Арбитражный зуд-2

Служители Фемиды восстали против своего начальства

2 мая 2012 в 19:55, просмотров: 16713

Арбитражная Фемида мечет гром и молнии. Судьи Арбитражного суда Московской области забросали все высшие инстанции обращениями с шокирующим содержанием. Служители Фемиды сами в открытую заявляют о коррупции в собственном же судейском корпусе. Жалуются, что праведно судить им больше никто не дает и решения вынуждены принимать под диктовку... Председатель Совета судей РФ Юрий Сидоренко направил их письма в Следственный комитет с просьбой провести проверку и принять меры. Может быть, сработало то, что судьи в одном из обращений пригрозили: в случае если не будут приняты меры, обратятся в Европейский суд по правам человека и расскажут всему миру о системе арбитража в РФ.

Такого, чтобы российские судьи решили вынести сор не просто из избы, а из целой страны, еще не было никогда. Бунт на корабле? Шаг отчаяния? Или за этим скрывается что-то еще? В причинах неслыханного скандала попытался разобраться «МК».

Арбитражный зуд-2
Рисунок Алексея Меринова

«Письмецо в конверте погоди, не рви...»

Начать стоит с личностей. За каждым скандалом ведь всегда стоят конкретные люди. Итак, знакомьтесь — председатель Арбитражного суда Московской области Дмитрий Плешков. Почетную должность он занял два года назад, в возрасте 27 лет, без какого бы то ни было судейского стажа. Первое, что приходит в голову: должно быть, этот гражданин — большой талант. Ум, честь и совесть нашего правосудия.

Но молодого гения Фемиды, возглавившего их коллектив, люди в мантиях почему-то не оценили. За время его председательствования сменилось больше половины судей. Как они сами уверяют — были вынуждены писать заявление об отставке, поскольку не могли ужиться с новым начальником. Не очень им понравился и зам. председателя 27-летний Сергей Завриев. Близкий друг Плешкова, между прочим. Завриев тоже, скажем так, не совсем судья по специальности — работал гендиректором редакции журнала «Закон», главредом «Закон-ТВ». Но ему тоже несказанно повезло, и на свою должность он был назначен также указом президента. Разумеется, ни Плешкова, ни Завриева лично глава государства не знал. Их, как молодых и перспективных, надёжу и опору России, рекомендовал Высший арбитражный суд.

Чем же не угодили подчиненным два молодых гения?

Судья, как известно, — фигура независимая. Ему сам черт не брат, и даже начальник не имеет права указывать служителю Фемиды, в чью пользу решать то или иное дело. Но Плешков и Завриев судейского опыта ведь не имеют. Наверное, поэтому шибко грамотные руководители потребовали, чтобы судьи получали у них (конкретно — у председателя) разрешение на рассмотрение вопросов о принятии обеспечительных мер, а также разрешение на приостановление судебного производства по делу.

Самые «денежные» дела (к примеру по корпоративным спорам и спорам о признании прав собственности) брали под личный контроль опять же председатель или его зам. Как пишут судьи, Завриеву, «не обладающему элементарными навыками судебного законоприменения», Плешков поручил кураторство состава по «золотоносным» подмосковным землям. На практике это, по мнению авторов письма, выглядит так: Завриев мониторит все поступающие дела и проводит приблизительную оценку стоимости земельных и имущественных активов. Потом в дело вступает консалтинговая фирма, работающая на рынке предоставления коммерческих услуг в арбитраже. Она на своем официальном бланке отправляет сторонам предложение об оказании этих самых консалтинговых услуг, стоимость которых оценивается в 10% от суммы иска или имущества, стоящего за ним. Но это не единственная схема.

«Председатель суда, чей оклад не превышает 100 тысяч рублей, встречается с потенциальными клиентами и решает на коммерческой основе судебные споры. Принцип этих встреч весьма прост: в арбитраже Московской области кто больше денег принесет, тот и выиграет», — еще одна цитата из письма. Еще судьи пишут, что подбор новых кадров производится по личному указанию председателя. «Причем для собственной безопасности предпочтение отдается не жителям Московской области, а лицам из дальних регионов и ближнего зарубежья, имеющим спонсоров со своими интересами в Подмосковье». Жалобщики сообщают, что размеры благодарностей за «нужное» судебное решение варьируются от 100 тысяч до 2 миллионов долларов. А примерить саму мантию стоит от 500 тысяч до миллиона рублей. Ну еще они «прикинули», чему равен доход председателя и его зама. Цифра получилась пугающая...

Первые письма на имя Путина и Медведева, датированные еще 11 октября и 7 ноября прошлого года, «спустили на тормозах». Точнее, из аппарата Белого дома и Администрации Президента их направили в Высший арбитражный суд, чтобы там разобрались со своими «подопечными». Но там их признали... анонимками. Хотя одно из посланий было написано на официальном бланке АСМО, но с подписью «судьи Арбитражного суда Московской области». Под вторым и вовсе стояли «автографы» конкретных людей — судей в отставке Дегтярь и Смысловой.

— Мы вызвали этих женщин к себе, и те дали расписку, что никакого обращения не писали, — объяснили в Высшем арбитражном суде. — Так что и это письмо посчитали анонимкой.

Ну а анонимки не рассматриваются. Круг замкнулся? Странно, что тогда даже факты проверить никто не попытался. Хотя если в анонимке есть сведения, указывающие на готовящееся или совершенное преступление, это является основанием для реагирования. Но высшим судьям виднее... А Дегтярь и Смыслова будто в воду канули — не отвечают на звонки, не выходят на связь с коллегами.

