Депутаты взялись за оружие

Оружейная палата встанет на учет в МВД, а ее коллекции утратят историческую ценность

13 июня 2012 в 16:52, просмотров: 9748

Видели вы когда-нибудь оружие, которое стреляет патронами? Наверное, нет. Потому что оружие стреляет пулями, снарядами, ядрами, дробью, картечью. А патронами оно заряжается. Но депутаты Государственной думы — среди которых, кстати, немало военных, — похоже, не в курсе таких тонкостей. Недавно они приняли во втором чтении поправки к Закону «Об оружии», в которых черным по белому дается следующее определение: «Старинное (антикварное) оружие — огнестрельное, метательное и пневматическое оружие, изготовленное до конца 1899 года (за исключением огнестрельного оружия, изготовленного для стрельбы патронами), а также холодное оружие, изготовленное до конца 1945 года».

Депутаты взялись за оружие
Рисунок Алексея Меринова

«Оружие, изготовленное для стрельбы патронами» — это, понятно, ляп. Его легко исправить, но он характеризует пофигистский подход депутатов к работе. Очевидно, что никто из них, включая членов ответственного за поправки Комитета по безопасности, не удосужился хотя бы их прочитать.

А если бы прочитали и вникли, возможно, не стали бы голосовать за этот документ, повергший в шок все музейное сообщество, коллекционеров, экспертов, а заодно и милицейское начальство, отвечающее за контроль за оборотом оружия в стране.

Оружие заряжали патронами с XVI века. Если поправки, за которые проголосовали депутаты, будут приняты, все ружья и пистолеты, выставленные сейчас в музеях, в частности в Оружейной палате, которые заряжаются патронами, выйдут из разряда исторических ценностей. Их оборот должен будет регулироваться Законом «Об оружии».

Экспонирование, покупка, продажа, ввоз-вывоз, транспортировка антиквариата — все это будет возможно только по лицензии МВД. Такой же, какую сейчас получают охотники и спортсмены.

Лицензионно-разрешительная служба МВД, как уверяют наши источники, в ужасе от такой перспективы. Им придется менять всю систему работы, потрошить музеи, разыскивать коллекционеров и граждан, у которых в семье хранится старинное оружие, изымать его, куда-то передавать на хранение — или, может, уничожать, раз закон не признает за ним исторической ценности?

В не меньшем ошеломлении — экспертное сообщество. «Из понятия „старинного (антикварного) оружия“ выводится огромная группа ценнейших исторических памятников огнестрельного оружия ХVI—ХIХ вв., составляющих национальное достояние и хранящихся ныне в музейных и частных коллекциях, — говорится в обращении экспертов по культурным ценностям Министерства культуры. — Кроме того, в контексте нового закона в понятие „старинного (антикварного) оружия“ не входят многоствольные, казнозарядные, магазинные ружья и пистолеты ХVI—ХVII вв., сложные оружейные конструкции охотничьего оружия ХVIII в., прославленные разработки русских и иностранных оружейников ХIХ столетия».

Ребенку ясно, что это все — антикварное оружие. Но по новому закону оно переходит в разряд «гражданского» со всеми вытекающими последствиями, вплоть до уголовной ответственности за неузаконенный оборот.

Туда же отправляется современное декоративно украшенное оружие, которое объективно является пускай не исторической, но культурной ценностью. «Гравюры на стали мастеров Златоуста — гордость страны, — считает Елена Тихомирова, эксперт Министерства культуры. — Международное сообщество принимает златоустовские вещи на ура. Но приобретение их шашек, сабель, кинжалов по новому закону также будут подлежать лицензированию в МВД. И это очень быстро погубит и рынок, и само ремесло».

Поправки принимаются ради благих побуждений — ради заботы об общественной безопасности. Но когда проявлять такую заботу берутся некомптенентные и незаинтересованные люди, она превращается в издевательство над здравым смыслом.

Ради этой заботы Госдума готова уничтожить огромный пласт культурного и исторического наследия нашей страны. Музеи потеряют бесценные коллекции, которые никогда уже не будут восстановлены. Частные коллекционеры лишатся своих собраний. Неприкосновенность частной собственности в очередной раз будет попрана. Весь мир увидит, что в России нельзя вкладывать деньги не только в экономику, но и в историю и в культуру.

«Одна только угроза принятия нового закона нанесла России непоправимый ущерб, — уверен эксперт Минкультуры по холодному и огнестрельному оружию Алексей Клишин. — Из-за его негативного содержания уже вывезено за рубеж несколько частных коллекций антикварного оружия. По уровню они сопоставимы с коллекцией Государственного Тульского музея. Потерять несколько „тульских коллекций“ — это много или мало? Для страны такой ущерб неоценим ничем».

Потери, которые принесет новый закон, колоссальны. А приобретения не то что малы — они даже не видны. «Не существует никакой статистики, из которой бы следовало, что из кремневого или фитильного ружья кто-то кого-то застрелил, — говорит Тихомирова. — И не может ее быть. Ведь такое оружие предназначено совсем для другого».

Эксперты уверены, что большая часть антикварного оружия в силу возраста и износа конструкции просто непригодна к выстрелу. Поэтому их общественная опасность — нулевая вне зависимости от их типа, вида и используемого патрона.

«Давая определение антикварному оружию, нужно ориентироваться не на унитарный патрон, а на тип пороха, вид пули и граничную дату выпуска/принятия на вооружение, — считают специалисты. — Антикварное оружие, свободный оборот которого возможен при наличии экспертных заключений Министерства культуры России о признании культурной ценностью, должно быть разработано под черный (дымный) порох, свинцовую безоболочечную пулю и выпущено до 1900 г.».

Эти характеристики — самые объективные критерии, по которым можно и нужно отличать антикварное оружие от современного. Экспертное сообщество именно их и предлагало внести в новый закон. Обсуждение продолжалось несколько лет, разработчики закона тоже склонялись к критерию черного пороха, компромисс, казалось, был найден, и вдруг — как гром среди ясного неба — принятие абсурдного варианта «унитарного патрона» во втором чтении!

Одно голосование — и огромная часть истории материальной культуры летит к черту. Было в стране старинное оружие — теперь не будет.

Кому это надо? Эксперты не знают. Скорее всего, никому.

Как ни крути, но не просматривается в этой дикой истории никакой дьявольский замысел. Видно другое: недалекость, безответственность и пофигизм.





Партнеры