Казанские полицейские принимали заказы на пытки?

Откровения новых жертв

25 марта 2012 в 19:12, просмотров: 19768

Публикация на сайте «МК» цитат из книги главы МВД Татарстана Асгата Сафарова «Закат казанского феномена», в которых экс-министр — сейчас эта должность упразднена — фактически декларирует необходимость жестокого обращения с душегубами и их мучительные казни: «Пусть бросают в меня камни „гуманисты“, но мое глубоко внутреннее убеждение: забрав чужую жизнь, преступник должен расплачиваться своей», — вызвала скандал.

Член Общественной палаты России Анатолий Кучерена потребовал: если написанное в мемуарах имело место быть, то генерал Сафаров должен уйти со своего поста.

Сам Сафаров не отрекается от того, что он это написал. Но считает, что это было его сугубо личное мнение.

Между тем в Интернете распространили фотографический экземпляр книги, где видно — цитата точная.

А в самой Казани продолжают свою работу следственные комиссии из Москвы. В день принимают всего нескольких человек. Желающих — в разы больше.

Как пробка из бутылки шампанского, вылетают всё новые откровения жертв казанской полиции...

Казанские полицейские принимали заказы на пытки?
фото: Екатерина Сажнева
Казанские полицейские с тревогой ждут итогов работы московской комиссии.

«2 июля 2009 года, примерно в 11 часов 30 минут, я был доставлен в УВД по Казани, на четвертый этаж, в кабинет № 65. Мои руки были связаны веревками, меня пристегивали наручниками, подвешивали за руки и били, били по телу, по половым органам, сажали на шпагат и давили сверху, засовывали скрепки под ногти. (...) Во время истязаний звонило их начальство и спрашивало, раскололся ли я. Они сказали, что меня будут пытать ежедневно и я все равно сломаюсь. (...) Лучше бы я это сделал раньше, чтобы мучения были меньшими», — одно из сотен свидетельств использования в Татарстане незаконных методов ведения допроса.

Проще говоря — пыток.

Его написал Алексей Львов (фамилия по этическим причинам изменена), подозреваемый не в убийстве, не в терроризме, не в насилии над людьми, даже не в краже — в совершении экономического преступления.

Но и это всего лишь вершина айсберга.

Настоящие причины беспредела, происходящего в Татарстане да и по всей России, — видимо, совсем в другом.

Руки Алексея Львова связывали веревками.

***

Документы из Казани попали мне в руки месяца два тому назад. Скажу честно, они меня не шокировали: вся российская полиция — в большей или меньшей степени, где-то аккуратно, где-то не очень — так работает.

Возможно, причины происходящего сегодня в Татарстане — гораздо глубже и сложнее, чем это пытаются представить. Недалекие полицейские, выбивающие показания с назаровых по мелким кражам, с тем чтобы улучшить свою отчетность, ничто, по сравнению с тем, что находится на вершине полицейской вертикали.

Если можно пытать мелкого воришку ради того, чтобы раскрыть плевое дело, то почему нельзя приказать пытать, чтобы получить миллионы?

Официальные пытки как вид бизнеса.

— Где же вы были раньше? — горько смотрит на меня Алексей, именно он еще в 2009-м первым дал показания на мучивших его сотрудников казанской милиции. Но видно, что сегодня, даже несмотря на разгорающийся в Казани скандал, мужчина совсем не расположен к беседе.

— Если бы вы приехали на два года раньше, и все это было свежо и болело... — усмехается Алексей. — Теперь я не хочу ничего. Пусть те, кто меня мучил, и дальше занимают свои должности. Я всех простил. В этой стране доказывать правду себе дороже.

24 июля 2009 года. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. «...При медицинском осмотре у арестованного Алексея Львова обнаружены телесные повреждения в виде синдрома сдавления обеих кистей, растяжения связочно-мышечного аппарата правого и левого бедер, ушиб паховой области и грудной клетки, подногтевое кровоизлияние правой и левой кистей. (...) Объективных данных, свидетельствующих о превышении должностных полномочий сотрудниками ОБЭП УВД г. Казани Аминовым И.И. и Фалиным Е.А., не установлено. Данные сотрудники пояснили, что телесных повреждений ему никто не наносил. (...) Старший следователь И.Р.Тимершин».

