Пирсинг — по карманам, телогрейки — в массы

Завершившаяся на днях Неделя российской моды в очередной раз доказала: нет предела совершенству и буйству дизайнерской фантазии

27 марта 2012 в 18:46, просмотров: 3336

И того и другого на подиумах было в избытке. Чего, впрочем, не скажешь о представительницах столичного бомонда — в качестве моделей в этот раз отважились выйти единицы. То ли платья чересчур узкими оказались, то ли наряды были не по-звездному экстравагантны.

Пирсинг — по карманам, телогрейки — в массы
фото: Илья Шабардин

Двадцать четвертый сезон Недели российской моды стартовал под знаменем Зайцевых. Впервые как дизайнеры на фэшн-показах себя заявили все три поколения — от классика советско-русской моды Вячеслава Михайловича, театрального авангардиста Егора до нового веяния в отечественной индустрии стиля Маруси.

Вероятно, чтобы дать шанс молодому поколению, и Вячеслав Михайлович, и Егор были в своих коллекциях неожиданно скромны. Зайцев-старший на этот раз отказался от привычного парада нарядов на любой вкус и цвет. Вместо этого вывел на подиум мужчин исключительно в строгих сюртуках (раньше Вячеслав Михайлович мог дать себе вольность и раздеть их до трусов). А их дамы зацокали по подиуму на манер барышень XIX века — в загадочных шляпах, платьях с широкими юбками и огромным бантом на спине.

Егор тоже умерил агрессивность своих нарядов. Излюбленные им шарфы-ветви превратились в аккуратные нашейные платки. А наряды, когда-то перекочевавшие на подиум из театральных костюмерных, теперь с уверенностью могут занять место в гардеробе не боящихся экспериментов модниц. Хотя костюмы от Егора Зайцева по-прежнему геометричны и с большим количеством деталей.

Что же касается Маруси, то она, кажется, пошла своим путем. За основу своей первой полноценной коллекции она взяла колоколообразное короткое платье. А инструментом самовыражения выбрала принты на тему самолетов, дельфинов и замочных скважин. Единственной действительно сложной вещью с точки зрения конструкции (в которой традиционно были сильны Зайцев-старший и в особенности Зайцев-средний) была закрывавшая показ светло-бирюзовая куртка, блестяще справившись с которой, Маруся четко показала, что выбирает свое собственное видение стиля и копировать предков в ее планы не входит.

Смотрите фоторепортаж по теме: Завершилась Неделя российской моды
10 фото

Меж тем тему пригодных к обычной жизни нарядов продолжили многие последователи школы Вячеслава Зайцева. Так, главным трендом в новой коллекции Султаны Французовой стали бархатные и крепжоржетовые платья со складками и меховыми воротничками. Алиса и Юлия Рубан привнесли в гардероб современных бизнесвумен летящие платья с кожаными вставками весьма простого кроя. Поставив во главу угла лаконичность и элегантность, Мари Аксель создала коллекцию, которую можно было бы назвать минималистичной, если бы не яркость цветовых сочетаний, выбранных дизайнером для своих вечерних и коктейльных платьев. Даша Гаузер продолжила эксперименты с природой девичьей силы. Ее героиня — настоящая женщина-супергерой. Правда, без плаща и нейлоновых красных трусов и традиционной буквы S на груди. Зато в клетчатых платьях, многослойных нарядах и телогрейках, завуалированных, впрочем, под современную моду. Неудивительно, что за последними фэшн-веяниями от Гаузер с первых рядов наблюдала и экс-шпионка Анна Чапман. Впрочем, на этой Неделе моды Чапман успела засветиться не только среди гостей. Из более полусотни дизайнеров выбрав для себя французский бренд I Love Fashion, она снова вышла на подиум. Но, надо сказать, дизайнерский наряд шпионку ничуть не изменил. Неудивительно, ведь изо всей коллекции Чапман выбрала привычные для себя вещи — брюки-дудочки и кожаную куртку. «Я просто нахожусь при рождении новых героев моды», — как и в прошлом сезоне, отвечала на все вопросы Анна. К слову, традиционно мощно представленные кожаные модели от I Love Fashion в этом году оказались лишь вторым по значимости событием коллекции. Короткие кожаные шорты, платья, украшенные стразами с символикой марки, как обычно, вновь притягивали взгляды, но не менее, а может, и более интересно смотрелась игра с фактурами на различных коротких платьях и блузах во второй части коллекции. Поставив перед собой задачу передать ощущение роскоши и женственной энергетики, дизайнеры с честью вышли из положения, обратившись к фактуре с блестящей основой, безудержным драпировкам, занимающим все платье, и цветочным узорам в сочетании с меховыми элементами.

