Десятая заповедь патриарха

Что на самом деле делят глава РПЦ и его сосед — экс-министр здравоохранения, а ныне священник?

28 марта 2012 в 15:04, просмотров: 37241
Десятая заповедь патриарха
фото: Александр Астафьев

Несмотря на то что юридическая обоснованность требований Лидии Леоновой являлась довольно спорной — как вроде бы выясняется, в деле нет документов, что Леонова может представлять интересы Владимира Гундяева (таково мирское имя владельца данной квартиры).

Сама Лидия Леонова в его квартире только прописана — она не собственница, юридических прав на недвижимость у нее нет.

Тем не менее суды двух инстанций требования истицы удовлетворили и обязали ответчика компенсировать нанесенный ущерб. В 26 миллионов рублей, по подсчетам Лидии Леоновой, обошлась уборка в квартире святейшего. Суд постановил выплатить 20 миллионов.

А так как квартира Шевченко была оценена по БТИ всего в 15 миллионов рублей (при рыночной ее стоимости не менее 50 миллионов), то есть даже не покрывала сумму иска, на нее наложили арест. Шевченко еще и остался должен 4 миллиона.

Если так пойдет и дальше, то квартира экс-министра вполне может отойти патриарху за долги.

Дело усугубляется еще и тем, что сам Шевченко с 2009 года тоже является православным священнослужителем.

Как выяснил «МК», некие «терки» между бывшим министром здравоохранения и предстоятелем Русской православной церкви появились задолго до того, как строительная пыль осыпала квартиру Кирилла.

Святое министерство

Юрий Леонидович Шевченко — человек далеко не простой. Начнем с того, что он питерский. Генерал-полковник медслужбы. Гениальный — это признают все — кардиохирург. Был главным кардиохирургом Санкт-Петербурга и Ленинградской области, затем руководил областным кардиохирургическим центром.

Назначение Шевченко на высший министерский пост в 1999 году связывали с именем Путина. Досужие языки трепали, что он близок к семье президента и даже лечил ее членов, за это, дескать, его и наградили высоким портфелем.

Однако гениальный врач, вероятно, не всегда является гениальным организатором. Период министерской деятельности Юрия Леонидовича был омрачен большими и не очень публичными скандалами.

Одним из первых разразился скандал с российскими диабетиками: руководство Минздрава высказало тогда идею воскресить производство отечественного инсулина. Гигантский госзаказ на него получил бизнесмен Брынцалов, он стал изготовлять инсулин из непроверенного модифицированного сырья. Диабетики возмутились. Министр же сказал, что его подставили подчиненные...

Но больше всего шумихи в профессиональной медицинской среде вызывали все же многочисленные тендеры на закупку лекарств и медтехники, которые выигрывали близкие к верхам Минздрава коммерческие структуры...

Так прокомментировал работу Шевченко Леонид Рошаль в интервью «МК» в 2004 году: «Будучи у власти, создал внутри здравоохранения империю под себя за счет госбюджета. В частности, открыл тот самый Национальный медико-хирургический центр Минздрава РФ им. Пирогова с бюджетом в 1 миллиард 700 миллионов рублей. На эти деньги можно было бы сделать 8–10 крупных медицинских подразделений для детей и оснастить все реанимационные отделения в стране современным оборудованием».

Однако во время работы Юрия Михайловича министром было сделано и много хорошего. Например, он получил благословение Алексия II на освящение Минздрава. Святейший сам со святой водой обошел все помещения ведомства.

Минздрав стал единственным освященным российским министерством.

Также в тот период между Русской православной церковью и Минздравом были заключены соглашения, разрешившие духовным лицам совершать службы в больницах, а больным — звать священников для причастия, исповеди и соборования.

Будучи министром, Юрий Леонидович получил от Путина заслуженного врача РФ. Его карьера шла вперед семимильными шагами. И даже отставка, собственно, ничего не изменила в профессиональной жизни — только нападок стало меньше. Шевченко стал руководить Национальным медико-хирургическим центром Минздрава РФ имени Пирогова, проводил, как и прежде, уникальные операции на сердце.

