Дом отдыха от государства

Репортер «МК» устроилась в санаторий Управделами Президента РФ

14 июня 2012 в 23:27, просмотров: 10820

Как умеют отдыхать обычные россияне — без преувеличения, весь мир в курсе. Но вот как проводят досуг конкретно «слуги народа», достоверно не знает никто. Сами они дают понять, что даже на отдыхе думают о делах. А ну как проверим?

И ведь чтоб своими глазами увидеть, как релаксируют государственные мужи, далеко ехать не надо. Рядом с Москвой, в каких-то 3 км от Ленинградки, фактически в лесу прячется тот самый нужный нам дом отдыха. Здесь среди сосен, на берегу речки ловят рыбку депутаты, жарят шашлыки сотрудники президентской администрации… Да и не только они. Чтобы выяснить, в какой компании и как именно восстанавливает нервные и прочие клетки чиновный люд, спецкор «МК» поработала директором дома отдыха «Планерное» Управления делами Президента РФ.

Дом отдыха от государства
фото: Ева Меркачева
«Сегодня здесь я начальник». Корреспондент «МК» за работой.

В обнимку с деревом

Со мной, как говорится, все ясно, но почему на этот эксперимент решился настоящий директор дома отдыха? Думаю, из любопытства. Интересно было посмотреть, как я с этим хозяйством справлюсь и какие у меня будут впечатления. Почему «добро» на мое «трудоустройство» дало Управление делами Президента РФ? Думаю, чтобы показать, что от народа им скрывать нечего. Оно и правильно.

Как бы там ни было, я сегодня — директор «Планерного». Константин Корниенко освободил мне свое кресло, скромно заняв кабинетик по соседству, чтобы в случае чего подсобить словом и делом. Признался, что зарплата у меня как директора будет небольшая (43 тысячи в месяц) и персональный водитель мне не полагается (потому как он предпочитает ездить за рулем сам).

фото: Ева Меркачева
А настоящий директор дома отдыха Управления делами Президента наслаждается видами с балкона.

Я прошу предоставить отчет — сколько и каких гостей тут у меня. Депутатов Госдумы четверо. Вроде как они здесь временно живут, пока в их служебных квартирах ремонт. Ездят на работу прямо отсюда. Везучие же! Описать словами здешнюю атмосферу трудно, но это и впрямь удивительное место. Воздух пьянит, из окна смотришь — лес дремучий. А тихо как! Большинство тех, кто сюда приезжает, как раз ищут тишину и покой. Нарушают ее разве что другие гости, но это отдельная история.

Итак, есть депутаты, есть сотрудники аппарата правительства, Администрации Президента и пр. Они проводят здесь в основном праздники и выходные дни. Все желающие поголовно?

— Э нет, просто так они сюда заехать не могут, только по путевкам, квотам, — объясняют мне «подчиненные». — Есть госзаказ. И мы не можем его ни недовыполнить, ни перевыполнить. А чтоб путевку получить, человек пишет заявление начальнику, тот в отдел кадров, затем в УДП, и там уже решают — дать путевку или нет.

Министры... Нет, министры и первые лица здесь не отдыхают, а только приезжают иной раз на различные конференции (здесь их часто проводят). По этикету, что ли, не полагается? Не знаю. Знаю лишь, что они, как правило, отдыхают на госдачах.

Но я отвлеклась. Дом отдыха место демократичное — в соседних номерах могут расслабляться, скажем, депутат и уборщица. А что? Работникам низшего звена УДП путевки полагаются точно так же и в том же объеме. Факт. И все они живут в одинаковых номерах.

— Гостя из номера в лесопарке нашли, — прерывает мои размышления звонок.

— Мертвого?

— Да сплюньте. Спит он. Видимо, гулял по лесу, расслабился, прилег у дерева и заснул. Будить?

— Не надо. Пусть сливается с природой. Я бы сама сейчас на травке зеленой вздремнула... Но через часок-другой вы этого товарища проверьте. А то мало ли...

Буду считать, что справилась с первым серьезным делом. Кстати, гости частенько в лесу релаксируют. Бывает, всю ночь возле какого-нибудь деревца проведут... После этого с утра как огурчики свеженькие — видимо, избавились от негативной энергии. Некоторые на трезвую голову гуляют по периметру и сосны-ели обнимают (к сведению, теперь уже научно доказана польза этого ритуала — особенно помогает при умственных заболеваниях и депрессии). В доме отдыха нет никаких тебе грязевых ванн, массажных и прочих медкабинетов. Только природа. Лучший доктор, между прочим.