Как суд стал аукционом

Передо мной последнее письмо, написанное в конце марта и разосланное в Высшую квалификационную коллегию судей, в Совет судей, Правительство РФ и пр. инстанции. Оно опять-таки на бланке, но за подписью «группа судей Арбитражного суда Московской области». Авторы говорят о беспрецедентной ситуации, связанной со злоупотреблениями в АСМО и просят срочно вмешаться. Судьи настаивают на том, чтобы к их письму отнеслись серьезно, поскольку, цитирую: «руководство арбитражного суда встало на путь преступных действий, порочит честное имя рядовых судей и умаляет авторитет всего арбитража». Авторы обращения сообщают новые подробности. И если верить им, то ситуация в АСМО за это время только ухудшилась.

«Коммерсанты выстраиваются в очередь перед кабинетами руководства суда, и для принятия «нужного» судебного акта устраивается аукцион... Конкретные судьи получают указания на принятия «нужного» решения в кратчайшие сроки. При этом оказывается давление на судью, создается невыносимая обстановка... Судья Севастьянова неоднократно отказывалась в принятии ею неправосудного решения, за что была переведена в другую судебную коллегию без помощника и секретаря судебного заседания. Другим несговорчивым судьям (Бычкова, Ильченко, Самойлова) было предложено уволиться «по-хорошему».

И еще: «Поражает цинизм, связанный с якобы электронным распределением арбитражных дел каждому судье. Данная обязанность возложена на начальника отдела информатизации суда Борзых. Однако электронный штрих-код на титульном листе искового заявления отсутствует. Направление заказного дела под конкретного судью лежит на плечах руководителя секретариата председателя суда Лещенко, который дает указания Борзых, направить нужное дело на рассмотрение тому или иному судье».

Честно скажу, цитировать дальше нет смысла, да и вредно. А то люди вообще перестанут верить в систему правосудия. Авторы обращений предупреждают, мол, если их послание не будет рассмотрено всерьез, они будут вынуждены обратиться в Европейский суд по правам человека, приложив соответствующие документы и аудиофайлы. Ход конем. После которого председатель Совета судей обратился наконец к председателю Следственного комитета Бастрыкину с просьбой во всем разобраться, присовокупив к обращению три письма судей.

— Да, мы отправили на днях такое обращение, — подтвердил помощник председателя Совета судей РФ Павел Захаров. — Но его дальнейшей судьбы не знаем.

«Дружба крепкая не сломается...»?

С судьями, чьи фамилии фигурируют в письмах, происходят весьма странные вещи. Их имена, к примеру, даже убрали с сайта АСМО. По рабочему телефону Севастьяновой уверяют, что такой здесь нет. Люди в мантиях из этого суда любых вопросов про руководство ассоциации боятся как огня. Видимо, чтобы не оказаться следующими кандидатами «на вылет». Но все надеются, что их суд ждут большие перемены. Намекают, что они возможны с приходом нового главы государства. Почему?

— Плешков и Завриев — выдвиженцы председателя Верховного арбитражного суда Антона Иванова, — объясняет один их экспертов «МК». — Тот не раз говорил: «Я им доверяю». По слухам, Иванов и Плешков крепко дружат. Ну а Иванов — однокурсник Медведева. Они учились вместе на юрфаке Санкт-Петербургского университета. С учетом такого расклада никто разбираться с проблемами арбитража не хочет.

С приходом нового президента «преференций» у Иванова и его подвижников Плешкова и Завьялова не будет. С учетом этого не исключено, что проверка СК может выявить много чего интересного... Ну а пока коммерсанты все чаще предпочитают судиться не в АСМО, а где-то еще. Даже прописывают это в своих контрактах. Хорошо еще, что весь этот сыр-бор не коснулся обывателей (в арбитраже ведь обычно разбираются коммерческие споры). Но это пока. Ведь руководство ВАС выступает за то, чтобы в арбитраже решались дела по частным кредитам, по оспариванию нормативных актов...

Кстати, Плешков в своем блоге много пишет о процессуальных злоупотреблениях в суде, к примеру с отводами. «Мотивируя „прямую или косвенную заинтересованность судьи в исходе дела“, представитель приводит весьма слабые доводы („отказал во всех моих ходатайствах“, „дело долго слушается“, „мои выступления прерываются“ и т.д.), заведомо не влекущие замену председательствующего по делу судьи. Хотелось бы узнать мнение коллег, какие потенциальные способы борьбы с такими злоупотреблениями они видят? Эффективен ли будет судебный штраф (напомню, что при заявлении о фальсификации доказательства сторона, делающая такое заявление, предупреждается об УГОЛОВНОЙ ответственности)?». После писем судей эти рассуждения их председателя могут показаться странными.

А вообще много чего в нашей Фемиде загадочного. Вот, оказывается, проект по открытости судебной системы в России финансирует... Всемирный банк. То есть те же самые, которые нашу судебную систему больше всех и критикуют. Причем вкачивают бешеные деньги (около 800 миллионов долларов в год), трата которых вызывает сомнения в прозрачности. Особенно это касается арбитражных судов, потому как средства, выделяемые на 110 «арбитражей», примерно такие же, как на 3000 судов общей юрисдикции. И эти деньги Минэкономразвития в конечном итоге должен будет Всемирному банку вроде бы вернуть, потому как они — не дар, а ... кредит.



Партнеры