И вдруг ушел в... священники. Его подчиненные, если честно, были в шоке. Дружить с церковью — это да, но уйти туда насовсем? А как же операции? Больные?

Ходили слухи, что внезапная перемена мировоззрения была связана с ухудшением здоровья бывшего министра. Поговаривали, что Шевченко связывали близкие отношения с предыдущим патриархом. И это тоже, дескать, оказало влияние на его выбор новой стези.

«До этого наиболее яркий пример врача-священника являл собой архиепископ Лука (Валентин Войно-Ясенецкий), проводивший операции гнойной хирургии, — рассказывают посвященные. — В 2000 году, как раз во время министерской деятельности Шевченко, Лука был канонизирован».

Алексий вскоре скончался, РПЦ возглавил Кирилл, а наладить такую же доверительную дружбу с новым предстоятелем у бывшего министра, видимо, не получилось.

Может быть, именно поэтому Юрий Леонидович и уехал за «корочкой священника» аж в Ташкент. Не стал учиться в отечественной семинарии. Учил его архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский Владимир.

Тот самый, который рукоположил Ивана Охлобыстина.

Насколько стало известно «МК», к ташкентскому владыке Владимиру у руководства РПЦ тоже было весьма неоднозначное отношение — тот был человеком Алексия, уже при Кирилле по велению синода его перевели митрополитом в Омск, где по сравнению с Ташкентом, как жаловался Владимир местным журналистам, не было создано никаких условий.

«Президент Узбекистана недоволен тем, что патриарх Кирилл не согласовал с ним смену Ташкентского митрополита Владимира», — писали узбекские СМИ.

фото: Геннадий Черкасов

Храм или абортарий?

После окончания учебы в 2009 году Юрий Леонидович Шевченко не поспешил предстать перед новым патриархом. (Само по себе духовное образование не влечет автоматически за собой рукоположения. В РПЦ это целиком зависит от владыки. Могут запросто не рукоположить.) Напротив, совершил поступок, который многие могли оценить даже как некое неповиновение Московской патриархии: вернувшись из Узбекистана, принял сан священника под именем отца Георгия на Украине. «Многие рукополагаются на Украине, так как там меньше формальностей в этом вопросе, — объяснили «МК». — И еще, наверное, не так строго и «финансово накладно». В России от правящего архиерея многое зависит: кто-то быстро рукополагает, а кто-то долго присматривается...»

Но вряд ли к тому же Шевченко, далеко не рядовому священнослужителю, стали бы «присматриваться» слишком долго.

Украинская православная церковь, которой руководит блаженнейший Владимир, никак не противопоставляет себя Москве. Хотя отношения между ними по ряду вопросов сложные: каждый, как говорят, тянет одеяло на себя.

Тем не менее человек, получивший сан в Киеве, имеет право служить также и в России.

Но по канонам православной церкви отец Георгий обязан был попросить благословение на служение Святейшего патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Соблюсти, так сказать, церковный порядок и не нарушать вертикаль.

Но, по всей видимости, присягать на верность Московской патриархии, патриарху Кириллу отец Георгий отчего-то не торопился.

Он вернулся в Санкт-Петербург. По-прежнему возглавлял Пироговку. Вкладывал личные средства в храм.

И — если говорить светским языком — внимания не обращал на то, что там хотят от него церковные чины в Москве и какого послушания требуют...

Могло ли столь непочтительное поведение сойти Шевченко с рук?

Наверное — если учесть его высокие связи.

Вскоре на отца Георгия обрушились разного рода церковные нападки: все больше по мелочи. Консервативные православные движения, например, начали его травить за то, что в Крестовоздвиженском храме при Пироговке, где он служит, находится абортарий.

В принципе аборты делают в большинстве российских больниц — и частенько при них тоже расположены домовые церкви, однако этот смертный грех настойчиво «приписывали» именно Юрию Леонидовичу.

«Можно ли вообще считать его священником?» — задавались вопросом православные сектанты движения «Воины жизни».