От модных веяний не остался в стороне и белорусский фэшн. По задумке организаторов, гала-показ белорусских дизайнеров призван объединить моду двух столиц. Дышавшие аристократизмом меховые вставки в коллекции Юлии Хилевич сразу задали тон коллективному показу. Благоразумно сочетая их с изысканными хребтообразной отделкой шерсти и черной кожей, Хилевич избежала даже потенциальной возможности обвинений в избыточности. Мягкие силуэтные формы Марины Давыдовой подхватили эстафету женственности и утонченности, не выходящей за рамки работы с главным белорусским материалом — льном. Отдельного упоминания заслуживает цветовая гамма: умело выстраивая цвета в пастельной гамме, Давыдова в нужный момент разрушала ее дозированной яркостью. Дизайнеры O.Jen сумели соединить в одной коллекции сдержанную элегантность с легким налетом романтизма и большой долей практичности.

Русан Кобрякова, представительница абхазской моды и одна из «питомцев гнезда зайцевского» (до недавних пор она работала в составе коллективного бренда «Лаборатория 13», а теперь — под собственной маркой RUSIKO), без лишней робости взялась сделать западное прочтение образа мусульманской женщины. В результате получилась пестрая и женственная коллекция. Ярчайшие цвета, силуэты с заниженной талией, восточные декоративные элементы, аксессуары и вариации на тему классического тюрбана — все это вместе складывается в причудливую картину женского образа, восточного по духу, но западного по исполнению. К слову, одной из героинь «обновленного Востока» стала певица Полина Гагарина. Восточную тему продолжил выходец модного трио Fresh Art Давид Геворков. Поставив перед собой сложнейшую задачу смешать городской гранж (по сути очень западный по духу) и загадочную красоту Востока, Геворков сразу нащупал общее в двух культурах — черный. И облачил своих моделей в восточные материалы этого цвета — бархат, кашемир, кожу, овчину, арабскую парчу, дополнив их гранжевыми элементами: гиперинтенсивным пирсингом и металлическими вставками. В результате каждый из выверенных отходов от черного (желтая подкладка или зеленый жилет) представлял из себя настоящий взрыв пестроты.

До сих пор осенне-зимние коллекции Viva Vox деликатно обходили тему меха стороной, и, кажется, совершенно зря, потому что первый же ход в этой области главного дизайнера марки Олега Овсиева оказался стопроцентным попаданием в яблочко. А его решение разделить мех на маленькие округлые помпоны и раскидать их по всей коллекции можно назвать поистине соломоновым. А вот Татьяна Парфенова, имея статус настоящей культурной иконы Санкт-Петербурга, может позволить себе абсолютно все. Даже такую легкую шалость, как надеть женские вещи на моделей-мальчиков. Впрочем, Парфенова и это делает с присущим ей концептуализмом, с одной из самых ироничных работ Уильяма Шекспира в качестве вдохновения. Как выяснилось на практике, женская фигура совершенно необязательна для того, чтобы увидеть идейную глубину работы Парфеновой. Все эти фактурные пиджаки, гербовые принты и серые пальто, имеющие своим прародителем классический английский костюм, в ее руках оказываются крайне гармонично дополненными гиперженственными округлыми линиями кроя или декоративными элементами вроде кружевных воротников.



Партнеры