Разведчик до мозга костей

Леонид Шебаршин не смог приехать на похороны дочери и 16 лет ухаживал за парализованной женой

1 апреля 2012 в 18:44, просмотров: 10883

В пятницу вечером в своей квартире на 1-й Тверской-Ямской покончил с собой Леонид Шебаршин — генерал КГБ в отставке, бывший глава Службы внешней разведки СССР и самый «краткосрочный» министр госбезопасности (он руководил Лубянкой всего два дня, во время путча 1991 года). «МК» нашел человека, который лично знал знаменитого разведчика, — жену советского дипломата, дружившую с семьей Шебаршина.

Разведчик  до мозга костей

— Леонид Владимирович прошел трудный, тернистый путь. Мы вместе были с ним в командировке в Иране, — рассказывает Ирина Сергеевна (фамилию она просила не называть). — Леонид был родом из Москвы, вырос в Марьиной Роще. Родители у него были простыми рабочими. Со своей будущей женой Ниной он познакомился в Институте востоковедения, где оба учились на индийском отделении, изучали язык урду. Большая любовь у них случилась на целине, в стройотряде. Вернувшись в Москву, они решили пожениться.

— Как же они оказались за границей?

— В это время Институт востоковедения был включен в состав Московского государственного института международных отношений. На последнем курсе у Шебаршиных родился сын Алеша. С грудничком эта отважная чета отправилась в 1958 году в командировку в Пакистан, где Леонид работал переводчиком посла, получил первый дипломатический ранг атташе посольства. Причем жить им пришлось не в столице, а в маленьком, захолустном городке. По завершении служебной командировки Леонид работал в отделе Юго-Восточной Азии Министерства иностранных дел СССР в должности 3-го секретаря.

— То есть тогда еще его жизнь не была связана с разведкой?

— Да. Только в 1962 году Шебаршин был рекомендован для работы в разведке и в том же году поступил в школу Комитета государственной безопасности, которая готовила кадры для внешней разведки. Потом Леонида Владимировича перекинули в Иран, у них в семье родилась дочь Татьяна. В посольстве Леонид Владимирович был руководителем одного из внешнеполитических отделов. В 1979 году его назначили резидентом КГБ в Иране, где он проработал до 1983 года.

— Что вы можете сказать о нем как о человеке?

— Запомнился он нам человеком ответственным, с хорошей реакцией и чувством юмора. Потом наши пути разошлись.

— Насколько я знаю, в его семье произошла трагедия...

— Да, я узнала об этом от старых друзей. От тяжелейшего приступа астмы умерла 21-летняя дочь Таня, которая только несколько месяцев назад родила ребенка. Обстановка в Тегеране в 1983 году была очень сложная, Леонид Владимирович не смог приехать на похороны дочери. Такая судьба у многих разведчиков. В связи с постоянными командировками они годами не видят своих близких. Знаю, что потом ребенка дочери Нина с Леней взяли под свое крыло. Но тут новая беда. Не успел малыш встать на ноги, как Нину парализовало, и в беспомощном состоянии она пролежала 16 долгих лет. При этом часто была капризная, ревнивая. Но Ленечка все терпел.

— А как складывалась его карьера?

— По-разному. Осенью 1983 года он был назначен заместителем, а затем начальником информационно-аналитического управления Первого главного управления КГБ СССР. В 1987-м стал заместителем начальника внешней разведки, в этой должности работал до 1989 года. Потом возглавлял ПГУ КГБ СССР. В связи с разногласиями с бывшим председателем КГБ Бакатиным в 91-м он вышел в отставку.

— Чем занимался Шебаршин после ухода с государственной службы?

— Все последние годы Леонид был директором одной из частных фирм. Его сын Алексей пошел по стопам родителей — закончил МГИМО, работал послом в Шри-Ланке. Леонид с моим мужем в последние годы часто ходили в баню в Сокольниках. Им было что вспомнить. С большим удовольствием недавно я перечитала все три замечательные книги Леонида Шебаршина: «Рука Москвы», «Из жизни начальника разведки» и «Хроники безвременья».

Его жены Нины не стало три года назад. Вполне возможно, что Леонид чувствовал себя одиноким. Это был сильный духом человек. Повлиять на его решение уйти из жизни могла не тоска, не ностальгия, а только тяжелая болезнь. Видимо, он хотел достойно уйти из жизни.

В квартире бывшего главы внешней разведки СССР был найден дневник. Отставной генерал-лейтенант до самого последнего момента сохранял чистое сознание и с военной четкостью фиксировал события своей жизни. На странице, помеченной 29 марта 2012 года, было написано: «17.15 — отказал левый глаз. 19.00 полностью ослеп». Последние слова он вывел уже простым карандашом.

Поверх тетради лежали очки и удостоверение ветерана СВР.



Партнеры