Мастер Фронин

Главный редактор «Российской газеты» празднует юбилей

20 апреля 2012 в 19:00, просмотров: 2220

Имейте в виду, господа, — 21 апреля важному государственному человеку Владиславу Фронину исполняется 60 лет. Почему государственному? Потому что юбиляр — главный редактор главной государственной газеты — «Российской газеты». А еще — профессионал, показывающий  «непрерывный мастер-класс», по меткому выражению заместителя главного редактора «РГ» Ядвиги Юферовой, которая специально для «МК» рассказала о Владиславе Александровиче не как о начальнике, а как о коллеге-журналисте. Мы поздравляем главного редактора уважаемой газеты с юбилеем и желаем по-прежнему любить свое высокое ремесло и  многочисленных читателей,  которые свое утро начинают с «РГ».

Мастер Фронин
фото: Виктор Васенин
На деловом завтраке с Эльвирой Набиуллиной Владислав Фронин угостил ее огурцами со своего дачного участка. Но на всякий случай первым огурец попробовал сам...

Владислав Фронин дважды становился главным редактором двух успешных общенациональных газет. В мирной жизни это можно приравнять к званию дважды Героя.

Клуб главных редакторов центральных изданий, реально влияющих на обстоятельства жизни да и саму жизнь, всегда был клубом избранных, что раньше, что сейчас. Они срочно летают в Сочи на ужин с президентом, их часто приглашают на аудиенцию в Горки-2 «посоветоваться».

Настоящих главных на медийном поле можно пересчитать по пальцам руки. Это штучная профессия. Возможно, у Фронина нет легендарной харизмы Алексея Аджубея или Игоря Голембиовского, Александра Чаковского или Егора Яковлева. Нет неуправляемого темперамента Андрея Васильева, нет личного капитала, как у Павла Гусева или Владимира Сунгоркина... Но у Фронина есть менее всего видимая миру магнитная сила командного игрока и завораживающая магия тренера, вкалывающего на информационном поле 24 часа в сутки. Есть неафишируемый в теледебатах и публичных шоу талант профессионала, который умеет делать хорошую газету. При этом сохраняя совесть человека, который живет будто с обнаженной кожей. Немыслимое свойство для номенклатурных людей при любых временах.

Стажер Казанского университета, попавший на легендарный 6-й этаж «Комсомолки», где трудились золотые перья страны, в итоге стал ее главным редактором. Это в его бытность газета попала с 22-миллионным тиражом в Книгу рекордов Гиннесса. Тогда социальные лифты в журналистике работали безупречно. Сегодня стажер из Хабаровска тоже может стать главным в центральной газете, но скорее всего при условии, если его папа владеет этой газетой.

В эпоху наката рынка и яростной творческой свободы из «КП» ушла часть талантливых и любимых. Они стали «Новой газетой». В те времена, когда каждая творческая клетка скандально делилась по принципу два МХАТа, три Таганки, наш развод произошел без единого выстрела. Стреляли из незаряженных пистолетов. Такие люди. Уходил с командой Дмитрий Муратов. Оставался Фронин. Ненадолго.

Акционирование и капитализация с молодым лопахинским задором уже с трудом сдерживали себя перед, как им тогда казалось, фирсами «старой» «Комсомолки». В итоге под натиском бурного собрания он остался без работы. Как это у нас принято, сразу замолчал телефон. Испытание не для слабонервных. Сколько бывших главных (в любой области) становились проблемой сначала для всех, а потом и для себя, если не хватало мудрости продолжить жизнь неглавным...

