Окончательный диагноз

Превращение пациентов в товар убивает российское здравоохранение

23 апреля 2012 в 18:20, просмотров: 32384

В каждой российской семье есть человек, которому требуется медицинская помощь. За редчайшим исключением эту помощь можно получить только за деньги. А та, что считается бесплатной, стоит дороже, чем услуги платных медицинских учреждений. А Минздрав даже не предупреждает...

Окончательный диагноз
фото: Александр Астафьев

Как известно, кроме Москвы и Санкт-Петербурга в России есть и другие города, а главное — деревни и населенные пункты. И вот представьте себе, что вы живете в таком пункте, а там нет узкого специалиста, например, эндокринолога, гастроэнтеролога, офтальмолога и т.д. Нужно ехать туда, где такой специалист есть. Что делать, если вы человек немолодой или у вас нет денег и нет своей машины, а единственную дорогу размыло? Самый надежный вариант — никуда не ехать. Но если человек все же решился отправиться в путь, его ожидают сюрпризы. Вот он добрался до города, где есть поликлиника, но выясняется, что узкий специалист приезжает туда раз-два в неделю и к нему очередь на несколько месяцев.

Ладно. Допустим, проявив чудеса изобретательности, вы через месяц прорываетесь на прием к нужному врачу и получаете бумажку, в которой будет написано, что вы и в самом деле больны.

Берем этот драгоценный документ и снова в путь: теперь уже в департамент здравоохранения региона. Про болезнь, возраст, деньги, плохую или отсутствующую дорогу не вспоминаем, потому что никого, кроме больного, это не интересует.

В случае неслыханного везения больной, постояв или полежав несколько часов в очереди, получает направление к главному специалисту региона. Свидание с этим специалистом требуется для того, чтобы он подтвердил: да, больному необходима высокотехнологичная медицинская помощь (ВМП). Но вы же понимаете, что главный специалист тоже принимает не каждый день. Снова очередь. А если этот доктор принимает в среду, а вы приехали в понедельник, и жить вам эти два дня негде и не на что? Так и не живите. Вас ведь не звали, вы сами приехали.

Предположим, что вы все-таки дотянули до встречи с главным специалистом и получили бумажку. Теперь с ней нужно ехать обратно,в департамент здравоохранения. Там следующая очередь. Для чего? Чтобы вас «внесли» в компьютерную базу и отправили информацию в клинику, которая выполняет нужную вам ВМП.

Допустим, вам повезло, и вы все же добрались до лечебного учреждения. Там должны оценить результаты вашего обследования и в короткий срок дать ответ «наверх», могут ли вас принять на обследование и лечение. И вот наконец вам вручают направление с квотой на ВМП. Накануне нужно долго молиться, потому что квоты у региона могут закончиться, а с ними улетучится и призрачная надежда на спасение...

Но вот молитва услышана и квота у вас в руках.

Нужно молниеносно сдавать анализы, собирать справки и срочна вылетать в лечебное учреждение, где будут делать операцию. И выясняется, что у вас чего-нибудь не хватает. А руководителям медицинских учреждений категорически запрещено принимать пациентов, в документах которых хоть что-то не в порядке. Как быть? Лететь на Камчатку, на Ямал и выцарапывать недостающие документы? Да неужели врач не может пойти ему навстречу? Может. Но таким образом он нарушит распоряжение Минздрава и при очередной проверке будет строго наказан.

И вот чудо свершилось. Лечение по квоте завершено и пациент возвращается домой. И тут-то в лечебном учреждении и начинается самое интересное: «работа с документами». Клиника скрупулезно расписывает всю процедуру: прием, лечение и выписка. На каждом этапе существует масса тонкостей, как при реставрации средневековой живописи. Правила оформления нарушать нельзя — это святое. И наконец, после рассылки этой ценнейшей информации в регион и в Минздрав лечебное учреждение получает уведомление о том, что претензий к нему нет. Или они есть — а вдруг какой-нибудь врач разнюнился и не отправил больного на Курилы за недостающей справочкой? Тогда предстоит разбор полетов...

Нередко пациенту требуется вторая операция или болезнь протекает не так, как описано в учебнике. Требуется повторная госпитализация. Крепитесь, все нужно начинать сначала. Все, представляете? И чем сложней болезнь, тем больше кругов ада нужно пройти. Получается, больной должен быть здоров как зверь, иначе вынести все это просто невозможно.

Врачи знают, что чем раньше начинается лечение, тем оно более эффективно и менее затратно. Но при существующем порядке госпитализации это невозможно по определению: нередко больные добираются до врача от нескольких месяцев до целого года! Доживают, понятно, не все. А никто на это и не рассчитывает.

В общем объеме медицинской помощи часть ВМП составляет всего несколько процентов. А на выполнение бумажно-компьютерной работы требуются полки писарей.

