Тайна завещания Пороховщикова до сих пор не раскрыта

А его домработницы публикуют компромат на покойных актера и его супругу

25 мая 2012 в 20:05, просмотров: 5647

24 мая минуло 40 дней, как не стало Александра Пороховщикова. Теперь самое время развязать войну за наследство актера. На кону стоит двухкомнатная Ирины (стоимостью 14 000 000 рублей), трехкомнатная Александра Шалвовича (17 000 000 рублей), дача на Рублевке (20 000 000 рублей) и машина. Среди претендентов на имущество — двоюродная сестра Пороховщикова Алла Дмитриева и ее дочь Наталья, две сестры по отцу Александра Шалвовича, проживающие в Грузии и Алла Фарсиян, сводная сестра покойного. - Обидно, если что-то достанется Алле Фарсиян, той женщине, с которой мы когда-то боролись за квартиру Пороховщикова, - говорит семейный адвокат актера Сергей Жорин. - Но я приложу максимум усилий, чтобы этого не допустить. Наследниками должны стать двоюродная сестра актера Алла Дмитриева и ее дочь Наталья, которые ухаживали за больным Пороховщиковым и занимались похоронами супругов.

Тайна завещания Пороховщикова до сих пор не раскрыта
фото: Александр Корнющенко

После смерти Александра Пороховщикова его адвокат Сергей Жорин был уверен в том, что артист не успел написать завещание, но позже выяснилось, что Александр Шалвович завещание все-таки написал. Кроме того, стало известно, что и Ирина Пороховщикова тоже написала завещание. Во всяком случае об этом поведала подруга покойной жены артиста Анна Ашмарева: «Саша завещал все Ире, а Ира все ему завещала. Сейчас эти два завещания хранятся у нотариуса. Сергей Жорин обещал разобраться в этом вопросе». Так ли это — неизвестно. Во всяком случае, никакой нотариус до сих пор так и не объявился. Но в любом случае, родному брату Ирины уже ничего не достанется, потому что последним умер Александр Пороховщиков, значит, наследство может перейти только его родственникам. О предстоящем громком судебном процессе нам еще предстоит услышать. А тем временем, с каждым днем открываются новые подробности жизни семьи Пороховщиковых. На страницах в соцсетях создан специальный раздел, посвященный трагедии звездной четы. Постоянные гости там — домработницы Пороховщиковых Марина и Екатерина. Мы приводим некоторые моменты из откровений этих женщин.

Марина: «Когда Александр Шалвович находился в больнице, Ирине постоянно звонила Наташа, племянница Пороховщикова. Они страшно ругались, Ира кричала в трубку: «Что, уже делите уже наследство? Ничего не получите!». Мне тогда тоже пришлось пообщаться по телефону с Наташей. Я ей посоветовала отставить Ирину в покое. Тогда Ира стала опасаться, если что-то случиться с мужем, его родственники сживут ее со света. Об этом она делилась со мной. Ее не покидало чувство страха остаться одной на этом свете, где нет ни друзей,ни родственников, ни защиты. Что касается наследства, я могу точно сказать - никакого завещания Пороховщиков не писал. Он просто не успел. Когда мы виделись с ним последний раз, актер обмолвился об этом, попросил найти два листа бумаги. Как назло в доме не оказалось чистой бумаги. А потом он просто забыл об этом..».

Екатерина: «Мало, кто знал, но проблемы с психикой Ирины объяснимы болезнью, которая носит название анорексия. Александр Шалвович всегда любил худеньких женщин и лет десять назад он заставил Ирину похудеть. Диеты ей не помогали, и тогда она решилась на модную в то время процедуру — бандажирование — это когда на желудок надевается силиконовое кольцо, после чего человек уже не может поглощать много пищи. Ирина перенесла эту операцию. А позже у нее начались проблемы со здоровьем. Я видела, как она хотела есть, но не могла, потому что не было проходимости желудка. Малейшее переедание тут же вызывало у нее рвоту. Чтобы умерить аппетит, Ира пила тайские таблетки, которые тоже сказались на ее здоровье. Она могла есть только жидкую пищу - бульоны, варила бадью из квашенной капусты и помидоров - все это выпивала. Твердую пищу она не могла глотать, могла лишь пожевать и выплюнуть. Думаю, на этом фоне у Иры развились депрессии. Когда она решилась на операцию по удалению кольца, выяснилось, что это стоит немалых денет, к тому же врачи предупредили: «За последствия не ручаемся». Ирина пребывала в шоке, на нервной почве у нее ухудшилось состояние здоровья, начались страшные головные боли, поднималось давление, ее постоянно тошнило....».

