«Ленивый пьяница» — это стереотип?

Кажется, что чем богаче и уютней город — тем больше в нем бомжей

4 апреля 2012 в 19:53, просмотров: 2724

В бедных городах и странах среди массовой нищеты трудно выделить отдельных отверженных. А в чистеньких европейских мегаполисах каждый отдельный клошар бросается в глаза. Москва в этом смысле не отстает от других развитых городов мира.

Мы видим бомжей ежедневно — выходя утром из подъезда, спускаясь в метро и поднимаясь из него, на любой помойке, попавшейся нам по пути, и уже вечером — снова заходя в подъезд. Видим и, как правило, не замечаем. На «круглом столе» в «МК», посвященном проблемам бездомных, настоятель храма Космы и Дамиана в Шубине (Столешников пер.) Александр Борисов отметил, что, согласно опросам, 85% россиян считают, что бомжи не заслуживают ни помощи, ни внимания. В Европе же все наоборот: 85% населения думают, что общество должно помогать бездомным.

Действительно ли мы отстали от европейцев в этом вопросе? Кто они, российские бездомные? И заслуживают ли они особой заботы и внимания? Мы попытались разобраться в этих вопросах в сегодняшнем материале «МК».

«Ленивый пьяница» — это стереотип?
фото: Кирилл Искольдский

Отвечая на вопрос о портрете среднего бездомного, мы собрали мнения психологов, работающих в государственных соцучреждениях, и результаты исследований Надежды Клюевой — психолога Службы помощи бездомным «Каритас». Кстати, сейчас государственные и некоммерческие организации стараются отойти от самого термина «бомж». И называют своих клиентов «бездомный человек». В этом термине нет негативной окраски и социального стереотипа. За ним стоит обычный человек с большой проблемой.

— Бездомность — одна из весьма острых проблем больших городов, появившаяся в нашей стране сравнительно недавно, около 20 лет назад, — говорит Надежда Клюева. — Появлению людей без определенного места жительства отчасти способствовал ряд условий, возникших после распада СССР.

Вообще, количество бездомных людей в России, по данным Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, равно 3,3 млн. (Гутов Р., Назаров А. Бездомные в России: взгляд на проблему / Народонаселение, 2001. № 4, с.117—121). В целом по стране полностью бездомных взрослых людей 2,2% от всего населения. К низшим слоям общества, не имеющим собственного жилья, можно отнести около 10% населения страны.

Кто же такой бездомный ? Это прежде всего человек, переживший катастрофу в жизни. Потеря дома несопоставима ни с какими другими потерями — работы, семьи, друзей, родственников. Она распространяется на всю внутреннюю жизнь человека, захватывает всю личность.

Бездомный человек — это социальная роль. У нее есть характеристики, которыми ее наделило общество. И, несмотря на то, что человек принимает эту роль не добровольно, он все равно автоматически старается ей соответствовать, а попав в среду бездомных, он в этой роли еще и утверждается. И здесь ключом является то, считает ли сам человек себя бездомным. Если он соглашается, то сразу появляются сопутствующие роли характеристики: отсутствие осмысленности жизни, свертывание жизненной перспективы до одного дня, отсутствие планов на будущее, комплекс «жертвы», выученная беспомощность.

Если говорить о ранее судимых бездомных людях, то их представления о жизни сильно отличаются от действительности. Прожив долгое время в тюрьме в замкнутом пространстве, где есть четкая иерархия, они с трудом приспосабливаются к жизни на воле. Такие люди либо завышают свою самооценку, либо, наоборот, ее занижают.

В обществе существует стереотип, что бездомный — это грязный пьяница, не желающий работать. Однако на деле все намного сложнее: отсутствие жилья, отсутствие документов и регистрации (и множество преград для их получения), из-за чего фактически невозможно устроиться на легальную работу, отсутствие доступа к элементарным благам (душ, ночлег, стирка, нормальная еда), постоянные отказы в государственных учреждениях — сопровождается перманентным отсутствием чувства безопасности, а также тяжелым эмоциональным и психологическим состоянием, сложностью отношений с миром, из-за чего может показаться, что бездомный сам выбрал свою судьбу и ничего не хочет менять. Но на деле бездомные — это очень уставшие люди, доведенные до грани отчаяния, у которых почти не осталось надежды. Уменьшению ее количества также способствует то нетерпимое отношение, которое избрало российское общество по отношению к ним.

Главный нарколог Минздравсоцразвития РФ Евгений Брюн тоже рассказал о том, как он видит проблемы бездомных

— Что происходит с бездомными сейчас? Как ими становятся? Помимо алкоголизации есть и другие причины. Самое главное здесь то, что человек, переживший личную катастрофу, оказывается втянут в водоворот, воронку, омут. Вырваться самостоятельно из этого омута очень и очень трудно. Человек, попадая в подобную ситуацию, зачастую предоставлен самому себе. В силу этого происходит запустение личности, ее «выгорание». Эффект сродни тому, который бывает у людей, страдающих от шизофрении.

Страшную вещь скажу. Тем людям, которых мы видим вокруг (речь идет именно о десоциализированных и страдающих алкоголизмом людях), судя по всему, уже не помочь. Приведу такой пример. Сейчас в тюрьмах отбывает наказание около 70 тыс. наркоманов. Освобождаются они. И к нам не приходят. То же самое относится к алкоголикам. В Швеции была колоссальная проблема с алкоголизмом и наркоманией. И эту проблему шведы решают довольно успешно. У ворот тюрьмы освободившегося наркомана или алкоголика встречали и встречают соцслужбы. «Ведут» его, помогают найти себя в обществе. Ну, как все это происходит у нас, вы знаете. Наш освободившийся заключенный, страдающий алкоголизмом или наркоманией, уходит «в никуда». И мы имеем то, что имеем. Нужны коммуны, приюты, в которых люди, попавшие в эту ситуацию, смогут работать, существовать, содержать сами себя. Зачастую руководитель региона оказывается перед выбором — условно говоря, либо отремонтировать роддом, либо потратить средства на реабилитацию наркоманов. Куда он эти средства потратит? Ответ очевиден.

Те люди, которые страдают алкоголизмом сейчас, живут на улице, — их спасти очень трудно. Нужны десятилетия упорного, неблагодарного труда. И тогда через два-три поколения мы получим нормальную модель общества. Ну, понятное дело, этим мало кто сейчас занимается. Нерентабельно. Да, система работает, но отдельные ее элементы результата не дают.




Партнеры