Однажды, точнее, в 1996 году, звонок Юркова, тогдашнего руководителя недавно созданной «Российской газеты», перекодировал по новой судьбу Владислава Фронина. Он пригласил его к себе замом. Позже, в 2001 году, по итогам работы комиссии Минпечати, возглавляемой Александром Горбенко, уже Фронину предложат стать главным редактором «Российской газеты». Во все времена преемники в лучшем случае удаляли предшественников «от двора». У Анатолия Петровича остался и кабинет, и пост политического обозревателя «РГ». А главное, насаждаемое Фрониным уважение к тем, кто был до нас. И при этом — совершенно молодое, азартное стремление ко всем новым людям, ко всем новым медиа, технологиям и платформам, которые может освоить современная журналистика. Неуемное желание вливать в коллектив «свежую кровь», проводить бесконечные конкурсы с Московским университетом, Финансовой академией, Институтом международных отношений, чтобы не с Бульварного кольца, а со всей России в Москву на учебу попадали самые талантливые и потом приходили на работу в «РГ». Кстати, первый в истории СМИ кинофестиваль в Интернете прошел на сайте «РГ»...

Когда анализируешь последние десять лет «Российской газеты», когда она не только по слогану стала «главной газетой страны», понимаешь, что это колоссальная работа колоссальной команды во главе с тандемом Фронин — Горбенко.

Кстати, популярное политическое выражение «тандем» было пущено в оборот среди элиты страны еще в 2007 году, когда был придуман веселый юбилей — 100 лет руководству «РГ» — Владиславу Фронину и генеральному директору Александру Горбенко. Во-первых, с праздника они уехали вдвоем на том самом велосипеде для двоих. Во-вторых, все 10 лет совместной работы, пока Александра Николаевича не забрали в вице-мэры, это был пример уникально слаженного дуэта: легкого, красивого, по-мужски заразительного, по-деловому эффективного. Джентльмены с куражом, с идеями, хозяева своего слова. Хотя они непросто притирались вначале, можно было только догадываться, с каким азартом они искупались бы в молниях. К счастью, без грома они выработали достойную подражания модель взаимоотношений Генерального и Главного. А коллектив продолжает верить, что по этой вымощенной десятилетием дороге таким же достойным образом шагнет в историю современности и дуэт Фронина с Павлом Негоицей, сменившим Горбенко на посту генерального. Что «РГ» продолжит завоевывать мир, выходя вкладками на всех континентах почти в 20 крупнейших газетах мира, включая «Дейли Телеграф» и «Нью-Йорк таймс». Что производство контента останется главным смыслом журналистики, и наша газета выдержит на всех платформах конкуренцию на медийной поляне, прирастет солидными приложениями по культуре, спорту, науке...

Есть разные типы главных редакторов. Многим пишущим более всего известен тип барина, который утром, прочитав собственную вышедшую газету, начинает на планерке напрягать комсостав, показывать несуразности и промахи: знайте свое место. Фронин же делает газету в общей упряжке, с утра закатав рукава. Ежедневные планерки — это непрерывный мастер-класс, это азартная работа с массой неизвестных, когда еще совершенно непонятно, чем к вечеру закончится номер. Он может смотреть ночью очередную евролигу, утром до планерки прочитать издания конкурентов, быть в отличной информационной форме, дышать свежестью, когда многие с утра еще и не проснулись. Особенно театральные и музыкальные критики...

Есть пришвинское выражение: солнце светит всем, но каждому больше. Фронин умудряется словом, взглядом, шуткой засветить максимальное количество людей, отметить лучший материал и работу, послать по делу поклон дальнему собкору, «повязать» своей симпатией — попробуй потом откажи сбегать за три моря и достать кристалл из брошенного в пучину ларца...

Он в тебе лично заинтересован. Он читал все твои тексты и помнит даже те, которые ты сам уже забыл. Ты ему всегда очень нужен. Он любит твои удачи и умеет гордиться ими (вспомним восторг, когда Павел Басинский получил «Большую премию» за книгу о Льве Толстом, или презентацию книги Николая Долгополова об Абеле, когда в пресс-центре «РГ» от телекамер прохода не было). Он может написать тебе в любое время суток и дать задание, позвонить немедленно и предложить помощь, если ты попал в чрезвычайные обстоятельства. Вот в принципе и все секреты Фронина. Может попробовать каждый. Только так он живет каждый день. Десятки лет подряд. С сотней нужных ему для работы, да и для жизни людей.




Партнеры