Как ни странно, официальная церковь защищать своего служителя тоже не спешила, наоборот, задавала еще больше новых вопросов: определена ли законность и правильность служения отца Георгия в России? Священник ли он вообще и если да, то какой епархии?

Почему столь независим?

Когда скандал с абортарием достиг своего пика, произошел конфликт с запыленной квартирой святейшего — вот совпадение: его начало датируется октябрем 2010 года.

Случайно ли это? Или, может быть, здесь некий божий промысел?..

Или все же «независимого» священника попытались обложить со всех сторон?

Представители Юрия Шевченко в интервью СМИ говорили, что, приобретая недвижимость на улице Серафимовича, отец Георгий вообще не был в курсе того, кому принадлежит квартира этажом выше.

Да и правда — по древней православной традиции каждый монах при постриге, а патриарх является монахом, дает обет нестяжания. Его суть не иметь ничего, кроме самого необходимого. Монах должен следовать этому обету, он не вправе принимать в дар шикарные квартиры, машины, яхты, он может посоветовать направить дары на благотворительные цели или церковному приходу.

Однако квартира №214 в «доме на набережной» записана на Владимира Гундяева еще с середины 90-х годов, он вроде бы получил ее от московского правительства. Впрочем, подробностей соседи не знают.

Не судимы будете

«И эти люди запрещают Pussi Riot кривляться в храме?» — была вторая мысль.

Мысль первая: такого просто не может быть. Какой-то театр абсурда, состоящий из миллионных цифр.

…376 тысяч рублей на расходы по транспортировке и хранению на время ремонта квартиры патриарха принадлежащего ему имущества, 7 с лишним миллионов — собственно сам ремонт, в 150 тысяч обошлась уборка квартиры после ремонта, 2 миллиона рублей на проживание Лидии Леоновой во время ремонта в специально арендованной квартире и больше 6 миллионов на спецочистку антикварных книг…

И даже если представить все правдой, справедливо ли — хоть по юридическим понятиям, хоть по христианским, хоть по общечеловеческим — выгонять за такое соседей из их квартиры?

Представители отца Георгия Шевченко в интервью журналистам утверждают, что цель иска — именно отобрать квадратные метры — и ни на какой попятный, несмотря на попытки мирно договориться и оплатить ущерб, истцы не пошли.

Странным образом с сайта Мосгорсуда вдруг исчезли документы по этому делу, но скандал уже набирал силу — и замять его, сказав, что никакого иска вообще не было, не удалось, сейчас в Мосгорсуде извиняются: дескать, был технический сбой, информацию восстановят.

Когда материалы об этом скандале только появились в СМИ, церковь никак не комментировала происходящее, именно поэтому создалось впечатление, что мы имеем дело с дезой. Уж слишком нереальными выглядели события.

Сторонники Кирилла винят в происходящем раскольников, параллельные официальной церкви структуры: дескать, именно они, сектанты, раскопали это «грязное белье», желая скомпрометировать святейшего и официальное православие.

Еще есть мнение, что во всем виноват госдеп. Руководство РПЦ давно предупреждали: из-за активной поддержки Кириллом Путина во время предвыборной кампании после выборов на Московскую патриархию обрушится поток компромата…

Частный скандал в «доме на набережной» только первая ласточка…

И вроде как святейшему даже советовали на время до Пасхи и инаугурации удалиться из Москвы в какой-нибудь дальний монастырь, молиться в одиночестве о судьбах России, которая сейчас находится на распутье, но он предпочел остаться публичным политиком, осудил Pussi Riot, ну и…

Сам отец Георгий пока никак не комментирует происходящее. Он болен. Онкология. По информации «МК», сейчас находится в больнице. Говорят, что бывший министр вообще не хотел огласки этой истории, и его семья решилась на обнародование наперекор воле отца — так как другого способа спасти свое имущество они не видят.

