Жить стало хуже, жить стало веселее

Россия — обреченная, погибающая страна

18 мая 2012 в 18:16, просмотров: 11188

Поражает благодатность российской почвы для проведения на ней всяческих политических, экономических и биологических экспериментов. Есть ли им предел?

Жить стало хуже, жить стало веселее
Рисунок Алексея Меринова

Великолепные соорудив палаты

Скажите, положа руку на сердце, неужели и в самом деле верите, что правительственные учреждения переедут на новое место жительства — в отдаленные районы увеличившейся, односторонне раздувшейся, будто флюс, Москвы? Это же противоречит всей предыдущей логике власти, которая старалась обосноваться вот именно в центре, в пуповине земли русской, а не в провинциальном Петербурге, стремилась проникнуть в святая святых Первопрестольной, в ее исторический центр, обитать и тусоваться именно возле Кремля. С какой же стати будет торчать в пробках и тратить долгие часы на дорогу — перемещаясь из загородных резиденций в загородные же грановитые и прочие палаты, где еще сильнее устанет разливаться в пирах и мотовстве? Или расчет на то, что многие бонзы, схлынув с Рублевки, построятся где-нибудь в глуши, подняв тем самым уровень жизни тамошнего населения?

Однако «переселенческая» кампания круто набирает обороты, кормит журналистов, уже вовсю расследующих, в каких топях расположатся Дума и Совет Федерации. А скольких она, эта инициатива, еще накормит! Из наших с вами общих государственных средств.

Опять мы столкнулись всё с той же пустозвонной и бессмысленной (но вот уж небескорыстной) ситуацией, которая знакома нам по бесконечному переименованию улиц и переулков, обзыванию милиции полицией, когда на внешние, фасадные преобразования уходят миллионы, а суть предмета не меняется. Вся кипучая энергия улетучивается в свисток, в пар. Мотив этого свиста? Он прост. Лишь бы ничего не делать, а балаганить, бить в тамтамы, изображать, но не затрагивать основ.

Может, и правда в России больше нечем занятья? Нет других проблем, кроме как отгрохивать помпезные здания для слуг народа?

Но это же все равно, что, утопая, нанизывать на пальцы золотые кольца. Леса (а вместе с ними и деревни) горят, в паводок дома уходят под воду, городское жилье износилось до дыр, но — вместо того, чтобы заняться ремонтом и элементарным обустройством — воздвигаются мраморные чертоги для тех, кто пока ничего не сделал для улучшения быта ведомых ими граждан. Этих слепых впередсмотрящих, транжирящих деньги на ветер, надо переселить в покосившиеся избушки без газа и теплого водоснабжения. Тогда, может, прочухаются.

Вот это будет эксперимент. Всем экспериментам эксперимент, который существенно (и сразу!) продвинет нас по пути прогресса.

Что нас ждет?

Они не могут ничего толкового создать, наладить, организовать, а лишь хапают, перелицовывают и выступают с заверениями и обещаниями. Стращают налогом на роскошь, но никогда его не введут, потому что сами в ней утопают. Грозят покончить с преступностью и коррупцией, но и сами знают, что это нереально, поскольку сами первыми коррупционерами и преступниками являются.

Только в их недалеких мозгах мог возникнуть план перестать платить пенсию работающим старикам (вернее, урезать ее до 22% от половины среднемесячной зарплаты). Будто пенсии эти и зарплаты эти столь велики! В ножки надо поклониться тем, кто, невзирая на возраст, продолжает вкалывать — в отличие от высокопоставленных и высокооплачиваемых бездельников! Должны доплачивать этим энтузиастам на лекарства, потому что сложенных вместе зарплаты и пенсии не хватает на поддержание здоровья. Заявляем, что через двадцать лет в России будет некому работать, — и сами уничтожаем тех, кто из последних сил пытается сохранить в раздербаненной стране искру трудового порыва.

В странах, с которых не мешало бы взять пример, — для того, чтобы открыть свое дело, достаточно подать заявление о таком намерении. У нас — сплошь препоны и поборы, бездна, пропасть бумаг, безумное количество отчетов, справок, которые надо составить, заполнить, вовремя подать. Это ведь одна из форм удушения бизнеса. Или, во всяком случае, метод неусыпного и вымогательского контроля за ним.

Россия — обреченная, погибающая страна. Но на этой обреченности пока еще можно неплохо заработать. И отдельные умельцы в этих схемах заработка поднаторели и преуспели.

Фокусы

Раньше в распоряжении граждан имелось сравнительно немного возможностей проведения фокусов в домашних условиях. Помню, мы, мальчишки, выпрашивали у морожениц, торговавших пломбирами и эскимо, искусственный лед (они извлекали его дымящиеся куски из допотопных холодильников на колесиках) и дома опускали эти кусочки в стакан с водой. Лед носился по поверхности воды, шипел, испускал клубы пара...

Теперешнее развитие (в том числе и пищевой) промышленности открывает широкое поле для устроения всевозможных чародейств.

