Метросексуалы с хвостом

Этолог Андрей Неуронов: «Не будите спящую собаку!»

1 марта 2012 в 18:05, просмотров: 3373

Если бы в московской подземке провели перепись населения, то в нее непременно попали бы и четвероногие пассажиры. Куда ж нам без них? Метропсы давно освоили самый быстрый вид общественного транспорта и ориентируются в нем не хуже коренных москвичей.

Метросексуалы с хвостом
фото: Михаил Ковалев

Лабрадор по кличке Эйра недавно заставила восхищаться своими способностями весь Стокгольм. Про нее даже написали в газетах. Эйра поразила шведов своим умением пользоваться метро. Сука заскучала в специальном приюте, куда хозяйка поместила ее на несколько часов, вырвалась из вольера и отправилась домой. Она проехала целых шесть станций в нужном направлении. В Швеции одинокие собаки на метро не ездят. А москвичи к таким пассажирам давно привыкли.

Еще недавно их насчитывалось порядка пяти сотен. При прежнем начальнике метрополитена собакам жилось вольготней. На них смотрели сквозь пальцы и милостиво пускали погреться в морозы или перевести дух в жару. Теперь всем «зайцам» поставили жесткий заслон: и двуногим, и четвероногим. Поэтому полку метропсов сильно поубавилось.

Конечно, далеко не каждый столичный Тузик отваживается спуститься в метро. Это, если хотите, элита, сливки собачьего общества. При виде этих персонажей лица большинства пассажиров теплеют. Люди аккуратно перешагивают через хвосты и лапы и не тревожат собаку-неженку, развалившуюся в полупустом вагоне прямо на сиденье: «Ничего-ничего, лежите, извините за беспокойство!» Многие угощают животных вкусненьким. Некоторые с удовольствием снимают метропсов на видео и выкладывают забавные сюжеты на сайтах. И не было случая, чтобы эти товарищи нарушили законы гостеприимства. Не потому ли трагедия, разыгравшаяся в декабре на станции «Театральная», когда негодяй сбросил на рельсы щенка, стала для москвичей настоящим шоком?

фото: Елена Светлова

Этолог Андрей Неуронов давно изучает столичных беспризорников с хвостами, а завсегдатаи подземки — сфера его особого интереса.

— Есть точка зрения, что наши бездомные собаки — потомки тех, которые заселили город еще в начале прошлого века. И относиться к ним надо как к землякам. Сейчас их стало значительно меньше, по моим оценкам, не более 25 тысяч. Московские собаки — масса неоднородная. Есть «службисты», которые охраняют стройки, гаражи. Собака давно приручена человеком и, естественно, ищет себе формального хозяина. Человек может даже не знать, что именно его выбрали на эту роль, но именно он диктует тип поведения. Сторожам нравится, когда собаки отпугивают посторонних, не дают им зайти на вверенную территорию. При станциях метро и рынках обитают «иждивенцы» — робкие, лояльные и безобидные. Третий тип — это «гастролеры», которыми движет тяга к перемене мест. «Службист» никогда не прогуляет работу. Зато «иждивенцы» и «гастролеры» полюбили подземку.

Мой собеседник убежден, что это умение передается на генетическом уровне. А начиналась собачья мобильность с поездок на пригородных поездах, трамваях, автобусах и троллейбусах. Метро — высший пилотаж.

— Есть собаки, которые знают одну-две станции и на большие расстояния никогда не ездят, — рассказывает Андрей Неуронов. — Причем все происходит поэтапно. Сначала псы осваивают вестибюль, потом эскалатор, затем станцию и, наконец, поездку на электропоезде. Конечно, они отличаются от своих менее искушенных собратьев. Чтобы ездить на метро, надо обладать стрессоустойчивостью и умением использовать всю палитру органов чувств для ориентирования. Однажды я лично наблюдал картину, когда пятимесячный щенок зашел вместе со мной на станцию «Фрунзенская» и спустился по очень длинному эскалатору, дождался поезда и зашел в вагон. Он держался очень независимо и не обращал ни на кого внимания. Я не поленился и проехал вместе с ним. Щенок вышел на станции «Парк культуры», поднялся по эскалатору и отправился по своим делам.

— И все-таки — зачем им метро?