 

КОРНИ КОНФЛИКТА

Зачастую случается так, что за внешними, всем видимыми событиями скрываются более глубокие причины. Важно учитывать и понимать, в чем коренятся разногласия, возникшие между бывшим министром здравоохранения Юрием Шевченко (священником Георгием Украинской православной церкви Московского патриархата) и патриархом Московским Кириллом. Мне кажется, что прав пресс-секретарь патриарха Владимир Вигилянский, предостерегший журналистов от вторжения в личную жизнь первосвятителя.

Прежде всего следует вспомнить события 1989 года, когда тогдашний митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл был назначен председателем Отдела внешних церковных связей. Одно из первых поручений, данное Священным синодом новому председателю, заключалось в том, чтобы разработать новый устав и определить более четко статус Украинской церкви. В те времена нарастали «самостийные» брожения, и многие представители украинского духовенства требовали предоставления Украинской церкви полной самостоятельности. Митрополит Кирилл разработал проект устава, который был представлен Синоду РПЦ и вскоре был принят без единой поправки. Украинская церковь в 1990 году получила от новоизбранного Патриарха Московского и всея Руси Алексия II новый устав, в котором она именовалась «самостоятельной и независимой». Единственное ограничение, которое было в новом уставе, — украинский Синод, рукоположив нового епископа, должен был согласовать его с Москвой.

Не следует забывать, что Украинская церковь на сегодняшний день составляет треть всей Русской церкви. За 20 лет число епископов увеличилось на Украине втрое. Понятно, что Священный синод РПЦ не без тревоги следил за тем, что происходит в братской Украине. Церковь живет согласно канонам. Существует понятие канонической территории. Поэтому, когда на территории Москвы был освящен храм во имя святителя Николая, а настоятелем стал бывший министр здравоохранения России, рукоположенный на Украине архиепископом Житомирским и Новоград-Волынским Гурием (Кузьменко), это событие не могло не вызвать определенного напряжения новоизбранного патриарха Кирилла. И не только потому, что вскоре после этого Синод Украинской церкви вынужден был уволить владыку Гурия из-за разгоревшегося сексуального скандала. Правящим епископом Москвы является патриарх, и без его ведома в столице не может быть назначен ни один настоятель храма. Но это в теории.

На самом деле «серым кардиналом» Москвы на протяжении более чем 20 лет является архиепископ Истринский Арсений (Епифанов). Он до сих пор остается старшим викарием (помощником) патриарха в столице. Часть московского духовенства, которую беспокоит судьба РПЦ, измученная его диктатом, с волнением ожидала, что после смерти патриарха Алексия II новый патриарх сменит алчного временщика. Многим памятны были те мелкие пакости и унижения, которым подвергал владыка Арсений тогдашнего митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева). Увы, столичное духовенство жестоко ошиблось — Синод не только утвердил владыку Арсения старшим викарием Москвы, но вдобавок к Центральному округу дал ему в управление еще и Южный. Попытался поспорить с ним епископ Пантелеимон (Шатов), глава синодального отдела по благотворительности. Хотел сменить зарвавшихся священников в своем округе. И что же? Тут же поехал вон из Москвы управлять Смоленской епархией.

Два года назад в Москве было создано 9 округов, которыми должны управлять 9 викариев, помощников патриарха в епископском сане. Но все остается по-прежнему. Никто из московских викариев даже не пытается спорить с владыкой Арсением.

Зато у служителя нового храма Украинской церкви в Восточном Измайлове, бывшего министра, отца Георгия с владыкой Арсением особые отношения. Поэтому он так смело повел себя и в «доме на набережной». Домоправительница патриарха Лидия Леонова (в девичестве Холодова) на доверенной ей территории правит железной рукой. Неудивительно, что она поначалу попыталась урезонить батюшку Георгия, а когда тот проигнорировал ее попытки, подала в суд. Как тут не вспомнить пушкинские строки из «Золотого петушка»: «Старичок хотел поспорить, да с иным накладно вздорить». Так что дело не столько в квартире и ремонте, сколько в расшатавшихся отношениях двух частей Русской церкви и в своеобразном стиле правления «серого кардинала» столицы.

 




Партнеры