Бедные дети богатой страны

Матери и тяжело больному ребенку не на что жить — их кормят в больнице

18 июня 2012 в 16:22, просмотров: 10683

Я вернулась из Страсбурга и поняла, что следующую «Соломинку» смогу написать только после того, как Павел Митичкин выпишется из больницы. Прошло 43 дня. Он все еще там, но Пашина мама, Екатерина Николаевна, сообщила мне, что скоро они, даст бог, вернутся домой.

Домой — это в квартиру, которую они снимают в Страсбурге. Там у Паши любимая кровать, как у купеческой дочки, там пахнет маминым борщом — там не больница, вот что главное.

Бедные дети богатой страны
фото: Ольга Богуславская
Наталья Золочевская и ее сын Коля.

Через четыре месяца после трансплантации легких Павла поразила цитомегаловирусная инфекция. Так он снова оказался в госпитале. Это была смертельная опасность, и Екатерина Николаевна прекрасно это понимала. Она с утра до позднего вечера находилась у Паши в палате. Паша упал духом, и это была вторая опасность, ничуть не меньше первой. Когда я увидела его на этой космической кровати, со свинцовой бледностью, с безучастным взглядом и почти прозрачными руками, которыми он натягивал на себя одеяло при малейшем дуновении теплого ветерка из окна, — когда я увидела такого Павла, я впервые подумала, не скажу о чем. Это были очень, очень плохие мысли... Но Екатерина Николаевна начала хлопотать насчет чая и вела себя так, точно Павел оказался тут по недоразумению и не сегодня-завтра забудет об этом небольшом приключении. И мне стало стыдно. Я сказала Екатерине Николаевне, что она должна мне помочь в одном важном деле, и мы вышли на улицу.

На улице я объявила, что мы отправляемся за обновкой для Екатерины Николаевны — это поручение волонтера «Соломинки» Марины Куликовой. Но сначала мы пошли в кафе и долго выбирали мороженое. Екатерина Николаевна остановилась на изысканном зеленом сооружении из мяты. Как выяснилось, за время «страсбургского пленения» в кафе она оказалась впервые. Поход за обновкой описанию не подлежит. Мы выбрали красный плащ, и на сегодня это лучший плащ в мире. Я думаю, со стороны мы были похожи на дам, которым только что подарили замок на Луаре. А потом мы помчались в больницу, чтобы накормить Пашу. Больничную еду — очень хорошую — он есть не в состоянии. На этот раз он осилил неколько кусочков курицы и два ломтика арбуза.

Поздним вечером мы сидели на лавочке под кустом цветущей сирени. Я смотрела на нее и думала, почему она так часто улыбается, даже когда с последней, скрытой от всех глубины пробивается страх. Она сказала: не верю в поражение. Вот не верю и все.

Оказалось, что родом Екатерина Николаевна из поселка Тонкино Нижегородской области. И в школе, на уроках труда, шесть подруг, в том числе и Екатерина, вместо положенных уроков шитья решили пойти учиться работать на тракторе. Все у них получилось, и после школы она осталась работать в совхозе трактористкой. Сначала это был маленький трактор Т-25, потом «Беларусь». Пахали, сеяли, косили, сушили. Про этих девочек писали в газетах. А потом Екатерина заняла первое место в соревновании по пахоте, на что очень обиделись все деревенские мужчины. В 1981 году уехала в Мурманск за другой жизнью, вышла замуж, в 1983 году родился первый сын Игорь, через год — Паша. В 1985 году Игорь умер от хронической пневмонии. После его смерти обследовали Пашу, тогда и выяснилось, что у него муковисцидоз. Судьба не оставила выбора. Поэтому она и идет на том своем юношеском тракторе по бездорожью — напролом. Многие в такой ситуации сломались бы, и никто им не судья. А Екатерина Николаевна выстояла.

фото: Ольга Богуславская
Мама Павла Митичкина, Екатерина Николаевна, в том самом плаще.

■ ■ ■

Амине Золоевой 7 лет. На лице у нее маска и видны только лучистые глаза. Приехала она из Владикавказа. Уже два года они с мамой находятся в московской больнице. У ребенка сверхтяжелая апластическая анемия. Ситуация критическая: помочь может только трансплантация костного мозга, но нет донора. Никто из семьи не подошел, а единственный потенциальный донор живет в Италии. Если ничего не получится, остается один выход: трансплантация костного мозга от матери. Но так как это будет неполная совместимость с донором, придется проводить предварительную обработку костного мозга матери, чтобы предотвратить так называемую реакцию трансплантата против хозяина — РТПХ. Но это будет операция отчаяния. В семье пятеро детей. Старшему, Георгию, 19 лет, а младшей, Малике, пять. Отец, Тотраз Золоев, работает на двух работах. Маленькие дети находятся на попечении его матери, у которой болезнь Паркинсона. Кроме того, в семье еще два инвалида. Мама Амины просит помочь воссоединиться с семьей. Если она будет донором для Амины, и за ребенком, и за ней потребуется постоянный уход. Она сказала: я понимаю, что это скорее всего невозможно, но вдруг сбудется?