— Некоторые собаки используют метро для передвижения, но большинство как кормушку. Они отлично знают, у кого можно просить, каким-то образом эмоционально считывают, к кому можно подойти. Людей в форме на всякий случай обойдут стороной, с компаниями молодых людей тоже не будут общаться. Как правило, выбирают женщин в возрасте за тридцать, с сумками и пакетами. Смотрят проникновенным и жалостливым взглядом в глаза. Если человек скажет ласковое слово, угостит печеньем или сосиской, собака лизнет в ответ, положит голову на колени. Такой вот грустный рэкет.

— Как они ориентируются и откуда знают, на какой станции выходить?

— Трудно сказать, что служит для них ориентиром: звук или количество остановок. Поэтому не вполне понятно, как псы выходят на нужной им станции. Возможно, они запоминают название и чувствуют временной интервал, но не исключено, что главной подсказкой служит запах, присущий конкретной станции. Мы на это не обращаем внимания, а для собак запах содержит огромное количество информации: близость вокзала, соседство рынка. Я не раз замечал, что хвостатые пассажиры заранее готовятся к выходу, а не вылетают в последний момент, как некоторые замечтавшиеся пассажиры.

Интересно, что метропсы никогда не путешествуют компанией, они — классические одиночки. Возможно, собаки давно поняли, что в метро надо соблюдать определенные правила, и стаю там точно не потерпят. Этикет включает и чистоплотность. В отличие от некоторых людей эти безбилетники никогда не гадят в метро.

По наблюдениям Андрея Неуронова, у метропсов есть любимые станции и маршруты. Им очень нравится юго-западное направление. Их явно тянет к вокзалам и рынкам. И все они, конечно, предпочитают неглубокие станции, на которые можно просто спуститься по лестнице, не рискуя прищемить лапы.

Справка МК SOS!

Такая прелесть, такой подарок — этот большой меховой прекрасный Витязь. Помесь сенбернара, скорее всего. Опущенные нижние веки, бровки домиком, складочки на лбу. Прелестное лицо сильного, активного, веселого, игручего пса с уникальным выражением печали и понимания. Витязю четыре с половиной года, он умнее многих людей.

Этот невероятно домашний по всему пес сейчас в статусе бездомного. Он не знает, что уютное место, в котором он живет, — временное пристанище. Встреча с настоящим хозяином у него, надеемся, впереди.

Звоните: 8-903-255-69-30.

Метропсы редко выходят на поверхность. Бродячие собаки, которые просачиваются в вестибюли, чтобы погреться, — другого поля ягоды. Но где эти умники отсиживаются в час пик, неизвестно. Истинные дети подземелья, они знают все закоулки и, вероятно, устраивают себе конспиративные квартиры. Когда надо, они становятся незаметными.

— Противники бездомных животных объясняют свою неприязнь к меньшим братьям тем, что собака может укусить. Метропсы способны проявить агрессию по отношению к человеку?

— Метропсы вполне социализированы и безопасны для человека. Метро — их пристанище, крыша над головой и почти всегда гарантированный обед. Но собаки знают, что здесь они находятся на чужой территории — значит, защищать им нечего и причин для агрессии, соответственно, тоже нет. Конечно, если пса загнать в угол, он может огрызнуться, но не оттого, что сам этого хочет, а потому что вы его спровоцировали. Есть правила поведения с животными, которые должен соблюдать человек. Не будите спящую собаку, не подходите к суке со щенками. Я не раз видел примеры гармонии между людьми и уличными собаками. Горожане сооружают во дворах будки, кормят, стерилизуют и прививают своих питомцев. Кстати, метропсы тоже нуждаются в учете и периодическом ветеринарном осмотре.

— Люди, которые берут в дом бездомных собак, никогда об этом не жалеют.

— На мой взгляд, они даже лучше, чем породистые. Дело в том, что отдельные породы выведены с определенной целью. И если со временем эти собаки превращаются в декоративных, начинаются проблемы. Безделье порождает нервный срыв. Кстати, большинство покусов не от бездомных, а от домашних породистых псов. Это кокер-спаниели, которые забыли про охоту, ротвейлеры, разучившиеся нести службу, таксы и карликовые пинчеры, привыкшие спать на мягком диване. Если у собаки есть дело, то проблем не будет.



Партнеры