Прокурор омбудсмену не товарищ

Медведев уточнил инициативы Путина

11 апреля 2012 в 19:39, просмотров: 1244

Между Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым неожиданно возникла дискуссия по поводу создания института бизнес-омбудсмена. Вопрос в том, как сделать его работу эффективной и гармонично вписать в существующую вертикаль. Институциональным решением стала бы реальная независимость суда и прокуратуры, но этот вариант властью не рассматривается.

Прокурор омбудсмену не товарищ
фото: Александр Астафьев

Как известно, идею создания института специального уполномоченного—обудсмена по делам предпринимателей—выдвинул Владимир Путин 2 февраля. "В России появится уполномоченный по защите прав предпринимателей. Он получит особый процессуальный статус«",—заявил Владимир Путин в ходе предвыборной компании.

После выборов пришла пора воплощать обещания в жизнь. Но неожиданно инициативы президента избранного встретили возражения со стороны президента действующего. 10 апреля Дмитрий Медведев заявил: «Я не против обсудить идею возникновения нового уполномоченного, но у меня есть альтернативная идея, которая, может быть, тоже не всем понравится в силу того, что прокуратуру не все любят... Дело в том, что у нас есть прокуратура, которая уже всеми этими полномочиями наделена. Может быть, нам по другому пути пойти: создать фигуру специального прокурора, который должен выступать в защиту предпринимателей»?

Свою позицию президент Медведев объяснил опасениями: «У нас есть различные уполномоченные и по правам человека, и по правам ребенка. Где-то их вмешательство приводит к результату, где-то, скажем откровенно, их просто посылают. Поэтому нужно взвесить, насколько институт их вмешательства действенен. У меня нет уверенности, что это будет так. А как ни крути, но прокурор—это прокурор. У него есть различные меры административного воздействия, прокурорского реагирования».

Омбудсменов действительно сейчас в России появилось много. И не всегда работа идет гладко. Не всегда она вообще идет: например, для финансового омбудсмена не смогли толком обеспечить преемственность. Согласно закону, 4 декабря, в день выборов в Госдуму занимавший этот пост Павел Медведев ушел в отставку, а нового—пятый месяц нет. Что это за бюрократический орган, где дела почти полгода стоят?

Кроме того, есть неясность в полномочиях. Президент Дмитрий Медведев на нее указал: «Представим себе, что этот уполномоченный наковырял какие-то нарушения прав предпринимателей в актах, которые приняты правительством. Масса же актов выходит, иногда чёрт-те что пишут, а потом все от этого страдают. Он что, будет иметь компетенцию отменять постановления правительства? Думаю, что это практически нереально».

Иными словами, для того. Чтобы институт омбудсмена реально заработал, он должен стать очень «тяжелой» аппаратной фигурой с огромными полномочиями. "А если мы ему дадим такие полномочия, то это и будет прокурор«,—сказал президент Медведев.

Владимир Путин на идею придания новых полномочий прокуратуре отреагировал достаточно сдержано. 11 апреля во время премьерского отчета перед депутатами Госдумы он заявил: «Мы вчера с Дмитрием Анатольевичем обсуждали, есть идея — может быть, создать специального прокурора. С вами—обращаясь к депутатам—будем советоваться. Давайте искать наиболее эффективные инструменты решения задач».

Видимо, Владимиру Путину сильный омбудсмен с прокурорскими полномочиями не нужен. Он настаивает на фигуре слабой, для которой один отмененный приговор в год—уже достижение. К тому же, на фигуре зависимой. "Федеральный уполномоченный будет назначаться президентом«,—заявил Владимир Путин 11 апреля. В предвыборных обещаниях так вопрос не ставился. Напомним, что Генерального прокурора утверждает Госдума по представлению президента, а «прокурор по защите предпринимателей», предложенный Дмитрием Медведевым, должен, по мысли действующего президента, «быть подотчетен только Генеральному прокурору».

Как ни странно, с институциональной (и стратегической) точки зрения предложения Владимира Путина выглядят лучше. Прокурор с погонами выглядит внушительней, но ведь и уволить его проще. Приказ Генпрокурора—и на выход. Зависимый от президента омбудсмен будет, в то же время, пользоваться его поддержкой: уволить его труднее.

Но введение омбудсменов—полумеры. Давайте к каждой профессии по специальному человеку приставим: этот будет защищать пекарей, а тот—лекарей. Потом создадим Совет омбудсменов при президенте—вместо парламента. Может, проще все-таки независимый суд создать? Остальное, в том числе неподкупность и оперативное реагирование прокуратуры, после этого может само приложиться.

Можно пойти и по особому пути, поискав истину в славном прошлом. Как известно, в истории России был пример разделения на земщину и опричнину. Теперь разделим на прокурорщину и омбудсменщину—вот и компромисс.

 




Партнеры