночество, ощущение тупика, ненужности. Большая проблема — замыкание подростков на учебе, когда взрослые мало разрешают им общаться с ровесниками. Думаю, Россия находится на одном из первых мест по детским суицидам именно потому, что у нас очень требовательное и при этом очень нездоровое отношение к детям со стороны взрослых. Они невнимательны, часто оказывают на детей сильное давление, кричат на них, критикуют, унижают. Например, сейчас среди подростков участилась такая форма суицида, как прыжок с высоты. С психологической точки зрения на подобный шаг решаются люди, у которых основные переживания — это ощущение клетки, жизненного тупика.

Михаил Хасьминский: — На мой взгляд, основная причина всех суицидов, в том числе и подростковых, — это бездуховность. У человека нет стержня, и его может сломить любая внешняя причина: поругался с родителями, поссорился с любимым или надоели проблемы в школе. Родители, чтобы оказать детям реальную помощь, должны иметь этот стержень в себе. Существуют исследования, которые впрямую увязывают количество суицидов и религиозность среды. У по-настоящему верующих людей самоубийств не бывает.

— Какова профилактика? Какие меры надо предпринять на государственном уровне?

Зураб Кекелидзе: — В школах должен быть введен предмет «психология». Каждый ребенок должен знать, что такое переходный возраст, первая любовь. Как действуют на нервную систему алкоголь и наркотики. Как защититься от всякого рода стрессов. Кроме того, еще в школе надо начинать говорить с детьми о ценности человеческой жизни. Потому что чувство страха и инстинкт самосохранения формируются позднее.

— Что делать, если мы видим, как подросток вот-вот совершит непоправимый шаг?

Михаил Хасьминский: — Хватайте его и силой не позволяйте сделать роковой шаг. Потом уже будете разбираться, разговаривать, обращаться к специалистам. А в этот момент медлить нельзя!

Что делать, если...

Случай из жизни «Несчастная любовь».

Первую любовь психологи и психиатры называют одной из наиболее частых причин у подростков распрощаться с жизнью.

16-летний Павел стал встречаться с девушкой Леной из параллельного класса. А потом он узнал, что она встречается с еще одним парнем. Когда все вскрылось, Лена бросила Пашу и осталась с его соперником. Подросток закрылся в своей комнате, перестал с кем-либо общаться, в том числе и с родителями, целыми днями лежит на кровати и смотрит в стену. Родные не знают, как ему помочь, и очень боятся, чтобы он не сотворил с собой что-нибудь.

Антонина Ляшенко: — Проведенные нами не так давно исследования показали, что большинство подростков уверены, что родители их не любят. Взрослых сейчас больше волнуют материальные заботы: купить ребенку дорогую одежду, отправить в хороший лагерь... А детям не это главное — им важно постоянно получать сигналы любви. Это могут быть тактильные контакты: мама поцеловала в макушку или папа приобнял за плечи. И пусть ребенок отталкивает и уворачивается от таких родительских ласк. Главное — он получил нужный сигнал.

Любовь Жданова: — В подростковом возрасте романтическая любовь все равно продолжает любовь родителей. И если подросток не чувствует любви ни от родителей, ни от любимого, то это может запустить у него механизм саморазрушения. Родителям нужно работать над отношениями с ребенком постоянно, задолго до наступления подросткового возраста. Но никогда не поздно делать шаги к взаимопониманию. Тут взрослым важно уйти от нотаций, а искренне говорить про свои чувства: тревогу за ребенка, свою любовь к нему. Можно рассказать про свою первую и несчастную любовь, поделиться своими тогдашними переживаниями — подростку важно услышать, что и у других, тем более близких людей такое тоже было.

Случай из жизни. «Учеба как смысл жизни».

Вовка всегда выделялся из класса: не курил с пацанами за углом, не ходил на дискотеки и прочие школьные тусовки. Но его всегда уважали, потому что Вовка был самым умным в школе. Он блестяще сдал экзамены на физтех МГУ. А на втором курсе, возвращаясь из института домой, Володя потерял тетрадку с курсовой работой. Говорят, преподаватель поставил ему за несданную работу «двойку». Он даже не пошел на следующий день на учебу. А просто взял и выпрыгнул из окна.

А.Л. — Нельзя однозначно сказать, что несчастье произошло именно из-за учебы. Видимо, проблемы и напряжение накапливались, а потом что-то оказалось последней каплей. Во всех жизненных ситуациях подросток должен знать, что семья на его стороне. Что бы ни случилось, его всегда выслушают, поймут, помогут, а не отругают и накажут.

Л.Ж. — Родителям и близким важно понимать, что если ребенок тревожный, суперответственный, если у него, кроме учебы, нет других успешных сфер реализации, то он находится в зоне риска. Держите руку на пульсе, объясняйте относительность оценок и успехов, учите ребенка видеть другие радости жизни.

Случай из жизни. «Синдром Вертера».

После того как 14-летняя Юля узнала о самоубийстве девочки из параллельного класса, с которой толком-то и не общалась, увидела, как рыдают ее родители, как кладут охапки цветов притихшие одноклассники, она увидела в таком финале решение всех своих проблем. А их у девочки было немало: холодность вечно занятых родителей, одиночество, насмешки одноклассников и старшего брата... Через день после похорон ровесницы Юля вскрыла себе вены.