На крючке у чиновника

— Тут группа товарищей хочет на две недели остановиться, требуют скидку большую к коммерческой цене, — звонит администратор. Я бегом к Корниенко.

— Обычное дело, — успокаивает он. — Требование скидок — это теперь у нас национальный вид спорта. Вы им скажите, что тут-де не базар, торговаться нельзя. За комфорт и безопасность, а она здесь на высочайшем уровне, надо платить.

Торговаться пытаются не те, что по квотам (они и так оплачивают всего 20% от стоимости — куда уж дешевле?), а обычные граждане. Их ведь тут тоже принимают. Кстати, они составляют львиную долю отдыхающих. «Подчиненные» мне говорят, что депутаты и чиновники — «тихие» на фоне остальных. Вот взять летчиков, которые здесь постоянно останавливаются целыми экипажами. Веселый они народ, заводной! Могут ночью в футбол начать играть. Или устроить соревнования — кто больше выпьет, кто громче споет. Сейчас в доме отдыха несколько десятков авиаторов, и от них в любой момент можно сюрпризов ждать.

— Там компания наших гостей шашлыки жарит в неположенном месте, — отчитывается помощник. — На наши предупреждения не реагируют.

Мы к ним. Озорные дядечки после наших увещеваний перемещаются на специально выделенную площадку, где все оборудовано с точки зрения пожарной безопасности. Мы с Корниенко, пользуясь передышкой, стоим на берегу речки, любуемся пейзажами. Опа! Кто-то из номера с удочкой вышел. А рыба внизу прямо кишит!

— Тут недалеко форелевое хозяйство, — говорит Константин Владленович. — Там есть преграда. Форель-то к нам от них не уходит, а корм просачивается. Вот у нас рыбы столько и развелось. Она наглая, ленивая и совершенно не клюет. Но мы для желающих порыбачить специальные помосты сделали.

Бултых в воду! — народ купаться начал, игнорируя таблички с запрещающей надписью. Собственно, а почему бы нет?

— Не можем гарантировать санитарную безопасность, — поясняет Корниенко. — Проточная река, что тут может завестись — один бог знает. Течение медленное, вода зарастает (хоть мы периодически чистим), так что можно еще и в водорослях запутаться. Я вот лодочнику указание дал все время смотреть за обстановкой и в случае чего спасать утопающих. А тут недавно знаете какая история приключились? Я стоял вот так же на берегу. И вдруг — из реки стали вылезать люди в черных костюмах и масках!

— Диверсанты? На слуг народа покушались?

— Не-е-т, дайверы оказались. Нечаянно заплыли. Они потом так же строем в воду и зашли, как вышли. Под прицелом взглядов шокированных отдыхающих.

Узнаю, что бассейна в доме отдыха нет. Здание было по заказу ЦК КПСС построено еще в конце 70-х без всяких изысков. А вообще у «Планерного» интересная судьба. В лихие 90-е его отдали в аренду, и оно в то время стало фактически местом для криминальных сходок. И сейчас в Интернете можно найти воспоминания о тех темных временах, когда здесь черт знает что творилось. А потом Управделами президента «Планерное» себе вернуло, и теперь тут одна «крыша» (зато какая!) — кремлевская. Год назад УДП сделало капитальный ремонт, и «Планерное» поменяло свой статус — из отеля стало домом отдыха.

фото: Ева Меркачева
Из этого номера только что выехал высокопоставленный чиновник. За собой не убрал.

Голые и смешные

Возвращаюсь в кабинет. Помощники докладывают, что есть договоренность насчет проведения в «Планерном» выездного совещания мэрии Москвы. Еще обговаривают детали проведения научной конференции судебного департамента. С этими все будет просто. Поставить трибуну, пару баннеров, и все. Зато доход будет немалый — ведь все подобные мероприятия проводятся на коммерческой основе.

