Пришла вода откуда не ждали

Глава Росгидромета: «Для нас засуха страшнее паводка»

22 марта 2012 в 18:04, просмотров: 3762

Двух проблем, связанных с весенним половодьем, в этом году опасаются метеорологи: бурной весны и ледяных пробок. Эти явления могут спровоцировать, конечно, не вселенский, но зато локальные потопы по всей стране. И при всем при этом ученые не ждут прихода «большой воды». Напротив, они опасаются засухи. Которая, вполне возможно, ожидает нас этим летом, да и вообще может стать особенностью климата в будущем. Согласно расчетам специалистов, россиянам пора уже крепко задуматься над тем, где мы будем брать воду в 2050 году. О том, как важен режим строгой экономии и как добиться более точных прогнозов в метеорологии, «МК» рассказал руководитель Росгидромета Александр Фролов.

Пришла вода откуда не ждали
фото: Наталия Губернаторова

— Александр Васильевич, чего вы ждете от половодья-2012? К чему нам готовиться и ждать ли экстремальных ситуаций?

— Поскольку у нас огромная территория, то на каких-то участках экстремальность будет, но это не значит, что в целом нас ждет какое-то стихийное бедствие. Зима была преимущественно малоснежная, и январь-февраль на европейской территории, на юге Западной Сибири выдались холодными. Это существенно. Ведь прогноз весеннего половодья — это расчет водного баланса. Сколько прибудет — столько убудет. Главные факторы для расчета масштаба половодья — это запасы снега. Важно также учитывать потери: просачивание в почву, испарение и как быстро все будет таять. По прогнозам весна будет дружная, вода не успеет испариться и просочиться в почву, поэтому быстро стечет в реки.

Есть еще одна особенность этого года. Начало зимы было с оттепелями. И образовался внутренний лед — шуга. Он смерзался, потом оттаивал, потом снова смерзался. В результате на многих реках образовались ледяные пробки. В Сибири есть реки, промерзшие до дна. Мы ждем, что паводок будет близким к обычному, но при пониженной водности прорывная способность рек уменьшится. И когда будет образовываться ледяной затор, река не сможет быстро его прорвать, поэтому на отдельных голубых артериях вода может подняться до опасных отметок. Такие ледяные пробки можно сравнить с тромбом в кровеносном сосуде. Одним словом, будут проблемы в тех местах, где очень дружно началась весна, а реки при этом за зиму сильно промерзли.

— То есть снега в этом году меньше, а паводки все равно будут?

— Мы ждем экстремальных ситуаций, например, у главных притоков выше Цимлянского водохранилища — Хопер и Медведица. Еще подтопления ожидаются в верховьях Оки, а также на востоке Саратовской области, на малых реках Татарстана, Заволжья. Есть у нас еще одна существенная особенность — реки Северного Кавказа, которые впадают в Черное море, в частности река Мзымта. Там сейчас строятся олимпийские объекты. Строители очень сузили реку, местами до 10 метров, в некоторых случаях они не выполняют предписания по защите своих сооружений от весенних паводков — и есть опасность экстремальных ситуаций, связанных с половодьем. Мы провели обследование реки и выявили 21 участок, где может сойти сель.

— Каковы сроки начала половодья?

— Нижний Дон уже вскрылся. На Кубани паводок тоже идет. Там были пробки, но Росводоресурс и МЧС вовремя их ликвидировали. Пускали ледокол, взрывали лед и даже зачерняли его, чтобы таял быстрее. В марте вскроется Средний Дон, Нижняя Волга. В средней полосе у нас переход через ноль где-то 27–28 марта. Таким образом, к концу первой десятидневки апреля реки вскроются, и весна придет и к нам. Это случится позже обычного примерно на 5–7 дней.

— Для Московской области половодье будет экстремальным?

— Нет. Только в верхнем течении Оки возможны неприятности. Коломна, может быть, пострадает. А ниже особых проблем мы не видим. Сама Москва-река зарегулирована человеком, поэтому половодья на ней не бывает. Вообще самая опасная река у нас — Ока. И у нее подъем уровня прогнозируется почти на метр выше нормы в районе Коломны. А так запас воды в снежном покрове в Подмосковье меньше нормы: 65–80%.

— В каких водохранилищах прогнозируется нехватка воды?

— На Волжско-Камском. Здесь накопился дефицит воды за несколько лет. Хотя влаги в снеге в прошлом году было в 2–2,5 раза больше нормы, стока оказалось все равно недостаточно, чтобы наполнить водохранилище на 100%. Еще одно проблемное водохранилище — Новосибирское. Там тоже по прогнозу может быть дефицит воды.

— Можно ли сейчас предпринять какие-то меры, чтобы согнать как можно больше воды в «проблемные»?