«Мы приехали в Казань умирать»

В далеком 2007 году десятки простых людей вложили свои деньги, чтобы купить квартиры на окраине Казани, в 33-м военном городке. Земля под застройку принадлежала Минобороне РФ. Первоначально домов хотели строить пять. Квартиры в них должны были быть социальными. Семьи вышедших в отставку офицеров, переселенцы с Крайнего Севера, рядовые казанцы — гарантом строительства выступил город через муниципальное унитарное предприятие «Инфотраст».

фото: Екатерина Сажнева
Вместо новых домов в 33-м военном городке ржавеют сваи.

Программа дальнейшего строительства предполагалась громадной. Тогдашний вице-премьер правительства, который вскоре стал президентом страны, Дмитрий Медведев поставил свое одобрение под этим планом. Начав с Казани — распространить опыт на всю страну. Целые районы, принадлежавшие Минобороны, будут застроены доступным жильем.

— Мы знали, что несем свои деньги не абы куда, — рассказывает одна из покупательниц, Дория Хавизова. — Ведь там уже были построены два первых дома. Я все свое продала — сама перебралась к парализованной маме, сын со снохой сняли квартиру, мы стали ждать переезда.

Они сидят передо мной. Рыдающие покупатели, которые не могут теперь доказать свою правоту. Потому что дома, квартиры в которых они, как и многие другие, приобрели за наличные, так и не были никогда построены.

— Мы жили на Севере, и мужу поставили диагноз — онкология, — говорит Елена Павловна Палеха, тоже одна из покупательниц. — Потребовались деньги: 140 тысяч долларов, эту сумму мне назвали израильские врачи. Я продала квартиру. Мама продала квартиру. Сели и поехали в центр России. Когда мы проезжали Казань, Вадим сказал: «Давай останемся здесь. Я хочу посмотреть, как цветут яблоневые сады!» Он не верил, что это конец, все строил какие-то планы, как мы будем делать ремонт, где поставим мебель... Из Израиля пришло сообщение, что положение безнадежно, они не берутся его лечить.

Все, что у нее было, Елена вложила в их последнее жилье в 33-м военном городке.

— На оставшиеся деньги я купила щитовой домик в деревне, летом там было хорошо, — молодая женщина снова разражается рыданиями. — Через два месяца муж умер. А я так и осталась жить в этом фанерном домике. Я — бомж. Потому что деньги на строительство квартиры исчезли.

Большая часть покупателей квартир заключили договоры не напрямую с «Инфотрастом», а с инвестором строительства, фирмой, которой руководил Евгений Асабин.

— Нас вызвали в милицию и сказали, что преступника нашли, это хозяин фирмы, в которую мы внесли деньги, — продолжает Дория Хавизова. — Теперь мы должны были написать заявление, чтобы против него возбудили уголовное дело за мошенничество, мы ни секунды не сомневались, что так оно и есть, свои заявления мы написали под диктовку, так нам объяснили, чтобы он не сбежал...

В Следственном управлении МВД по Республике Татарстан пообещали, что деньги скоро вернут.

Но проходили недели, месяцы...

Асабину предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Мошенничество в особо крупных размерах. Евгений Асабин был незамедлительно взят под стражу.

Сегодня он на свободе и разговаривает со мной. Потому что, как выяснилось позже, в его действиях не было состава преступления. В том, что произошло, был виноват вовсе не он.

Тем не менее Евгений просидел в заключении без суда и следствия ровно год.

— Мне «шили» серьезное экономическое преступление, это не кражу раскрыть, здесь думать надо. Концы с концами у следствия не сходились.

— А кто же тогда увел деньги обманутых дольщиков?

— Деньги были израсходованы на подготовку к строительству, обеспечение финансовой и технической документации. Мне ведь просто не позволили ничего строить! Меня посадили на уровне подготовительных работ. Я за время в тюрьме передумал о многом, о том, что был дураком — раз поверил, что я, такой молодой, крутой бизнесмен, провернул бизнес-план — возвожу 16-этажные дома!

Доказательств его вины не было, уголовное дело то отправляли на доследование, то на проверку, то вышестоящему прокурору...

В конце концов, после года отсидки Евгения опустили на все четыре стороны.