Марина: «Александр Шалвович понимал, что с Ириной творится неладное. Он хотел подлечить ее в психиатрической клинике. Но без ее согласия, это сделать было невозможно. Однажды во время очередной ссоры, он вызвал на дом психиатров и милицию, но Ирина тут же взяла себя в руки, и «скорая» уехала ни с чем. Незадолго до своей болезни, Александр Шалвович выдал нам диктофон и попросил записывать все истерики жены на пленку. Этот компромат он должен был предъявить врачам. Конечно, нам было жаль Ирину, поэтому мы заставляли ее пить успокоительные таблетки, варили настои на травах. Она говорила нам, что все пьет. Но потом все эти лекарства мы находили у нее под подушкой. А болезнь тем временем только прогрессировала».

Марина: «Возможно, ситуацию спас бы ребенок. Два года назад Ирина и Александр решили усыновить малыша. Все документы были собраны, но неожиданно их отговорили. Напугали, что у ребенка из детского дома может быть дурная наследственность».

Екатерина: «Ранее мы не хотели говорить, какие еще проблемы преследовали Ирину, но теперь уже нет смысла скрывать. У Ирины были проблемы с алкоголем. На даче она постоянно делала настойку из ягод и солила помидоры на водке, чтобы съесть и сразу опьянеть. Хозяйством она практически не занималась. Просыпалась утром, выпивала чашку кофе и садилась за компьютер. Гостей в доме почти никогда не было. С нами она обращалась странно - запрещала подрабатывать где-либо и заставляли всегда находится при ней. Бывало сидишь с ней до 5 утра и выслушиваешь бесконечные рассказы о плохих подругах. Если мне удавалось прикорнуть в 12 часов ночи, то через три часа Ира меня уже будила: «Пора гулять и готовить еду Одену». Она как будто издевалась за нами. Например, могла отправить меня за лекарствами, а когда я возвращалась домой, то тут же давала новые указания - пойти за продуктами. Таким образом, в течении дня я могла раз по десять бегать в магазин».

Екатерина: «Недавно семейный адвокат Пороховщиковых Сергей Жорин опубликовал в интернете любовные письма Ирины и Александра Шалвовича к друг другу. Эти послания были найдены в их особняке на Арбате. Тогда народ поверил — у них была неземная любовь! Но Жорин забыл указать, что этим посланиям больше 20 лет! В последнее время, мы были свидетелями, как Пороховщиковы унижали, оскорбляли друг друга.»

Марина: «Однажды Ирина поругалась с Александром Шалвовичем по поводу денег. Он тогда страшно разозлился и уехал на дачу. А позже Ирина сказала мне: «Он забрал все деньги, даже Одену ничего не оставил на питание». Тогда я вспомнила, что когда Пороховщиков уходил, в руках он держал розовый пакет. От услышанного Ирина пришла в бешенство! Она кричала, что в том пакете были все их сбережения. Она говорила, про сумму в 9 млн рублей. А потом актер заболел и про деньги все забыли. Куда пропала та сумма — никому неизвестно. Говорят, на даче после смерти Ирины побывала двоюродная сестра Пороховщикова... Кстати, именно эта сестра, когда Александр Шалвович попал в больницу, пыталась отобрать у нас ключи от его автомобиля. Зачем они были ей нужны?...»

Екатерина: «Где-то около месяца назад мы с Мариной прогуливались около особняка Пороховщикова на Старом Арбате. Заметили, что в его доме настежь распахнуты форточки и окно. А позже нам поведали, что в одной комнате прорвало трубу, затопило часть дома, и вода протекла на цокольный этаж. Мы сообщили об этом адвокату Жорину, он в свою очередь рассказал племяннице Пороховщикова Наташе, которая считается первой наследницей. На днях мы снова оказались около того дома. Там все осталось без изменения. Кому теперь нужно сохранять то, что так долго возрождал Александр Пороховщиков?»



Партнеры