Золотая молодежь тут на днях день рождения отмечала в стиле пионерлагеря. Все гости — в пилотках и пионерских галстуках. Началось торжество с поднятия флага под звуки горна. Корниенко к креативу (кстати, он одновременно является и директором конгресс-парка «Волынское») относится философски — делайте что хотите, только стены не ломайте и не мешайте отдыхающим. А другие гости, между прочим, любят, когда солидные клиенты сюда «звезд» привозят на свои посиделки. На «Банд’Эрос» вон сколько поглазеть приходило. Но больше отдыхающим нравится встречать свадьбы. Они здесь чуть ли не каждую неделю. Администратор при мне договаривается насчет очередной. Клиент хочет подъехать эффектно.

— А как именно? У нас ведь все было — и на воздушном шаре жених с невестой прилетали, и на вертолете, и на лошадях (кстати, не советуем — в последний раз невеста упала и ногу сломала), на ретромобилях. Вот на подводной лодке только не было. Ну, так как будете?

У нас тем временем проблема нарисовалась: горничная отказывается идти на шестой этаж, потому как там голые баскетболисты по коридору ходят, друг к другу в гости заглядывают. Почему голые — у них самих спросить как-то неудобно. Может, это тоже способ релаксации. Да и в правилах запрета на «ню» не предусмотрено. Так что просим горничную не нервничать понапрасну и обождать — может, «голохождение» сейчас прекратится. Тем не менее предупреждаю службу безопасности. А горничные вспоминают недавний случай, когда мужчина свою девушку из номера выставил в два часа ночи в чем мать родила, а ее вещи с балкона шестого этажа выбросил. Сам дверь запер и ни на звонки, ни на стуки не реагировал. Бедолажку на ресепшне согрели. Охранники кое-что из ее одежды нашли. Все думали, что утром жених оттает. Фигушки! Пришлось ее, всю в слезах, на такси посадить и домой отправить.

— Буквально на днях был большой заезд гостей, — говорит Корниенко. — Целый автобус. Они все в холле стоят, регистрируются. Вдруг лифт открывается, а там совершенно голый человек. Все глаза вытаращили, пялятся на него, а он слова вымолвить не может... Охрана подбежала, от чужих глаз его укрыла. Оказывается, дверь в номере захлопнулась.

— А почему он вообще из номера голый выходил?

— Это никому не известно. Тут много необъяснимых вещей бывает. Люди разные, по-разному отдыхают. Горничных мы специально набрали опытных, не самых молодых, чтобы они могли гостей на место поставить.

Какой-то гость требует директора. Кричит-ругается, что с него деньги взяли за парковку (бесплатно она ему и не полагалась). Смотрю — а машина у него стоимостью в три миллиона, не меньше, а он за 150 рублей прямо убивается.

Со странными клиентами тут научились мастерски разбираться. На днях во время банкета один товарищ на фоне всеобщего веселья стал к гостям цепляться. Вызвали «докторов в погонах». Те увезли, а потом обратно привезли. В итоге пришлось самим гражданина изолировать — закрыть в номере до утра.

Смотрим и глазам не верим: из лифта мужчина выходит в лыжном костюме, в шапочке. За ним женщина с лыжами и лыжными палками. Может, у нас галлюцинации? На улице ведь +25. Я за ними, думаю, надо посмотреть, что будет. Они на улицу вышли. Мужчина лыжи надел и стал имитировать, что едет. А там в стороне компания стоит и от смеха покатывается. Потом выяснилось — он им проспорил.

«Урну нам Сережа подарил»

— Что с урной-то будем делать? — загадочно улыбается администратор.

— С какой такой урной?

— Вчера гости одного из мероприятий «на память прихватили», когда уезжали. Урна прямо на входе стояла, они ее вырвали, погрузили в машину и увезли.

фото: Ева Меркачева
Эту урну пытались украсть как раритет.

— Зачем?

— Неизвестно. Один кричал: «Эту урну мне Сережа подарил».

— Какой Сережа?

— А кто ж его знает?! Так что с урной делать будем? Вернуть бы как-то надо.

Нашли телефон организаторов мероприятия. Звоним. Говорим, дескать, нехорошо получилось. И ведь все это камеры видеонаблюдения зафиксировали — смешной сюжет с похищением урны может попасть в YouTube... И лица там узнаваемы.

Через час урну нам привозят обратно на машине со снятыми номерами. Извиняются искренне, говорят, что просто пошалили.