Выйдя на свободу, первое, что он сделал, — попросил деньги в долг и расплатился с двумя покупателями квартир. На большее средств просто не было.

Именно тогда, видимо, он осознал, что «закрыли» его через МВД Татарстана совсем не случайно. Если бы Евгений Асабин находился на свободе, ему причиталась бы сумма в размере 24 миллионов рублей с муниципального предприятия «Инфотраст». Организуя строительство домов в 33-м военном городке, Асабин являлся одним из его кредиторов.

Завлекаловка для миллионеров

2005 год. Тысячелетие Казани. Роют казанское метро, достраивают самую большую в стране Голубую мечеть...

Большинство программ, естественно, дотируется из федерального бюджета. Казань, как невеста на выданье, ждет «женихов» — иностранцев. Но иностранные инвесторы не спешили вкладывать средства в бездонную бочку России без гарантий государства, что их деньги не пропадут.

Чтобы успокоить бдительность потенциальных инвесторов, за несколько лет до празднования постановлением мэра было решено создать маленькое муниципальное предприятие, учредителем которого являлся Комитет по управлению имуществом города

Государственное предприятие назвали «Инфотраст». По рыночным меркам оно стоило примерно полтора миллиарда рублей. Банк Казани, спортивно-оздоровительный комплекс, бани, гостиницы, старинные особняки, земля... Доли в лучших активах столицы Татарстана принадлежали ему. Этот посредник своей денежной подушкой гарантировал безопасность вложений инвесторов. Деятельность муниципального предприятия контролировала администрация города Казани.

Его руководство дальше решило заняться жилищным строительством. Дома строились по графику. Но в августе 2006-го — где-то за полгода до начавшегося в 33-м военном городке скандала — было прекращено строительство жилищного комплекса «Казанские зори».

Все руководство «Инфотраста» внезапно сменилось. Прежний директор Александр Канайкин оказался под следствием. Новое же руководство объявило, что «Инфотраст» начинает процедуру банкротства, вводится внешнее управление и никому ничего не должен — ни простым покупателям квартир, ни кредитовавшим его организациям. Те же, кто попытался доказать, что никакого банкротства на самом деле нет, оказались за решеткой.

Одним из пострадавших был директор агентства недвижимости Алексей Львов. Его обвинили в том, что он снял наличными с расчетного счета денежные суммы, зачисленные дольщиками на строительство жилых домов. Доказывать, что в этом и заключалась его работа — снимать наличные, чтобы расселять людей, — оказалось бесполезно. Вахитовский суд города Казани вынес постановление — взятие Львова под стражу и заключение в следственный изолятор № 1.

«Когда мы ждали решения суда в коридоре, я сообщил, что, согласно имеющимся на руках у следствия документам, можно доказать абсурдность данного уголовного дела». Но слушать его не захотели. После допроса адвокат забрал израненного Алексея в травмпункт при поликлинике № 7. Где были официально зафиксированы все его травмы — и кровоизлияния под ногтями, и сажания на шпагат... Никаких признательных показаний Алексей так и не подписал.

«27 мая 2009 года меня вызвали на беседу в УВД Казани, со мной тоже хотели побеседовать о прежнем руководстве „Инфотраста“, — рассказывает казанец Александр Мустафин. — Так как я вообще не имел отношения к этому предприятию, я отказался давать показания. Тогда меня стали бить кулаками по голове. Меня били те же самые оперативники Фалин и Аминов, которые допрашивали и Львова. Но я вообще был простым свидетелем по этому делу. Наверное, поэтому на мне так сильно не отрывались... Когда „беседа“ была окончена, меня отвезли в больницу, где я пролежал несколько недель с ушибом шейного отдела позвоночника. Но в ходе служебной проверки полицейские сказали, что меня били не они. И их слов оказалось достаточно, чтобы замять уголовное дело по факту моего избиения».

фото: Екатерина Сажнева
Александр проходил по делу свидетелем, а оказался в больнице.