Если в Москве есть человек, который может помочь снять для этой семьи угол на краю города или в Подмосковье, отзовитесь.

фото: Ольга Богуславская
Амина Золоева с мамой.

■ ■ ■

У Натальи Золочевской двое детей. Старшему, Жене, 18 лет, а Коля на три года младше. На десятый день жизни ребенка выяснилось, что у него внутриутробная инфекция. На первом году жизни он пять раз перенес пневмонию, и в сентябре 1998 года, то есть в год и десять месяцев, Коле была установлена инвалидность по бронхиальной астме.

А потом судьба начала испытывать мальчика на прочность. Кроме тяжелой гормонозависимой астмы у него хронический панкреатит, дисплазия соединительных тканей, рецидивирующие синкопальные состояния — Коля внезапно падает, и в конце марта ему предложили оформить инвалидность по сердечному заболеванию. Но и это еще не все. Сейчас главная проблема: холероподобный синдром и многочисленные острые язвы желудка. Жизнь мальчика поддерживается только благодаря круглосуточному внутривенному питанию. Он третий месяц находится в боксе и не в состоянии выходить на улицу.

В московской больнице Коля с мамой живут уже четыре месяца. И в ситуации, которая уже давно не поддается описанию, Наталья Золочевская осталась без средств к существованию. Квартира у них в Белгороде. Там она работала кассиром в супермаркете. Но такие работники никому не нужны, и никаких денег она давно не получает. Муж живет своей жизнью — предстоит развод. Старший сын Женя учится в медучилище. Говорят, что ему нужно поступать в медицинский институт. Он отличник и к тому же очень сердечный человек. Наталья день и ночь думает, где взять деньги на его скромное пропитание. Перебиваются за счет бабушкиной пенсии. Помогает крестная, она выкраивает тысячу-две в месяц. Недавно получила денежный перевод от Людмилы Порохиной, которая тоже лежала в этом отделении с тяжелобольной дочерью. И 3 тысячи на днях прислала из Мурманска другая подруга по несчастью, Наталья Безрукова. Она отправила их Жене, которому отец дает деньги только на проезд.

И получается, что Наталья Золочевская и ее тяжелобольной сын Коля вычеркнуты государством из всех списков. Единственный доход — Колина пенсия. Жить на нее невозможно, одеть-обуть двоих сыновей — тоже. Сама Наталья Николаевна давно ходит в одежде с чужого плеча. А где же соцзащита, опека, где все эти государственные программы поддержки малоимущих и идущих ко дну, о которых со слезами на глазах рассказывают наши исхудавшие от непосильного труда депутаты? Гражданка России, 36-летняя мать тяжелобольного ребенка осталась без средств к существованию, потому что не может бросить сына и живет с ним в больнице. Выходит, именно за это преступление государство приговорило ее к медленной погибели?

■ ■ ■

И последнее. В РДКБ проходит лечение 10-летняя Лена Землякова с диагнозом «цирроз печени неясной этиологии». Ребенку требуется трансплантация печени. Донором будет ее мама Татьяна Юрьевна. Земляковы живут в Улан-Удэ. В перерывах между лечением мама отвозит Лену домой. Но по дикому закону — в случае если от больницы до дома можно добраться на поезде, государство оплачивает только железнодорожные билеты. Для Лены Земляковой каждое такое «путешествие», которое продолжается больше четырех суток, может стать последним. В семье трое детей. Папа военный, а мама не работает, потому что ухаживает за ребенком-инвалидом. Оплатить авиаперелет из Улан-Удэ Земляковы не в состоянии...

■ ■ ■

Благодарим нашего удивительного волонтера Александра Сучкова, маму и сына Куликовых, Светлану Климову, Юлию Белову, Зинаиду Марченко, Светлану, Игоря Сергеевича, Наталью Остермайер, Ольгу, Таисию и всех, кого не сумели назвать.

Звоните нам по телефону: 665-72-72, доб. 74-66, 74-64.

E-mail: Letters@mk.ru (с пометкой «Соломинка»)



Партнеры