Ради чего? Ради того, чтобы больной перемещался по описям и отчетам как правильно оформленный товар. Порядок нужен во всем, кто бы с этим спорил — беда лишь в том, что «товар» болеет не по разнарядке и не может храниться на складе до окончания оформления и полной утряски баланса. Медицина — это драгоценный сплав науки и искусства, живая, постоянно изменяющаяся материя. Помощь больному требует постоянной коррекции и адекватной реакции. Все люди разные, и болеют все по-разному. И лечение не должно зависеть от бухгалтерского учета, мертвой материи цифр и справок. А в этой ситуации бухучет управляет медициной. Это самый надежный и проверенный способ не дать больному дожить до помощи.

То есть Минздравсоцразвития под руководством Татьяны Голиковой внедрил такой порядок госпитализации, который в несколько раз сокращает доступность медицинской помощи для больных. И в условиях жесточайшего кризиса здравоохранения, о котором каждый из нас знает не понаслышке, это просто не поддается никакому разумному объяснению.

* * *

Недавно вышла в свет монография Г.Э.Улумбековой «Здравоохранение России». Там приведены впечатляющие цифры.

В 1990 году количество больных новорожденных детей составляло 17%, а сейчас оно увеличилось до 40%.

Неуклонно увеличивается количество больных. В 2010 году было зарегистрировано 228 миллионов случаев заболеваний, что в 1,5 раза больше, чем в 1990 году.

Недовольство качеством и доступностью бесплатной медицинской помощи высказывает 2/3 населения России. Это связано с недостаточным финансированием бесплатной медицины и неспособностью большинства населения самостоятельно платить за эту помощь: 55% населения проживает на ежемесячные доходы менее 15 тысяч рублей.

Российские расходы на здравоохранение составляют 3,8% ВВП, тогда как даже в новых странах Евросоюза этот показатель составляет 6%.

Не так давно Минздрав неожиданно обнаружил, что стране не хватает 150 тысяч врачей и 800 тысяч сестер. Эти цифры будут стремительно увеличиваться, так как средняя зарплата врачей, исключая Москву и Санкт-Петербург, составляет 13,5 тысячи рублей, что на 32% ниже средней зарплаты по стране.

За последние 10 лет объемы бесплатной медицинской помощи не изменились, а заболеваемость увеличилась.

В России выдается в 3 раза меньше бесплатных лекарств, чем в новых странах ЕЭС, то есть в бывших странах соцлагеря.

А объемы высокотехнологичной медицинской помощи в России в 4–6 раз ниже, чем даже в бывших странах СССР.

Помимо этих достижений, деятельность Голиковой на посту министра здравоохранения ознаменовалась и еще некоторыми громкими победами.

Помните налет на Московскую медицинскую академию имени Сеченова? Ее руководитель академик М.Пальцев бился до последнего. Но в ход была пущена тяжелая артиллерия. Несколько уголовных дел, сшитых наскоро, на время вывели академика из игры. Потом-то выяснилось, что всё сфабриковали, но было уже поздно. Кресло руководителя академии, славной не только своими традициями, но и драгоценной недвижимостью в центре Москвы, в марте 2010-го занял наместник из Саратова.

Потом разыгрался скандал в Российском федеральном центре судебно-медицинской экспертизы. На глазах у изумленной публики баловень министра, начальник РЦСМЭ Виктор Колкутин, проводил захватывающие финансовые операции и столь же захватывающие экспертизы. Но взбунтовались жертвы, начались проверки. Залить костер Голиковой не удалось, и Колкутина тихо убрали. Однако история не закончена. Видимо, у нее будет увлекательное продолжение.

С особой, прямо-таки вызывающей дерзостью произошел разгром МНТК имени Святослава Федорова. Никто так и не добился от Татьяны Голиковой ответа на вопрос: почему был освобожден от должности известный во всем мире выдающийся российский офтальмолог, микрохирург профессор Христо Тахчиди? Неслыханное дело: Московский городской суд признал это решение незаконным, однако Татьяна Голикова спустя буквально несколько часов вновь подписала приказ о его отстранении. Причем на сей раз от него избавились, руководствуясь 278-й статьей Трудового кодекса, то есть без объяснения причин — как при увольнении академика Пальцева.

Министр здравоохранения России пустила под нож научные школы, без которых невозможно появление современных квалифицированных специалистов — ведь их пестуют в институтах и академиях, а не в Минздраве. Прошло на ура.

* * *

И есть еще одно достижение, о котором невозможно не упомянуть. На днях Ксения Анатольевна Собчак, женщина, приятная во всех отношениях, позволила себе задать Чулпан Хаматовой известный вопрос про Владимира Путина. Прежние игрушки Ксении Анатольевне прискучили, а тут под руку подвернулся фонд «Подари жизнь». Снялись бы вы в том самом ролике, спросила Ксения Анатольевна, если бы Путин не помогал вашему фонду?

