Чужим памятники не отдадим

Но его пробуют продать оффшорным компаниям. Пока не вмешался ВАС

29 марта 2012 в 18:29, просмотров: 1475

29 марта Президиум Высшего арбитражного суда (ВАС) принял решение направить дело ВАС-16882/2011 на пересмотр в первую инстанцию. Речь идет о попытке продать иностранным юридическим лицам памятники архитектуры Москвы. Решение ВАС открывает для истца—Росимущества—возможность этого не допустить.

Чужим памятники не отдадим

Суть схемы в том, что в 2007 году, банк «Московский капитал» выдал кредиты нескольким (похоже, подставным) ООО. Поручителями по кредитам выступил ряд ФГУПов. Здесь первый сомнительный момент: может ли государственное предприятие—ФГУП—выступать поручителем по кредитным договорам в пользу третьих лиц? Закон этого не запрещает, но нужно согласование с Росимуществом. В ряде случаев они не были получены.

В 2009 году банк «Московский капитал» обанкротился, и конкурсный управляющий в лице Агентства по страхованию вкладов (АСВ) получил решения судов о взыскании долгов с заемщиков—ООО. Ввиду отсутствия у них возможностей расплатиться, АСВ, действуя строго по закону, обратилось к поручителям в лице ФГУПов с исками, которые были удовлетворены в 2011 году. Арбитражный суд Москвы по требованию АСВ выдал исполнительные листы на взыскание долга.

Второй сомнительный момент: обращения АСВ в Федеральную налоговую службу (ФНС), показали, что имущества у ФГУПов на момент решения судов не было. Дабы получить хоть что-то для расплаты с кредиторами банка АСВ выставило права требования к ФГУПам на 60,5 млн. руб. на торги.

Их победителем стал предприниматель Юрий Никешин, заплативший 10 млн. руб. Затем он, как добросовестный приобретатель, перепродал эти права офшорной кипрской компании Vergillios LMS Limited. Та подала в суд с намерением забрать здания. Увидев, что здания могут «уплыть», Росимущество обратилось в ВАС с иском о признании договоров поручительства ФГУПа неуставной сделкой, а потому ничтожными.

О чем, интересно, думали раньше? Когда ФГУПы еще не были собственниками исторических зданий; у них они находятся лишь на праве хозяйственного ведения. И здесь возникает третий сомнительный момент: здания на балансы ФГУПов поступили вовсе не до и не в момент выдачи кредитов, а спустя достаточно долгое время после признания банка банкротом—аккурат перед продажей прав требования с торгов.

Все эти моменты и учел ВАС в своем решении. Он передал дело в первую инстанцию с требованием проверить, могли ли ФГУПы, у которых иногда на счету нет и 100 тыс. руб., выступать поручителями по сделкам ценой в несколько миллиардов.

В процессе заседания один из судей ВАС поинтересовался, не обращалось ли Росимущество по данному вопросу в Генпрокуратуру. И получил ответ, что обращалось, но уже два месяца ответа нет (хотя по регламенту положен месяц). Можно предположить, что в Генпрокуратуре ждали решения ВАС.

Ситуация действительно спорная. По кредитам надо платить; если не может расплатиться заемщик—взыскивают с поручителей. С другой стороны—он же памятник! Под угрозой продажи иностранцам оказалось 28 памятников архитектуры в центре Москвы. Среди них палаты XVII-XVIII веков на Кожевнической улице (д. 19, стр. 6 и д. 21, стр. 1) и дом Долгоруковых середины XVIII века (Колпачный переулок, д. 6, стр. 2). Многие из этих домов пережили наполеоновское нашествие 1812 года, уцелели в Московском пожаре. Спустя 200 лет, возник риск, что они снова окажутся в чужих руках.

фото: Михаил Ковалев
фото: Михаил Ковалев
Предметы судебных разбирательств: палаты XVII–XVIII веков на Кожевнической и дом Долгоруковых середины XVIII века в Колпачном переулке.

Если сравнить с другими странами, то есть опыт, когда памятник архитектуры находится в руках коммерсантов, и даже иностранцев. Но законодательство столь суровое, что в здании без разрешения многочисленных историко-архитектурных комиссий нельзя даже гвоздя вбить. Например, в 1990-е многие японские компании покинули исторические центры городов Италии, где в 1980-х, купили или долгосрочно арендовали довольно много старинных зданий. Потребовалось продолбить дыры для оптоволоконных кабелей, но итальянцы вежливо, но твердо им отказали.

Простому москвичу не так важно, кто у памятника собственник. Ему нужно, чтобы дом содержался в порядке и не подвергался варварским переделкам и перепланировкам. Плюс доступность, и не только снаружи.

Не секрет, что многие ФГУПы, занимающие здания сейчас, получили их по наследству от советского времени. Плюс действовала установка: коммерсантов в памятники не пущать. Но обеспечить сохранность ФГУПы, как видим, не могут. Это не только российская проблема: госбюджета не хватает—и никогда не хватит—на охрану. Возможно, государству стоило бы задуматься о долгосрочной аренде. С многочисленными обременениями и только для давно существующих российских коммерческих структур. А то ведь нечестные все равно в щель пролезут.



Партнеры