На смерть гастарбайтеров

На этой неделе в Москве семнадцать человек сгорели заживо на Качаловском рынке. Все семнадцать — вместе. Одним махом.

4 апреля 2012 в 18:54, просмотров: 10542

Были бы они русскими — сейчас крик стоял бы до небес. Но они не были русскими. Толком даже не ясно, кем они были — таджиками или узбеками.

На смерть гастарбайтеров

Жили эти нерусские люди в клетушке, которую сами же, небось, и пристроили к ангару: стенки из металлических листов плюс утеплитель. Дверь в ангар, на улицу выхода нет. Отапливались обогревателем или плиткой. Из-за этого, вероятно, и начался пожар. А, может, из-за проводки, поскольку электричество в нору гастарбайтеры тоже проводили сами. В любом случае никаких правил пожарной безопасности соблюдено там не было. Какие правила в звериной норе?

В Москве таких нор — десятки тысяч. В России- милионы. На рынках, стройках, каких-то «закрытых» объектах, где делается полулегальный, подпольный бизнес, извлекающий прибыль из нарушений и обманов.

Он незаконен, но он процветает. Потому что его владельцы делятся со всеми, кто обязан его запрещать. С полицейскими, миграционной службой, пожарными, санэпидемнадзором, муниципалами, мелкой рыбешкой из мэрии и всеми придонными структурами власти, которые живут на собранную дань.

Этот бизнес выгоден мелкому шнурью, обличенному властью, которое шакалит на рынках и стройках. И таджики-узбеки в непригодных для жизни норах им тоже выгодны. Поэтому одномоментная смерть семнадцати человек, сгоревших заживо, сейчас как бы спускается на тормозах. Ну сгорели и сгорели. Гастарбайтеры, с ними постоянно что-то случается.

За их смерть в лучшем случае ответит арендатор ангара. Тоже, понятно, не русский. Из рыночной мафии. Из другого мира, как бы нас не касающегося.

Ужасно, что мы так и смотрим на жуткую смерть семнадцати человек — как на событие из другого мира. Как будто это случилось не в Москве, а где-нибудь в Конго.

Вот самолет упал под Тюменью — это нас волнует, да. Это наш мир, мы летаем на самолетах и мы возмущены, что его не обработали от обледенения: как так? Что за бардак творится в авиации?

А на рынках мы не живем и в норах не спим. Тамошние трагедии нас не трогают. У них свой бардак, у нас — свой.

Хотя бардак-то на самом деле общий. И семнадцать (минимум, семнадцать, а вообще точно никто не знает, сколько их там было) заживо сгоревших человек — это реальный ужас. И ответить за него должны все, кто к нему так или иначе причастен. Все чиновники и сотрудники госструктур, которые брали и продолжают брать деньги с мафиозных предпринимателей, разрешая за это нанимать иностранных рабочих, не обеспечивая им условий для жизни.

Узнать их имена не составляет труда. Всем, кто связан с рынками-стройками, они прекрасно известны. Потому что без них — никуда. Не дашь на лапу, тебя тут же уроют. Поэтому им «носят». И все это знают. Абсолютно все.

Знают, но молчат. А кто пробует заикнуться — мол, куда столько гастарбайтеров, всю Москву наводнили — того записывают в националисты. Столице нужна рабочая сила, во всех мегаполисах так, а кто еще будет работать на рынках, сами москвичи, что ли?

К национализму эта история на самом деле никакого отношения не имеет. Весь национализм здесь в том, что были бы они русскими, эти сгоревшие заживо таджики-узбеки, крик бы сейчас стоял до небес.

Проблема здесь не в национализме, а в варварском, нецивилизованном, противозаконном использовании иностранных рабочих в полулегальном бизнесе, основанном на взятках.

Чтоб отношение властей к этой проблеме изменилось, надо, чтоб сгорело не семнадцать гастарбайтеров, а сто или двести.

Рано или поздно так и случится. Они сгорят. Вот увидите.




Партнеры