Л.Ж. — Синдром Вертера (массовая волна подражательных убийств, которые происходят после суицида, широко освещенного в СМИ и книгах) известен давно. Подобная волна прокатилась по всей Европе в конце XVIII века после выхода в свет романа Гете «Страдания юного Вертера». Такие явления наблюдались, например, после смерти Мэрилин Монро, Сергея Есенина и пр. Особенно склонны копировать подобное поведение подростки. Наблюдается зависимость между количеством передач и статей, освещающих самоубийство, и количеством подростковых суицидов. В Австрии в 80-х годах было очень много самоубийств в венском метро. Когда решили не освещать подобные смерти в прессе, уже через месяц их количество уменьшилось почти в три раза. С тех пор в австрийской прессе действует запрет на освещение подобных событий.

Случай из жизни. «Кибероружие».

Социальные сети подарили не только радость общения, но и... новый вид насилия — киберунижение. Света — обычная 15-летняя девочка. Учится средне, прогуливает редко, ни с кем не конфликтует. Однажды пошла с подружками на школьную дискотеку. Не с тем потанцевала, не тому улыбнулась... В результате ее зажали в подъезде, избили, вырвали волосы и все это сняли на видео. А потом выложили в соцсети. Света неделю не ходила в школу. А потом наглоталась таблеток. К счастью, ее успели спасти.

Координатор Центра безопасного Интернета в России Урван Парфентьев: — 15—19-летние — самые активные пользователи Интернета, в среднем подросток проводит в Сети минимум 3 часа в день. Многие родители думают: пусть уж дома сидит в Интернете, чем на улице. Но Мировая Паутина — это порой даже опаснее улицы. Только за последние полгода мы предотвратили работу 20 виртуальных клубов самоубийц. И зафиксировали более 1500 случаев киберунижения. Регулярно просматривайте странички своих детей на популярных интернет-ресурсах! Благодаря им можно следить за эмоциональным состоянием ребенка, за его кругом общения. Не всегда подросток готов делиться чем-то с родителями, но в своем статусе практически 100% напишет, что ему плохо, грустно и т.д.

Основные симптомы депрессивного состояния, на которые нужно обращать пристальное внимание:

■ нарушение сна (плохо засыпает или же встает намного раньше положенного времени);

■ потеря аппетита или избыточное переедание;

— замыкание в себе, «остывание» к хобби, потеря интереса к развлечениям, общению с друзьями, нежелание радоваться жизни;

■ прогулы в школе, институте (90% суицидентов систематически пропускают занятия накануне трагедии);

■ постоянно звучащая в комнате (плеере) подростка депрессивная музыка;

■ резкая смена круга общения (в Интернете полным-полно сообществ и сект, способных склонить ребенка к «переходу в другую реальность»).

Любое необычное поведение тинейджера — это повод присмотреться, поговорить и отправиться на консультацию к специалисту.

Организации, оказывающие экстренную психологическую помощь:

■ Московская служба психологической помощи населению (отделения есть в каждом округе). Справки по телефону: 8 (499) 173-09-09.

■ Московский НИИ психиатрии: +7 (495) 940-71-64.

■ Детская психиатрическая больница № 6: +7 (495) 954-36-53.

■ Единый московский телефон доверия: 051. Круглосуточно.

■ Детский телефон доверия при Департаменте образования: 8-800-2000-122.

■ Телефон доверия при отделе неотложной психиатрии и помощи Государственного научного центра им. Сербского: 637-70-70.

■ Центр психолого-медико-социального сопровождения «Взаимодействие»: 8 (499) 794-29-58.

■ Антисуицидный сайт Pobedish.ru

Суицид без розовых очков

Некоторым подросткам кажется, что суицид — это смелый, красивый и по-своему героический поступок. Будущий самоубийца не без самолюбования воображает свое молодое бездыханное тело...

Увы, в реальной жизни все происходит иначе. Антикризисный психолог Михаил Хасьминский и судмедэксперт Петр Розумный создали специальный сайт для тех, кто вынашивает идею суицида. На сегодня это самый честный, хотя и самый жесткий ресурс. На нем авторы помимо прочего довольно подробно описывают, как выглядит тело суицидника после определенного вида самоубийства.

При отравлении...

В 1944 году известная голливудская актриса Лупе Велес решила покончить жизнь самоубийством. Человек творческой профессии, она решила умереть в расцвете своей красоты и славы. Она окружила свою постель цветами, надела свое любимое голубое неглиже. Запила дорогим коньяком кучку таблеток и легла на роскошное ложе...

Через несколько минут у нее началась безудержная рвота. В итоге актриса задохнулась в собственных рвотных массах. После чего в Голливуде решили, что отравление как способ самоубийства слишком неэстетично.

При повешении...

Сначала происходит довольно продолжительная агония, во время которой имеют место судороги, при которых висельник ударяется обо все близлежащие предметы, отчего на трупе остаются кровоподтеки, ссадины, переломы. Затем содержимое кишечника и мочевого пузыря вытекает, шея деформирована из-за перелома позвонка, на лице трупа — гримаса... Ну и, конечно, синий язык, вывалившийся изо рта.

При прыжке из окна...

Чаще всего человек просто превращается в фарш. Кости, которые ломает удар, вылезают наружу. Мозги разлетаются, внутренние органы и их содержимое вываливаются. При ударе могут ломаться зубы и тоже разлетаться по земле.

А ведь еще есть утопление, перерезание вен, самострел... Кому интересно, что из этого получается «на выходе», — ознакомьтесь с сайтом «Ты победишь.Ру». Прочитав его, вы убедитесь: если жизнь — война, то суицид — позорное дезертирство.




Партнеры