Опыт первый. Возьмите пакетик чая известной фирмы, хвастающей тем, что имеет свои чайные плантации в Кении, опустите в стакан холодной воды. И произойдет чудо: чай заварится! Заварится в первый, второй и третий раз! Сколько раз будете опускать пакетик в чистую воду, столько раз она окрасится в желтый цвет! Вопрос: зачем мы заливаем его кипятком, если можно из-под крана? Ответ: поистине безграничны перспективы лакокрасочной индустрии!

Опыт второй. Возьмите шоколадку, произведенную известной фирмой, названную именем очаровательной, похожей на матрешку девушки. Положите в кастрюлю и нагрейте на огне. Вашим глазам предстанет прелюбопытная картина: шоколад разделится на две мало сочетающиеся субстанции — желтоватую маслянистую жидкость, похожую на растительное масло (и, возможно, одной его разновидностью и являющейся), и на забавный, не поддающийся расщеплению, очень странной консистенции шарик, который, как его ни мни, ни режь, ни дави — ложкой, ножом, чугунным прессом, — не претерпевает деформации, но может вдруг рассыпаться на мелкие капельки, которые тут же снова соберутся в единое целое. Прямо как металло-ртутный Терминатор в известном фильме. Ничем его не проймешь! Задача доморощенным химикам — определить, из чего этот шарик состоит.

Почему возможны фокусы?

Моя знакомая купила пакет сушек. И в нем обнаружила мышиный помет. Знакомая подняла крик: «Помет крысиный!» (Женщины всегда всё преувеличивают.) И зареклась ходить в тот магазин, где ей продали гадость. Будто мыши и крысы облюбовали один-единственный супермаркет! Может, они и не в магазине наложили в пакет, а еще на фабрике. Так что бастовать против произвола в торговле глупо.

Но что-то ведь надо делать? Идти и качать права? Вам скажут: вы сами этот помет напихали. Съели половину с маком, а теперь хотите вернуть в свой карман полную стоимость покупки. Отправлять сушки на экспертизу? Судиться? У кого есть на это время? Поэтому подобные фокусы будут продолжаться бесконечно долго.

Резюме. Все вышеперечисленные опыты над нами будут происходить до тех пор, пока мы будем позволять эти эксперименты проводить.

Шоу маст гоу он!

В Китае за крупные взятки приговаривают к расстрелу — тем самым побуждая давать и брать мелкие, не опасные государственному режиму. За нами подобного крохоборства не водится. Уж давать так давать, брать так брать. И все же очевидно: страна устала от показухи и мздоимства. Люди изнемогают, преступая нравственные нормы, но не знают, как выскочить из порочного круга. Темп в этой гонке взяточничества достиг апогея и на спад никак не идет (старт был, что и говорить, мощнейший — распил громадных траншей, поступивших в качестве братской помощи от более развитых стран, ваучеризация и приватизация страны). Сколькие успели лихо погреть руки! Сегодня нет прежней вольницы, жить приходится экономнее, и все равно многие не выдерживают вихревых скоростей и рады бы выйти из состязания. Но как это сделать — если невозможно остановить конвейер, невозможно прервать накопление средств на личных банковских счетах? Разве реально перестать обзаводиться недвижимостью и не думать о будущем своих недотепистых детей, которым ведь надо что-то оставить в наследство?

И вот бедняги-вымогатели не спят ночами, маются от сознания неправедно проживаемой жизни, от общей усталости и нервного истощения, им мерещатся расплата и наказание. Тырят-то у своей же родины, обрекая ее на нищее существование.

И те, которые дают в конвертах на лапу и переводят в офшор, тоже не спят. Им противно, неловко, стыдно за себя (и того, кто с них тянет). Но бизнес есть бизнес, его надо развивать. Конкурентов надо опережать. Душить. Шоу маст гоу он!

Никакие драконовские меры не помогут, если не сделать нравственный императив государственным, обязательным для всех законом. Произойди это — и все поголовно испытают огромное облегчение. Не надо выискивать предлоги для выдавливания из просителя малых или больших средств. Не надо искать мест тайной встречи, где будет передана криминальная сумма, не надо трястись от страха, что купюры помечены, что схватят, заметут с поличным, посадят. Не надо состязаться с такими же выжигами, упырями, как ты сам, выясняя, кто круче. До чего легко станет, когда люди сбросят с души этот тяжкий груз. До чего комфортно им сделается. Это ведь так приятно — честно жить!

Какие еще возникают предложения для проведения новых экспериментов? Тут я положился бы на вас, дорогие читатели. Высказывайтесь, присылайте в редакцию, делитесь друг с другом. Я со своей стороны выдвигаю смелое новаторское ноу-хау: не тратить на никчемные выборные и предвыборные кампании ни гроша (все равно ничего не изменится), а деньги пускать на здравоохранение и образование.

Кроме того, для упрочения экспериментаторского духа вождей-властителей небесполезно начать издавать журнал — в противовес прежнему, адресованному любознательным школьникам киносборнику — под названием «Не хочу ничего знать».





Партнеры