Вообще одна из главных бед дома отдыха — воровство государственного имущества. Хотя тут политкорректно такие случаи называют «оплошностями» или «злоупотреблениями» гостей. «Плошают» чуть ли не ежедневно. Тянут все что можно. Халаты и полотенца не в счет — тут уже воспринимают как само собой разумеющееся, когда гости их вроде как на память (они с логотипами) прихватывают. Но вот зачем со стены постеры и картины снимать? Тем более что в сумку их не положишь, да и охранник на входе обязательно заметит. Или зачем кадушки с фикусами тащить? А огнетушители?

С другой стороны, гости через одного забывают свое, «родное» в номерах. Почему-то особенно часто обручальные кольца. Видимо, их снимают, потому как мешают расслабляться и «сонастраиваться» с природой.

Подзарядки, мобильники, ноутбуки, кредитки, паспорта — это понятно. Но как, скажите, можно забыть сразу ВСЕ? А такое было. Один гость пошел на пресс-конференцию, а оттуда под впечатлением сел на такси, в аэропорт, и прощай, Москва-матушка! В номере осталось все — от зубной щетки до чемодана. Смешно бывает, когда отдыхающий зимой в лютый мороз без сапог, в одних тапочках, из дома отдыха отчаливает. Или вот когда пилоты свою форму забывают. В чем они за штурвалом сидят, интересно? Что самое забавное — не звонят, не спрашивают. Одна девушка забыла колечко, и когда приехала через год на конференцию, не поверила даже, что оно сохранилось.

— О, а там что такое? — интересуюсь у администратора, показывая на большой темный целлофановый пакет.

— Костюмчик последний модели, дорогущий. Видите, у нас уже из шкафов забытые вещи вываливаются. Списываем их раз в год. Не храним только носки и трусы. Уж извиняйте, дорогие гости. Кстати, про трусы тут как-то спрашивали. Мол, забыли, верните. Представляете? А вот мобильником последней модели никто не поинтересовался.

фото: Ева Меркачева
На складе забытых вещей чего только нет!

А мне тем временем начальник номерного фонда принес анкеты гостей (их собирают горничные). Это такие листовки, где отдыхающие пишут свои отзывы. Большинство — душевные, читать приятно. Но есть и с претензиями. «Почему нет вайфая в номере?» и «Почему заблокирован доступ в социальные сети у вайфая в фойе?»

— А правда, почему нет-то? — набираю инженера. Тот в ответ, дескать, планируется в ближайшее время, но вообще еще и политика такая — чтобы гости не сидели в номерах в Интернете, а гуляли по территории, видами наслаждались. А на ресепшне соцсети заблокированы, чтоб персонал там не сидел.

Читаю дальше. «Хотелось бы увидеть одноразовую мочалку». «Отсутствует музыкальное сопровождение». Даже не знаю, что тут ответить... А вот еще забавные: «девушка на ресепшне еле двигалась» и «персонал нужно взбодрить!».

Начальник номерного фонда рассказывает, что по смешливости отзывы не сортирует. А зря. Вспоминает, как зимой в один день несли два бланка. На одном: «Жалко, что у вас нет лыжни». На втором: «Какая прекрасная лыжня!» Будто в разных местах люди отдыхали...

В моих руках очередной отзыв — прямо крик души: «Охранник не пустил моих гостей и не дал им машины припарковать! Отдых был безнадежно испорчен».

— А в чем, собственно, тут дело было? — начинаю выяснять.

— Так гости отказались паспорта предоставлять. А у нас жесткое правило — вход только по паспорту. Мы вон недавно известного хоккеиста даже не пустили без документов, а вы говорите... Он всю ночь самому министру внутренних дел названивал.

«Трюк» с паспортом отлично действует на девушек «нетяжелого поведения». По идее, ведь к себе в номер отдыхающий может пригласить кого угодно, только бы тот паспорт показал. Но дамы этой категории почему-то не хотят красную книжицу на ресепшне демонстрировать. И уходят в печали...

А у меня хороший, однако, выдался денек! Полный впечатлений! Наверняка тут ночью еще много работенки, но директор в доме отдыха не ночует, так что и я не буду отступать от правил. А то еще «подсижу» Корниенко, проявив излишнее рвение. Шутка. Я ему в благодарность предложила денек побыть журналистом. Сразу не решился. Ну, ничего. Мы еще обменяемся с кем-то из чиновников рабочими местами. Но это будет уже совсем другая история.





Партнеры