— По этому делу должны были посадить и меня, — говорит Андрей Гайдук, он являлся генподрядчиком строительства. — На тот момент «Инфотраст» был должен нашей организации миллионы, против меня возбудили уголовное дело, чтобы я не потребовал ничего обратно... Я дважды воспрепятствовал незаконным торгам имущества этого предприятия, потому что все мгновенно продавалось по бросовым ценам через подставные фирмы — гигантские государственные средства уходили налево. Я боролся, пока не принялись за меня самого. Мне позвонил человек, непосредственно связанный с расследованием, и посоветовал: «Андрей Иванович! За вами придут. Надо срочно ложиться в больницу. В СИЗО вы не выдержите». А я ведь просто строил дома. У меня была на тот момент только маленькая однокомнатная квартира и честное имя. Лично мне судья, когда выносил приговор, говорил примерно так: не бойся, в кассации приговор не устоит, но не вынести его я не могу.

За решеткой тогда оказались все, кто так или иначе мог предъявить свои финансовые претензии к «Инфотрасту», раскрыть схемы его работы, вернуть деньги дольщикам, все эти люди попали в казематы казанского УВД.

фото: Екатерина Сажнева
Андрей Гайдук говорит, что будет бороться за свое честное имя до конца.

Эра немилосердия

«Добро с кулаками» всегда можно оправдать чужим злом, с которым можно бороться только самыми жестокими методами. «Невозможно вычистить грязь, оставаясь в белых рубашках», — оправдывают действия коллег из «Дальнего» полицейские

Но постепенно грань дозволенного, его критерии стираются. Герои братьев Вайнеров, Жеглов и Шарапов, ждали когда-то наступления новой эпохи всеобщего добра и милосердия. Вот она и наступила — эта самая эра. Эра немилосердия.

— На самом деле «Инфотраст» изначально был слишком лакомым кусочком, — анонимно рассказывает мне один из тех, кто был причастен к расследованию. — Когда он уже перестал быть нужен для иностранных инвестиций, его захотели поделить. Деньги несчастных дольщиков — это были вообще копейки. Заказчикам, в принципе, ничего не стоило достроить те многоэтажные дома, чтобы вообще не поднимать шум. Но нужны были заявления простых людей на тех, кто так или иначе был причастен к строительству. Чтобы возбудить против них уголовные дела. А в это время из государственного предприятия вывели и быстренько продали все его активы. Обычная мошенническая схема, все это доказуемо, зря вы считаете, что полицейские плохо работают, есть документы, оригиналы, вопрос в том, кому это надо. Без самого высокого покровительства сверху такие дела не делаются.

Все, кто проходил по делу «Инфотраста», уже на свободе. Начавшийся скандал о пытках в казанской полиции неприятно скребет им душу. Вы и правда верите, что посадят не только причастных к издевательствам «шестерок»?

Одна из покупательниц несуществующих квартир, Елена Палеха, сидит передо мной и плачет, как будто бы в забытье, рассказывает о том, как мечтала с умирающим мужем о яблоневом саде...

А теперь ее, как и других, даже не хотят вносить в список обманутых дольщиков. Ведь это означало бы, что по закону о субсидиарной ответственности вернуть деньги или купить квартиру будет обязан город.

В бюджете Казани средств на это нет.

Казань по-прежнему ждет инвесторов и хорошеет. В 2013-м, перед Олимпиадой в Сочи, здесь будет проходить международная Универсиада, повсюду строятся спортивные комплексы хай-тек, новомодная Федерация бадминтона, которую показывают всем приезжающим.

Когда в город с проверкой работы МВД Татарстана прибыл глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин, обманутые покупатели 33-го военного городка хотели прорваться на прием. Но их не пустили.

Так как на время московской проверки ни один из руководителей МВД Татарстана не был отстранен от должности, многие боятся жаловаться на произвол полицейских. Не особо охотно идут пока те, у кого под пытками отняли имущество, бизнес, здоровье, не идут законопослушные граждане, волею случая ставшие жертвами произвола... Таких здесь сотни. «Но мы не знаем, насколько объективно проверка закончится, а жить ведь нам всем здесь». Так что сегодня в очереди в СК и прокуратуру только совсем уж отчаявшиеся...

Московская комиссия пока готова слушать только рассказы о пытках и изнасилованиях в полиции, а что являлось их первопричиной, коррупция в высших эшелонах власти их пока не интересует.

Казань—Москва.

Стало известно, что после вмешательства «МК» комиссия Генпрокуратуры все же готова вне очереди выслушать обманутых дольщиков 33-го военного городка.



Партнеры