— А вдруг половодье окажется сильнее прогнозируемого? Если вы хозяин водохранилища, вы всегда стоите перед дилеммой. Если вы сбросите слишком много воды, во время половодья притечет вода, которой может оказаться мало. А если вы будете очень много воды держать в водохранилище и начнется сильный паводок — будет наводнение.

— Здесь нужна золотая середина.

— Поиск этой золотой середины — высокопрофессиональная работа. Поэтому сейчас мы решили упор делать на то, что нас ожидает скорее засуха и маловодье. Это страшнее. Ущерб от наводнений в последние годы снижается. А вот дефицит воды уже чувствуется.

— Я слышала, что в лесистой местности почти не бывает половодья. Почему?

— Леса чем хороши — они делают сток более равномерным. Они задерживают снег. И реки, текущие через них, более извилисты. Вот сейчас, особенно в европейских городах, одна из проблем, связанных с наводнением, заключается в том, что в результате человеческой деятельности спрямляются русла рек. Если идет паводок на спрямленной реке, то он часто приобретает катастрофический, стихийный характер. Потому что та же вода, которая у вас за месяц могла бы стечь по ручейкам, должна пройти за неделю. То есть все природные реки практически не страдают от половодья. Природа сама себя регулирует. Кстати, паводки — это на 90% дело рук человека, точнее, результат его влияния.

— Значит, все, что делает человек, вредно?

— Нет, если человек пытается регулировать воду, это существенно и важно. Если на Волжско-Камском водохранилище воду не будете перехватывать, тогда она у вас быстро за месяц скатится в Каспийское море. И летом жди засуху.

— То есть надо затянуть пояса...

— Надо экономить воду. У нас ведь улицы моют водопроводной водой, которую можно использовать в пищу. Это лишние расходы. Среднестатистический москвич раз в 5 больше воды расходует, чем средний европеец. В коммунальном хозяйстве потери колоссальные. Одним словом, у нас в последнее время гораздо острее стоит проблема нехватки воды. Она остро встала в 2010 году, когда горели торфяники. И мы до сих пор не преодолели негативные последствия этого маловодья.

В качестве резервных запасов в будущем придется использовать подземные воды. Хотя и их ресурс исчерпаем. Если очень много воды испарилось и пересох почвенный слой, подземные воды тоже потеряли свои запасы. Их нужно исследовать и расходовать очень осторожно и бережно.

— Прогнозы по запасам воды на будущее неутешительны?

— Наши ученые составили прогнозы на 50 и даже на 100 лет вперед, сделали оценку изменения климата и связанных с ним изменений водных ресурсов. Для нашей территории прогноз позитивный. Станет теплее, и воздух будет более влажный. Больше будет дождей. На 20–40% водность основных рек вырастет, особенно в Сибири. А вот ряд территорий, в том числе европейская территория, начнет испытывать недостаток воды. И даже Русской равнине воды не будет хватать. Это создаст проблемы для сельского хозяйства.

— Какова оправдываемость ваших гидрологических прогнозов?

— Около 80%. Это неплохой показатель. У нас на реках уже 3104 наблюдательных поста, которые следят за половодьем. А сейчас мы начали большой проект модернизации. Поставили уже 225 автоматических постов. В частности, на реках Кубань, Ока и Уссури. Почему выбраны эти реки? На них за 8-12 часов из-за ливней может сформироваться сильнейший паводок. Здесь важно как можно чаще мерить уровень и как можно быстрее передавать данные. Чтобы спрогнозировать ситуацию и хотя бы за час до затопления предупредить людей.

— Есть возможность сделать прогнозы более точными?

— Они постоянно совершенствуются. Раньше владельцы водохранилищ стремились как можно сильнее опорожнить водоемы к паводку. В итоге воды набиралось мало, если паводок был слабый. А теперь мы ведем более тонкую игру. Развиваем специальную сеть доплеровских метеорологических радаров. Эти радары позволяют непрерывно в радиусе 250 километров оценить погодную ситуацию, в том числе и осадки. И мы получаем каждые 10 минут данные. Наша задача — установить через 10 лет до 140 радаров по всей стране. Еще мы новые приборы устанавливаем, которые измеряют расход воды. Обычно гидрологи делают это вручную — плывут на лодках и опускают в воду вертушки. Сейчас мы внедряем мобильные лаборатории (у нас уже 37 таких установок). Доезжаем до нужного места, запускаем радиоуправляемый скутер, который пересекает реку, и акустическое измерение скорости дает нам данные о расходе воды. Надо еще развивать математические гидрологические модели, чтобы все учитывать. Чтобы научиться составлять точные прогнозы на месяц, на два.




Партнеры