Если бы премьер-министр не помогал фонду «Подари жизнь», сотни российских детей не дожили бы до спасения. Родителям умирающего ребенка безразлично, как зовут человека, который может продлить его хрупкую жизнь. Вот только давно пора обратить внимание на то, что фонд Чулпан Хаматовой делает то, что обязан делать Минздрав.

С ума сойти: все СМИ переполнены просьбами о помощи тяжело больным детям. Фонд Хаматовой собирает огромные деньги на операции отчаяния. Но ведь за это должна платить страна, которая с упорством, достойным лучшего применения, громит свою медицину. Благотворительные фонды призваны выполнять совсем другую работу: поддерживать, утешать, строить хрупкие мостики между терпящими бедствие и благополучными — но только не заменять Министерство здравоохранения!

Мало того что «Подари жизнь» собирает средства для спасения детей, он еще и борется за изменение нашего беспощадного к больным законодательства. Они бьются за равный доступ к квотам на ВМП, паллиативную помощь детям, больным раком, насмерть сражаются за право ввозить орфанные и незарегистрированные лекарства.

В декабре прошлого года фонд отправил губернатору Московской области письмо о том, что только на лекарства для детского отделения московского областного онкодиспансера было потрачено 16 миллионов рублей. В прошлом году фонд купил для российских больниц лекарств на 177 млн. рублей: от физраствора до противогрипковых препаратов и антибиотиков. И дело не в миллионах, а в том, что лекарства, которые пришлось покупать на деньги благотворителей, входят в перечень жизненно необходимых лекарственных препаратов и в соответствии «с территориальной программой государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи должны предоставляться в стационарах бесплатно. Но по каким-то причинам не поставлялись». И таких примеров сотни.

Тут очень важно осознавать одну простую вещь: государственные гарантии оказания бесплатной медицинской помощи — не договор о намерениях, а по сути дела закон. На его выполнение выделяются деньги. И по дороге к месту назначения эти деньги исчезают. Но это ведь не простые деньги, а государственные, то есть они как бы окрашены специальным составом, который проявляется при прикосновении к ним. Отследить пути их передвижения нетрудно. Спрашивается: куда делись деньги? Кто их «перенаправил»? Наказаны ли виновные? И почему мы ничего об этом не знаем? Ведь это наши деньги. Никто нам их не дарил, мы их заработали и отдали государству, чтобы оно нас лечило. Это и есть лечение?

* * *

В августе 2010 года начальник Контрольного управления Президента России предоставил главе государства доклад о проверке расходования средств на приобретение медицинской техники. Из материалов проверки следовало, что особой статьей расходов была покупка 170 компьютерных томографов, за которые заплатили 7,5 миллиарда рублей. И закупки производились по ценам, многократно превышающим цены производителей. Ну, например: 16-срезовые томографы стоимостью от 16 до 20 миллионов рублей были куплены за 50 миллионов, 64-срезовые стоимостью от 20 до 50 миллионов были куплены за 90 миллионов.

Было установлено: «По наиболее высоким ценам закупку медицинского оборудования осуществило Минздравсоцразвития». В открытой печати появились сногсшибательные цифры: в 2008 году действиями сотрудников Минздрава при закупке 3 томографов федеральному бюджету причинен ущерб не менее 200 миллионов рублей, а в 2009 году ущерб не менее 376 миллионов рублей. То есть из казны украли как минимум 576 миллионов рублей. И что было дальше?

А дальше был открытый урок: с головы министра здравоохранения Татьяны Голиковой, бывшей прежде заместителем министра финансов России, не упал ни один волос.

Урок давали для нас. Давайте повторим пройденное для закрепления материала.

Провал российского здравоохранения выражается прежде всего в финансовой политике: расходы на него мизерны, бесплатная медицина при смерти, бесплатные лекарства можно получить только с оружием в руках, доступность высокотехнологичной медицинской помощи стремится к нулю, благотворительные фонды оплачивают то, за что обязано платить государство, а умопомрачительные финансовые махинации при закупке медицинского оборудования вызвали лишь легкое недовольство президента и поэтический афоризм о томографии национальной коррупции. Выходит, главной заботой министра здравоохранения было сберечь от населения как можно больше денег, которые предполагалось потратить на медицину. И по возможности заработать на госзакупках. То есть правительство продает нам наше здоровье. Торговля идет полным ходом. С этой задачей финансист Татьяна Голикова справилась блестяще.

...А недавно вернулся на телеэкраны любимец публики, врачеватель Г.М. Думали, потонул, — напрасно беспокоились, такое не тонет. И вот появляется в студии этакий наливной огурец и говорит: чтобы сохранить физическую боеспособность, надо тренировать промежность и напрягать анус. Кто не будет тренировать и напрягать, тот преждевременно завянет. А ведь этот овощ цветет только в оранжерейных условиях: это когда рядом больше ничего не растет. Такие огурцы — результат выдающейся селекционной деятельности Минздрава. Так что напрягаем анус. Вдруг поможет?




Партнеры